Экономика – как обеспечить ее рост

16 Июля 2015
Вестник_№2_2015
Автор: Р.И. Нигматулин

Наша экономика имеет целый ряд пороков, часть из которых на слуху, а часть – еще не усвоена общественным сознанием. Ученые обязаны дать свои оценки. При этом, не поддакивая правительству, мы не имеем права требовать свержения власти. Наоборот, мы должны власть охранять и по возможности ей помогать. Но все обстоит еще хуже, ибо дело не только в правительствах.

Вот мнение Стива Форбса , главного редактора знаменитого журнала «Форбс», которое он опубликовал в передовой статье «Нездоровый пациент, некомпетентный врач» в январском номере 2015 г.: «Поразительная неспособность экономистов и политических лидеров оценить, чем сегодня болеет большинство экономик, и назначить правильное лечение удручает и свидетельствует об их твердолобом отказе изучить факты и о глубинной эмоциональной приверженности фальшивым идеям. Это также показывает их умственную лень (intellectual laziness)». Далее Форбс пишет, что кризис 2008– 2009 гг. не преодолен, хотя уже пошел шестой год восстановления, и такого ущербного восстановления никогда не было.

В Японии, Бразилии, Южной Европе спад, в Германии застой, а в Китае замедление темпов роста и много «плохих долгов». В США темп роста всего 3%. С. Форбс не касается экономики России. Но, как показано ниже, здесь дела еще хуже. Уже два года идет ее падение. Ориентированная только на экспорт сырья, она не является независимой и остро реагирует на недомогание западных стран и, более того, на «капризы» их политиков. Благодаря освоению технологии добычи нефти и газа из низкопроницаемых пластов (так называемых сланцевых нефти и газа) в США сократился в 2 раза импорт нефти. Из-за этого на мировом рынке за несколько лет в 2 (!) раза упала цена нефти и другого сырья.

Сюда же добавились санкции из-за Украины. Двадцатилетнее нежелание и неспособность российской «элиты» развивать производительные силы и сойти с «нефтяной иглы» привели к падению доходов и двукратному падению курса рубля. А это приведет к значительному (в 1,5–2 раза) росту цен и обострению социальных проблем из-за недостаточной покупательной способности значительной части населения оплачивать базисные потребности – питание, жилье, транспорт, медицину.

Несмотря на накопленные в ущерб развития производительных сил резервы и стабилизационный фонд, в 2008– 2009 гг. курс рубля к доллару упал на 20%. Но уже за пару месяцев в конце 2014 г. после нескольких шоковых колебаний он упал практически на 50%, т.е. рубль по отношению к доллару и евро обесценился в 2 раза. Финансово-экономический блок России не смог сохранить доверие рублю. Хуже только в разодранной войной Украине.

В таких условиях нельзя не только способствовать, но и допустить социальную нестабильность и попытки разрушения власти. История показала, что после разрушения власти в 1917 г. и последовавшей Гражданской войны произошло разрушение уклада русской жизни и разрушение производительных сил. Россию это отбросило далеко назад.

Восстанавливали страну люди, поднятые волной революции и Гражданской войны, и, пока они учились или их сменяли специалисты, происходило много бед. Мое поколение увидело это после формально почти бескровной, но удушающей и тоже разрушительной революции (или переворота) 1991 г. Тогда к власти пришли люди с обоснованным отрицанием многих порядков старого режима, с незрелыми идеями рыночной (западной) экономики, идеализацией западной демократии и без всякого созидательного опыта. В результате многие достижения страны рухнули. Об этом подробно написано во втором томе капитально- го труда Р.И. Хасбулатова.

Угроза социальной нестабильности может возникнуть, чему могут способствовать враждебность к России западных государств после кризиса в Украине и неадекватность «антикризисного плана» российского правительства в сложившейся обстановке.

Данный план – реакция на уровне инстинктов. Снова унылый секвестр бюджета на 10% и упование на «ручное управление». Это снова тормозит развитие. Поэтому осознание жесткой критики Стива Форбса особенно актуально применительно к идейному багажу «антикризисного плана» и нынешних иерархов «экономической религии», исповедуемой в правительстве. Приведу только два напоминания Форбса, следующие из многочисленных исследований и которые следует иметь в виду носителям экономической парадигмы Правительства РФ.

Первое: большие (относительно ВВП) денежные резервы бесполезны для развития экономики, в частности производства товаров, если они не могут переходить в новые займы и кредиты, что и подтвердил нынешний кризис.

И второе: полагать, что манипулирование деньгами может обеспечить экономический рост так же глупо, как полагать, что манипулирование числом парковочных билетов может повлиять на число производимых автомобилей.

