Здравоохранение России: неотложные меры в 2017–2018гг.

01 Марта 2017
Вестник_№1_2017
Автор: Улумбекова Г.Э.

Что волнует население и медицинских работников

По данным ВЦИОМ, в конце 2016 г. россиян беспокоили три главные проблемы: низкие зарплаты, экономика в целом и здравоохранение, причем жалобы на здравоохранение за прошедший год выросли. Половина всех жалоб на медицину связана со снижением ее доступности: коммерциализация услуг, высокие цены на лекарства, нехватка специалистов на местах. Треть жалоб вызывает недовольство профессионализмом врачей и их отношением к пациентам. Напряженность растет и среди медицинских работников.

Главные проблемы, которые волнуют медицинских работников: недостаточные заработные платы, переработки, неэффективные проверки и излишняя отчетность. Например, врачам, для того чтобы достигнуть уровня заработной платы 155% по отношению к средней в экономике региона, приходится трудиться на 1,5 и более ставки. Профессорско-преподавательский состав медицинских вузов недоволен низкой оплатой труда и сокращением штатов.

Цели и задачи перед системой здравоохранения

В 2012 г. Президент РФ В.В. Путин поставил цели и задачи перед системой здравоохранения, а также дал соответствующие поручения:

  • обеспечить к 2018 г. увеличение ожидаемой продолжительности жизни до 74 лет;
  • обеспечить к 2018 г. снижение младенческой смертности до 7,5 случаев на 1 тыс. родившихся живыми
  • повысить к 2018 г. среднюю заработную плату работников медицинских организаций, имеющих высшее медицинское (фармацевтическое) образование – до 200% от средней заработной платы в соответствующем регионе; преподавателей образовательных учреждений высшего профессионального образования и научных сотрудников – до 200%; среднего медицинского (фармацевтического) персонала – до 100%;
  • создать прозрачный механизм оплаты труда руководителей организаций, финансируемых за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета, установив соотношение средней заработной платы руководителей и работников этих организаций;
  • до 1 мая 2013 г. разработать комплекс мер по обеспечению системы здравоохранения РФ медицинскими кадрами, предусмотрев принятие в субъектах РФ программ, направленных на повышение квалификации медицинских кадров, проведение оценки уровня их квалификации, поэтап- ное устранение дефицита медицинских кадров, а также дифференцированные меры социальной поддержки медицинских работников;
  • уточнить в Программе государственных гарантий (ПГГ) бесплатного оказания гражданам медицинской помощи показатели сроков ожидания гражданами медицинской помощи;
  • разработать и утвердить комплекс мер, направленных на развитие первичной медико-санитарной помощи, предусмотрев оснащение и укомплектование медицинских организаций в соответствии с порядками оказания медицинской помощи;
  • предусмотреть в бюджетах субъектов Российской Федерации бюджетные ассигнования на финансирование системы здравоохранения субъектов Российской Федерации не ниже уровня, установленного на 2015 г

Что было сделано в системе здравоохранения

1) Принята Государственная программа «Развитие здравоохранения» (утверждена Распоряжением Правительства РФ от 24.12.2012 № 2511-р). В этой программе расписаны показатели по годам и сформированы 11 подпрограмм.

Однако в ней не выделены важнейшие приоритеты (здоровье детей и подростков, здоровье мужчин трудоспособного возраста), недостаточно представлены механизмы реализации, показатели программы не сбалансированы с требуемыми ресурсами (кадровыми, финансовыми и др.) и с другими нормативными документами. Часть подпрограмм представляет описание текущей деятельности Минздрава.

2) Приняты «дорожные карты» (Распоряжение Правительства РФ от 28.12.2012 № 2599-р и соответствующие письма и приказы Минздрава), которые предусматривали сокращение объемов скорой и стационарной медицинской помощи, снижение числа коек и наращивание платных медицинских услуг в государственных медицинских организациях.

3) Построено и находится в процессе строительства 32 перинатальных центра (Распоряжение Правительства РФ от 9.12.2013 № 2302-р). На это с 2013 г. из федеральных средств было выделено около 50 млрд руб.9, что вместе со средствами субъектов РФ составило около 80 млрд руб.

Однако стоимость спасения жизни одного младенца с низкой массой тела в РФ оказалась в 3 раза выше, чем в США в сопоставимых ценах.

4) Введена диспансеризация [Приказы Минздрава от 21.12.2012 № 1346н и от 03.02.2015 № 36ан (ранее приказ от 03.12.2012 № 1006н)]. Идеологически это было сделано правильно, однако на ее реализацию и на последующее лечение заболевших не предусмотрены необходимые ресурсы. Так, средства на проведение диспансеризации были выделены из общего объема финансирования первичной медико-санитарной помощи (около 107 млрд руб. за 3 года). А обеспеченность врачами первичного звена, которые должны оказывать помощь и потоку заболевших, и потоку проходящих диспансеризацию, сократилась на 2% (см. таблицу). В результате еще больше возросла трудовая нагрузка на медицинский персонал.

Таблица. Объемы медицинской помощи, материально-техническое и кадровое обеспечение здравоохранения
По данным ЦНИИОИЗ. ** Для сопоставимости данные за 2012 г. представлены с учетом Крыма и Севастополя путем прибавления значения показателя по Крыму и Севастополю за 2014 г. или 2015г. к базе 2012г.
Дополнительных средств на оказание специализированной медицинской помощи для лечения вновь выявленных случаев заболеваний также не выделено (с 2012 по 2016г. общий объем финансирования бесплатной медицинской помощи сократился на 7% в ценах 2012г.).

5) Приняты Приказы Минздрава, однако многие из них не согласованы между собой и с нормами действующих федеральных законов, не сбалансированы с имеющимися кадровыми и материальноехническими ресурсами здравоохранения, а также они увеличивают непроизводительный документооборот и неэффективные проверки. Установленные нормативными документами тарифы ОМС по оплате медицинской помощи не позволяют сохранить имеющиеся маломощные учреждения в сельской местности и труднодоступных районах (см. Приложение 1).

Объективные показатели результатов деятельности системы здравоохранения в 2016г.

Показатели здоровья населения

Ожидаемая продолжительность жизни при рождении в России с 2012 по 2015г. в росла на 1,2 года и составила 71,4 года. Это на 6,2 года ниже, чем в «новых-8» странах ЕС11, сопоставимых с Россией по уровню экономического развития (рис.1).

Рисунок 1. Динамика ожидаемой продолжительности жизни при рождении в России, «новых-8» и «старых» странах Евросоюза

Общий коэффициент смертности (ОКС) последние 4 года стагнирует на уровне 13,0 случаев на 1 тыс. населения (2013 г. – 13,0 случаев на 1 тыс. населения, 2014г. – 13,1 случая, 2015г. – 13,0 случаев, 2016г. – 12,9 случая). По данным Росстата, за 2 мес 2017г. число умерших от всех причин на 100 тыс. населения выросло на 1,1% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Младенческая смертность (число умерших в возрасте до 1 года на 1 тыс. родившихся живыми) существенно снизилась с 2012 по 2016г. – на 30% (с 8,6 до 6,0 случаев). Однако следует отметить, что этот показатель по-прежнему в 1,5 раза выше, чем в «новых-8» странах ЕС, и в 1,8 раза выше, чем в «старых» странах ЕС (рис.2).

Рисунок 2. Динамика коэффициента младенческой смертности в России, «новых-8» и «старых» странах Евросоюза


Необходимо отметить, что младенческая смертность составляет 0,6% в