Экономика в большой степени естественная наука. Ее развитие в предстоящие годы будет определяться развитием математических методов и компьютерного моделирования. Поэтому ниже мы опираемся на цифры, чтобы понять нынешнее состояние и предложить, как его улучшить. В связи с этим напомню мысль великого философа Иммануила Канта: «Любая концепция о природе постольку научна, поскольку в ней есть математика». Именно поэтому ниже мы опираемся на цифры, чтобы понять нынешнее состояние и предложить, как его улучшать.

Аномальное преобладание сырья в экспорте России

Наш экспорт на 92% состоит из сырья и полусырья: нефть, газ, нефтепродукты, уголь, руда, металлы, удобрения, древесина, целлюлоза. Доля стоимости обработки сырья у нас очень мала. В приведенные 92% не входит экспорт зерна, хотя это тоже полусырье.

Более того, сейчас мы в России производим зерна меньше, чем в 1980-е годы, но экспортируем его. Дело в том, что у нас в 3 раза сократилось поголовье скота, поэтому сократилась потребность в кормовом зерне. А именно кормового зерна нам не хватало во времена СССР. Кроме того, раньше Россия поставляла зерно на Кавказ, в Среднюю Азию и Прибалтику, и это считалось внутренним рынком. А сейчас вся эта масса зерна относится к экспорту. Для питания населения и обеспечения животноводства нужно иметь 1 т/(чел.×год) зерна, т.е. на всю страну 145 млн т в год, а мы производим только 90–100 млн т в год.

Сокращение машиностроения и потребления энергии

Выше уже отмечалось, что за последние 25 лет в России сократилось потребление энергии, потому что рухнуло (именно рухнуло) машиностроение.

В «брежневское» время у нас производилось 1700 военных и гражданских самолетов в год, а сейчас – порядка нескольких десятков. Мы летали на собственных гражданских самолетах (Ту-104, Ту-154, Ил-62, АНТ-24 и др.). А сейчас мы все самолеты покупаем. Недавно усилиями наших авиастроителей был создан и освоен самолет «Сухой Суперджет 100», что смягчает ситуацию, но лишь в малой степени.

Во-первых, это только ближнемагистральный самолет.
Во-вторых, конструкторы были вынуждены использовать значительную часть деталей зарубежного производства. А самолетостроение – это высочайшие технологии, и мы их теряем.

Кстати, в 1989 г. в России перевозили 140 млн пассажиров в год, а в 2006 г. – всего 37 млн. В последние годы их стало 84 млн. А в США около 800 млн. Там весь средний класс систематически летает на самолетах, потому что в США для этого достаточная зарплата.

Пока простой учитель, инженер, агроном со своей семьей не сможет на свою зарплату хотя бы раз в год слетать на самолете в отпуск, не нужно нам много самолетов. Потому необходима сбалансированная зарплата среднего класса, достаточная, чтобы увеличить спрос на авиаполеты, что возможно пока только за счет уменьшения сверхдоходов богатых. А без этого много самолетов нам не нужно, и их «проще» купить у иностранных фирм. Это беда, потому что падает спрос на высококвалифицированных специалистов, инженеров и рабочих, снижается интеллект народа.

Падение объема и эффективности инвестиций

Россия перешла на рыночную экономику с целью ее обновления, привлечения инвестиций и повышения их эффективности. Ни одна из этих целей не достигнута, что следует из табл. 1. Доля валового внутреннего продукта (ВВП), идущая на обновление производства, т.е. на инвестиции в основной капитал (ИОК), упала на 20– 30%. Упала и эффективность инвестиций.

При советской власти на 1 руб. ИОК мы имели рост ВВП на 4,2 руб., а сейчас всего 2,7 руб. Хуже нас только в Украине, у них совсем плохо – 1,95 руб. Относительно небольшая доля ИОК в странах Европейского союза и в США объясняется развитостью их инфраструктуры, в частности транспорта, дорог, и им нет необходимости много тратить на инфраструктуру. А в России инфраструктура сформирована недостаточно, и для ее развития необходимы значительные инвестиции.

Таблица 1. Доли инвестиций в основной капитал (ИОК) в валовом внутреннем продукте (ВВП) и отношение прироста ВВП (ΔВВП) к приросту ИОК (ΔИОК

Падение валового внутреннего продукта

Для нашей экономики наступили более тяжелые времена. Уже с 2013 г., еще до санкций Запада против России, началось падение нашей экономики, хотя проправительственные экономисты и Росстат утверждают, что в эти 2 года происходил рост ВВП.

Великий экономист, нобелевский лауреат Василий Васильевич Леонтьев , который в конце 1920-х годов уехал в Америку и работал в команде Франклина Рузвельта по преодолению кризиса, говорил: «Хочешь узнать, растет у тебя промышленность или экономика, – посмотри, растут ли потребление электроэнергии и объем грузоперевозок».

Это же утверждал еще один выдающийся русский ученый П.Л. Капица.

А теперь посмотрите на табл. 2 и сравните расчет Росстата и расчет по балансу.

Таблица 2. Изменения показателей экономики России за 2013 и 2014 гг.
Структура российской экономики такова, что относительное падение (срΔЭ = ΔЭ/Э < 0) или рост (срΔЭ > 0 ) электропотребления (Э) связан с относительным падением или ростом ВВП ( срΔВВП=ΔВВП/ВВП ), между которыми имеется следующее соотношение:

Это соотношение по своей сути является агрегированным (интегральным) балансом по всем отраслям экономики и сферам потребления. Оно было установлено Б.И. Нигматулиным на основании анализа статистических данных за последние 25 лет*. Для того чтобы при падении электропотребления (срΔЭ < 0 ) был возможен рост ВВП (срΔВВП > 0 ), необходима структурная перестройка производственной и коммунальной сферы, в частности, масштабные мероприятия по энергосбережению, для чего нужны большие инвестиции.

Такой позитивной перестройки за последние 25 лет не было и в ближайшие годы не предвидится. Для других стран такой баланс также справедлив, но с другими значениями коэффициента эластичности k, зависящего от структуры экономики, в частности от доли производств с высоким потреблением электроэнергии и уровня энергосбережения.

Как и элементы матрицы производственных затрат в межотраслевом балансе В.В. Леонтьева, он может меняться со временем, но только в связи со струк- турными изменениями производительных сил. Таким образом, данные Росстата о росте ВВП в 2013 и 2014 гг. противоречат балансовым соотношениям.

* К сожалению, даже такой простой и принципиальный факт не осознан современными российскими экономистами, что подтверждает суровую критику Стива Форбса, приведенную в начале этой главы. В результате с их согласия Правительство РФ в 2008 г. утвердило энергетическую стратегию страны с претенциозным названием «ГОЭЛРО-2» с ошибочным завышением прироста электропотребления и соответствующего роста энергогенерирующих мощностей и сетей в 4 (!) раза к 2020 г. Позднее ее вынуждены были несколько раз уточнять. Тем не менее, во имя этих ошибочных планов была дополнительно поднята цена на электроэнергию на 20%, взяты кредиты в госбанках под 15%. Сейчас простаивают 15 ГВт генерирующих мощностей. Эти ошибки обошлись реальному производителю товаров и потребителю в сумму более 2,5 трлн руб за 6 лет. А это равно бюджету РАН за четверть века. Вот вам цена только одной макроэкономической ошибки! И выводов из этой истории даже ученые не сделали.

Падение ВВП в России в 2013 и 2014 гг. подтверждается уменьшением и объема грузоперевозок, и объема инвестиций в основной капитал (см. табл. 2). По данным Росстата, в 2014 г. произошло снижение производства легковых авто- мобилей на 11%, грузовых автомобилей на 26%, автобусов на 25%. Одной из причин падения производства является завышенная в 2 раза цена электроэнергии.

Таким образом, в соответствии с вышеупомянутым балансом в 2013 и 2014 гг. ВВП России упал соответственно на 1,2 и 1,4%. А ведь это только начало! Те, кто вопреки балансу повторяют фразы о росте экономики, опираются на расчеты, в которых ответ подгонялся под желаемый. Тем самым они обманывают не только себя, но и правительство и свой народ. Народ вместе со своей интеллигенцией только тогда позитивная сила, когда правильно информирован и понимает суть дела. Нужна правда, какой бы неприятной она ни была.

Как президент Академии наук Республики Башкортостан, я был членом Правительства Республики. На одном из отчетов в 2003 г. председатель Правительства доложил, что промышленное производство Башкортостана выросло на 6%. Я задал вопрос, как такое возможно, если упали потребление электроэнергии и объем грузоперевозок. После этого чиновники начали убеждать руководство, что я враг Республики. Надеюсь, сейчас такое не случится.

Несбалансированность экономики

Вспомним высказывание Льва Толстого: «Все мысли, которые имеют огромные последствия, всегда просты». А теперь давайте разберемся, почему происходят спады в экономике, которые называют экономическими кризисами. Их главная причина в рыночной (капиталистической) экономике была раскрыта Карлом Марксом .
Она следует из следующей схемы.

Карл Маркс отмечал, что хозяин стремится платить меньше своим работникам, а продавать свои товары по большим ценам. Это естественно. Однако в результате сокращается покупательский спрос, определяемый фондом оплаты труда основной массы населения. В результате народ не может выкупить всю продукцию, которую производит. Возникает кризис перепроизводства из-за недостаточного (несбалансированного с ценами и ВВП) покупательского спроса (фонда оплаты труда).

Это противоречие формулировалось К. Марксом, как главное противоречие капитализма. На эту суть накладывается много всяких очень важных деталей. Однако если ты не понимаешь суть, ты не сможешь выработать стратегию, как преодолеть кризис. И это большая беда.

Две теоремы о двигателе и инвесторе экономики

Следует иметь в виду следующую теорему. Теорема (о двигателе экономики). Единственный двигатель рыночной экономики – платежеспособный спрос. Эту теорему напомнил на заседании Госдумы в 2000 г. один из тогдашних лидеров нашей экономической науки академик Л.И. Абалкин , отметив, что именно этот двигатель не учитывается во всех экономических программах.

Важно понять еще одну забытую теорему. Теорема (об инвесторе экономики). Главный инвестор экономики – народ, получающий сбалансированную зарплату. Народ получает зарплату, покупает товар. В его цену должна входить цена амортизации средств производства, которая должна компенсироваться инвестиционной компонентой и которая должна входить в сбалансированную цену. А для этого зарплата народа должна быть сбалансирована с ценами, которые, в свою очередь, должны быть сбалансированы с издержками. Банкир только ускоряет инвестиции, но идет на это, если уверен, что он вернет свои вложения с прибылью после продажи товаров по сбалансированным ценам.

Таким образом, для разрешения главного противоречия рыночной экономики (капитализма) необходимо сбалансировать зарплату народа с ценами, а цены с издержками. Когда в экономике происходит кризис, правительство в первую очередь должно думать не о сокращении своего бюджета и зарплат, а об увеличении покупательского спроса, в том числе и через зарплаты бюджетников. А это возможно только за счет сбалансированного сокращения доходов богатого класса с помощью налогов.

Кризис – это значит, что большое количество денег ушло из покупательского спроса (а значит и из инвестиций) в доходы слишком богатых людей, которые их переводят в ценные «пузырьковые» бумаги (акции, деривативы и др.). Такой дисбаланс надо регулировать налогами, пошлинами, акцизами и т.д. Это сложно, но необходимо делать. И это не значит, что у богатых надо все отобрать. Нет! Надо гармонизировать противоречие между стремлением к максимальной прибыли и сокращением покупательского спроса.

Важнейшими инструментами такой гармонизации являются прогрессивная налоговая шкала, налоги на богатую собственность, на роскошь, на большие наследства, а также закон о минимальной оплате труда. Все эти инструменты гармонизируют социальное неравенство, которое, если оно аномально, ослабляет двигатель экономики и может разрушить страну. Указанные инструменты позволяют перевести аномальные доходы (вместо растрат на избыточную роскошь и финансовые «пузыри») через покупательский спрос в инвестиции и рост производства. Они же позволят полнее обеспечить государственные функции (образование, культуру, науку, здравоохранение, оборону и т.д.). Расчеты специалистов по налогам, в частности, профессоров В.А. Кашина и М.Д. Абрамова, показывают, что речь идет о триллионах рублей.

Показатели несбалансированности в России и США

Показателями несбалансированности экономики, неравенства и слабости двигателя экономики являются два коэффициента:
  • децильный коэффициент D, равный отношению доходов 10% самых зажиточных к 10% самых бедных;
  • центильный коэффициент d, равный доле доходов от всех домашних хозяйств, приходящихся на 1% богатейших. В отличие от децильного этот коэффициент почти не упоминается в публикациях, хотя он гораздо показательнее характеризует социально-экономический строй.
В России децильный коэффициент D, по официальным данным, равен 16. Нормой является D=4–6, что имеет место в скандинавских странах, Канаде, Дании и др.

Теперь о центильном коэффициенте в России. На рис. 3 показано распределение доходов в современной России по центилям (процентам) населения. По официальной статистике, на 1% самых богатых (крайний правый столбик) приходится всего 6,5% от доходов всего населения (показано синим столбиком).

Таблица 3. Децильный коэффициент D и центильный коэффициент d в США

Однако это ложь, потому что богатые умеют скрывать свои доходы, и доля скрытых доходов в несколько раз больше (показана синим столбиком). На самом деле их доход сравним с доходом 99% населения, т.е. центильный коэффициент равен не 6,5%, а 40–50%.

У этого супербогатого 1% населения сосредоточено 71% всей частной собственности. Не надо быть против богатых. Аномальное равенство в доходах – тоже тормоз. Однако аномальное неравенство разрушает двигатель экономики – покупательский спрос. Если мы фактически хотя бы наполовину уменьшим центильный коэффициент, то сразу в 1,5 раза увеличим покупательский спрос 99% всего населения, а богатые не перестанут быть богатыми.

Конечно, это сразу не приведет к росту потребления товаров. Для этого надо увеличить их производство с помощью инвестиций, но именно покупая товары по сбалансированной цене, в которую входит инве- стиционная компонента, покупатель (народ) станет обеспечивать обновление производства (инвестиции).

Избыточное неравенство в настоящее время существует и в США. После 2010 г. децильный коэффициент D в США стал равным 15, что и есть причина экономического кризиса. При анализе центильного коэффициента, видно, что в 1927 г., накануне сильнейшего кризиса, d=18,7% (показатель кризиса), в 1973 г. – d=7,7%, и кризиса нет. Последнее есть результат реформ во время президентства Дуайта Эйзенхауэра (1952–1960), когда с богатых брали сбалансированные налоги.

Налоги с некоторых слагаемых очень высоких доходов в финансовой сфере доходили до 90%. Именно в этот период высокого покупательского спроса бурно росла экономика, и средний класс США стал зажиточным. Однако ближе к 1990-м годам богатый класс США инициировал законы, позволяющие ему уходить от сбалансированных налогов. И в 2012 г. d=19,3%, а 1% богатейших в США увеличил доходы на 20%, а все остальные 99% – всего на 1%. Эти показатели вместе с децильным коэффициентом D=15 свидетельствуют об экономическом неблагополучии в США.

Часто люди говорят, что доллар вырос. Это не так. На самом деле доллар, как и евро, падает. Но наш рубль падает быстрее. В США тоже интенсивная инфляция. У нас она сильнее. В 1993 г., когда я начал приезжать в Америку работать, галлон бензина (примерно 4 л) стоил 1 доллар, а в 2012 г. – 4 доллара, т.е. цена увеличилась в 4 раза. А это значит, что за последние 20 лет благополучие среднего класса в Америке, в том числе и профессоров, упало. А соответственно, уменьшился покупательский спрос.

Таким образом, ресурсы для преодоления кризиса нужно искать не в кошельках бедного и среднего класса, определяющего покупательский спрос народа, а в сверхдоходах богатого класса.

Прогрессивная налоговая шкала

В преобладающем числе индустриальных стран в качестве одного из способов приведения экономики в сбалансированное состояние используется прогрессивная налоговая шкала. Какой она должна быть в России?
Ниже дана ее ориентировочная схема.


Если вы получаете доход до 20 тыс. руб/мес, с вас налоги не должны взиматься. Далее, с той части месячного дохода, которая превышает 20 тыс. руб/мес, налог 13%; с той части, которая превышает 100 тыс. руб., налоговый вы- чет – еще 13%; с той части, которая превышает 300 тыс. руб., – еще 13%; с той части, которая превышает 1 млн руб/мес, – еще 13%, с той части, которая превышает 2,5 млн руб/мес, – еще 13% и т.д.

Эта схема иллюстрируется в табл. 4. Реформа налоговой системы должна шаг за шагом облегчать нагрузку на бизнес, создающий рабочие места, и переносить ее на высокие доходы богатого класса, их нетрудовые доходы (сдача в аренду, доходы от акций, большие наследства) и траты на роскошь, тем самым переводя их инвестиционный ресурс через оплату труда бюджетникам и госрасходы.

Таблица 4. Налоговые вычеты с некоторых доходов

Соотношения между ценами и зарплатами

Бывая в разных странах с развитой экономикой, я всегда сравнивал цены на основные жизнеобеспечивающие товары, минимальные и средние зарплаты. Она у одних в рублях, у других – в долларах, у третьих – в евро и т.д. Баланс определяется их отношениями.

Минимальная зарплата примерно должна равняться стоимости 1000 л бензина или 250 кг простого хлеба (рис. 2). Это значит, 3–4 л бензина равны стоимости 1 кг хлеба. Вот 1 л бензина у нас стоит 35 руб. Тогда сбалансированная минимальная зарплата должна быть 35 тыс. руб/мес, а сбалансированная цена простого хлеба должна быть 100–120 руб/кг. А если зарплата 10 тыс. руб/мес, то 1 л бензина должен стоить 10 руб., 1 кг хлеба – 35 руб/кг. Вот тогда минимальная зарплата и цены будут сбалансированы. А средняя зарплата должна быть примерно в 2 раза больше, т.е. равна стоимости 2000 л бензина. И эти 2000 л бензина должны равняться примерно стоимости 500 кг хлеба (см. рис. 2).

Если бензин стоит 35 руб/л, то сбалансированная средняя зарплата должна быть около 70 000 руб/мес, а, повторю еще раз, сбалансированная цена 1 кг простого хлеба должна быть в 3–4 раза дороже 1 л бензина, а именно 100–120 руб/кг. У нас же 1 л бензина стоит примерно столько же, сколько стоит 1 кг хлеба. Таким образом, тот, кто производит бензин, он богатый, а тот, кто производит хлеб, тот бедный, и в сельское хозяйство вкладывать инвестиции невыгодно.
Производителя хлеба заставляют продавать хлеб по 35 руб/кг и поднять цену на хлеб нельзя, потому что это социальный товар для десятков миллионов граждан. Но завышенную цену на бензин держат во имя нефтегазовых олигархов и обеспечения глубоко ошибочной экономической политики правительства.

В соответствии с ней недофинансируется труд крестьян и задушена их покупательская способность приобретать сельхозтехнику, удобрения и прочее. Еще один балансовый ориентир – цена 1 м2 жилья экономкласса должна примерно равняться средней месячной зарплате. Все это, конечно, качественные оценки, и, если 1 л бензина стоит 35 руб., это не значит, что 1 кг хлеба должен стоить 140 руб. Однако уж точно не 35 и не 60. Также и средняя зарплата не обязательно должна быть 70 тыс. руб/мес, но уж не 30–40 тыс. руб.

Рисунок 2. Соотношение минимальной (средней) зарплаты и цены бензина

Перераспределение доходов – механизм преодоления кризиса

Что такое российская экономика? Это огромные доходы богатых, маленький государственный бюджет, низкая оплата труда. Машиностроение и сельское хозяйство чахлые (рис. 3). Как же нам сбалансировать экономику? Надо осуществить перераспределение доходов и ресурсов налогами, контролируя цены и издержки. Часть доходов богатых должна пойти на увеличение оплаты труда, а с помощью налогов – на увеличение госбюджета.

В результате народ сможет оплачивать свои расходы по сбалансированным (покрывающим издержки) ценам. А значит, через оплату будут покрываться издержки и в сельском хозяйстве, и в ЖКХ, и в энергетике, транспорте, машиностроении.

В Америке за жилье 1/3 зарплаты платят, причем там зарплаты гораздо выше, поэтому американцы и могут содержать жилье. А если мы будем платить за свое жилье (строительство и содержание) 1/3 от 15 тыс. руб. в мес, так оно у нас будет разрушаться, а люди нищать. Значит, минимальная зарплата должна быть не 15 тыс. руб., а сбалансированной, как обсуждалось выше (см. рис. 2). Это, конечно, пе- рераспределение. Некоторые, называющие себя рыночниками, говорят: Сначала произведи, потом перераспределяй. Нет, не получится.

Рисунок 3. Как сбалансировать (инвестировать) российскую экономику

Сначала нужно перераспределить, но не для того, чтобы сразу больше потреблять, а для того, чтобы правильно сбалансировать свою экономику, сбалансировать цены, зарплаты и издержки производства с учетом инвестиций. Значит, цены должны быть чуть выше, чем издержки, но соответствовать заработной плате. Если она занижена, то цены на жизнеобеспечивающие товары будут тоже занижены и не смогут покрыть все издержки их производства. Вот это беда нашей экономики. Поэтому это не политика и не борьба с богатыми, ни в коем случае.

Экономика требует баланса ресурсов на модернизацию нашей страны. Главный инвестор экономики – народ, а не банкир. Запомните это. Необходимы не только рыночные ограничения, но и осознание самоограничения богатых на потребление растратной роскоши. Это и экономическая, и экологическая необходимость. Если вы содержите дом площадью 1000 м2 и используете автомобиль с двигателем 400 л.с., то сжигаете много топлива для обогрева дома и бензина для езды и тем самым «вносите вклад» в загрязнение и истощение природных ресурсов.

Богатые должны осознавать свою ответственность. Избитые фразы о том, что нужна активная промышленная политика, и обещания открыть 20 млн новых рабочих высокотехнологических мест обязательно должны быть подкреплены ответом на вопрос: «Кто купит?», а точнее: «Кто сможет купить соответствующую продукцию?» Ведь только «покупательская мощность» может быть двигателем в экономике, а покупатель – главный инвестор.

Только после этого можно обсуждать вопрос о возможных кредитах для ускорения промышленной политики и создания рабочих мест. А если имеется в виду финансирование проектов из госбюджета, то надо сказать, что в нем надо уменьшить, чтобы обеспечить предлагаемое финансирование, или за счет чего его увеличить. И мы опять столкнемся с проблемой усиления покупательского спроса, увеличения госбюджетных ресурсов за счет сокращения ненужных растрат, оттока капиталов за рубеж и сокращения сверхдоходов, в частности и сверхдоходов в топливно-энергетической сфере. Других принципиально отличных ресурсов для обеспечения экономического роста и роста производительных сил нет.

Таким образом, имеются следующие 6 основных ресурсов экономического роста за счет усиления производительных сил.

1. Часть сверхдоходов у очень богатых. Эта часть ресурсов должна аккумулироваться с помощью прогрессивной системы налогообложения, которая используется в США, Канаде и во всех европейских странах, и переводиться в сбалансированное повышение оплаты труда основной массы населения. Таковыми налогами являются налоги со сверхдоходов, с богатой собственности, налоги с больших наследств и т.д. Это позволит сбалансировать издержки и оплату труда и тем самым поднять покупатель- ский спрос – самый главный двигатель экономики. Фонд оплаты труда за вычетом зарплат 5% самых высокооплачиваемых должен составлять 60% ВВП, а государственный бюджет 50% ВВП.

2. Уменьшение налоговой нагрузки на бизнес. Налоги надо перемещать на большие доходы физических лиц.

3. Существенное снижение цен на энергоресурсы и электроэнергию на внутреннем рынке. Для этого надо эти цены сбалансировать с издержками, снизить налоговую составляющую и избыточную прибыль.

4. Прекращение паразитического вывоза капиталов и трат на содержание избыточной роскоши за границей, сокращение офшорной экономики.

5. Сокращение значительных бюджетных средств, которые сейчас тратятся на избыточный госаппарат, на ненужные проекты и стройки. Все эти траты являются следствием низкой квалификации «элиты» экономического блока и его классовой заинтересованности в своих избыточных доходах.

6. Имеются значительные средства, которые сгорают в коррупционных процессах. Для искоренения этого требуются эффективная борьба с коррупционерами, эффективная и честная судебно-правовая система.

Проведение всех этих мероприятий требует высокой квалификации правительства, и лучше будет, чтобы оно менялось эволюционно, а не в результате потрясений. Для этого необходимо усилить экспертную деятельность, политическую конкуренцию и свободу слова в СМИ.

Что касается направлений, куда нужно сейчас сосредоточить инвестиции, назову четыре, ориентированные на относительно быструю отдачу через внутренний рынок:

1) жилье для народа;

2) нефте- и газохимия;

3) электрогенерация на основе газовых и паровых турбин;

4) сельское хозяйство и пищевая промышленность.

Непродуманные реформы

Мы не должны допустить, чтобы в России через 5–7 лет произошли события, подобные тем, что случились на Украине, где больше всего миллиардеров на единицу валового внутреннего продукта. Ведь на втором месте – Россия. Положение усугубляет страсть к непродуманным реформам.

Сейчас обсуждается реформа здравоохранения. Пришли какие-то люди, создали о себе мифы, что они высокопрофессиональные врачи, читают английскую литературу. Хотя их профессионализм обычно основан на содействии платежеспособным людям лечиться в зарубежных клиниках. Они стали утверждать, что в Москве из поликлиник нужно 7 тыс. врачей убрать, они лишние, плохо лечат. Но ведь очереди же в поликлиниках! А всегда есть врачи разной квалификации – рядовой, средней и высокой. Все они учились, имеют некоторый опыт, и все, в том числе и рядовые, имеют свои функции.

Получается, «плохих» – уволить, нагрузку перенести на «хороших», а зарплаты увеличить за счет уволенных. И это в условиях, когда обеспеченность лекарствами в поликлиниках и больницах России, количество томографических исследований, операций шунтирования и эндопротезирования по сравнению с «новыми» странами ЕС (Чехия, Польша, Словакия, Венгрия) в 3–5 раз меньше. Хотя ВВП на душу населения в этих странах примерно такой же, как в России.

Все это многократно повторяющееся отсутствие здравого смысла у реформаторов, ориентированных только на сокращения в условиях тяжелейшего недофинансирования относительно доли ВВП. Неквалифицированные и непопулярные реформы в здравоохранении, образовании, науке и культуре в условиях снижения уровня жизни населения грозят разрушительной нестабильностью общества.

Об уровне правительства говорит только один, хотя и не самый главный показатель – аномально большое количество документов, которое рассылается чиновничеством своим подопечным и которое они требуют прислать им в качестве ответа. Народ стонет и проклинает, а чиновники ссылаются на требование «главного» нашего министерства – Министерства финансов. После этого думаешь, на каком же уровне оно выполняет свои главные функции.

В Конституции России записано, что Российская Федерация является социальным государством. Это означает, что Российская Федерация должна обеспечивать через госбюджет по определенным нормам (в долях ВВП) следующие затраты: на образование – 8%, исследования и разработки – 3%, на здравоохранение – 6%, на научные разработки – 3%, на культуру – 2%. Эти показатели не выполняются в 2 раза и более.

Управляющий и богатый классы России должны понять, что если они не реализуют перечисленные выше меры по развитию производительных сил, по обеспечению показателей социального государства, необходимых для экономического роста и социальной стабильности, это приведет к дальнейшему разрушению производительных сил и всей России. Высшие правительственные чиновники, ответственные за образование, науку, здравоохранение, культуру и другие социальные сферы, во имя сохранения своих позиций во власти приводят указанные важнейшие сферы развития и сохранения нашего народа к установленным губительным нормам материального и финансового обеспечения. К нормам нищеты и деградации в условиях невиданного обогащения 0,1–0,2% богатейшей части населения страны.

Вместо того чтобы бороться за увеличение финансирования указанных важнейших функций государства, они прикрываются словами об оптимизации и поддержке только «самых-самых», вынуждая сокращать образование, науку, культуру, здравоохранение, а также школы, университеты, институты, больницы и поликлиники.
Эта политика, продолжающаяся уже четверть века, не только близорукая. Она сводится к нарушению духа Конституции РФ и предательству своего Отечества.

К 1917 г., не прислушавшись к чаяниям народа, к молодежи, к предупреждениям народовольцев, социалистов, в конце концов, ко Льву Толстому, власть, богатый класс и весь народ потеряли Россию. Теперь, через 100 лет, снова не прислушиваются к предупреждениям профессоров и академиков, деятелей культуры, оппозиционеров, и снова власть, богатый класс и все мы можем потерять Россию.

Роль интеллектуального давления на власть

Мы уже 30 лет слышим: у нас диспаритет цен и зарплат, а министры говорят, что у нас все хорошо. Вот такая беда. Всю свою жизнь я вижу, что премьеру, или генеральному секретарю, или президенту министры и губернаторы всегда докладывают: «У нас все хорошо». Только потом вдруг оказывается не только плохо, но и провал. А кто виноват? Я считаю, что не только министры, но и российская интеллигенция виновата, потому что она не хочет разобраться.
Проявляя (по Форбсу) «умственную лень», она следует указанию, что политика – это грязное дело, и мы, профессора, доценты, научные сотрудники, в политике не профессионалы. Вместо того, чтобы помочь разобраться, на телевидении преобладают крикливые передачи.

На основных каналах ТВ единственными передачами, в которых выступают известные люди с обоснованными мнениями, остались передачи, которые ведут В.В. Познер и В.Т. Третьяков . Каждый человек в семье хозяин, который анализирует свои расходы. Также нужно думать о расходах своей страны.

Если интеллигенция будет адекватно понимать суть дела, тогда министр побоится ходить и говорить, что все хорошо. Без понимания будет, как в песне: «...разговоры, разговоры, слово к слову тянется» – про инвестиции, про диверсификацию, рост благосостояния… А воз и ныне будет там, пока не будем «изучать факты» и следующие из них теоремы, не избавимся от «фальшивых идей», «умственной лени», не сменим курс, не начнем осваивать вышеуказанные шесть ресурсов модернизации, направляя их на раскрытие инвестиционного потенциала с помощью увеличения покупательской способности народа. А для этого надо сменить экономическую парадигму и экономических «иерархов» под интеллектуальным давлением на власть и политические партии.

Высшее руководство страны должно понять, что нельзя опираться только на «послушных» депутатов, министров и губернаторов. В критические минуты они «бегут с корабля», тем более у большинства из них имеется богатая собственность за границей.


Сведения об авторе

Нигматулин Роберт Искандерович – академик РАН, доктор физико-математических наук, профессор, директор Института океанологии РАН, заведующий кафедрой газовой и волновой динамики механико-математического факультета ФГБОУ ВПО «Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова»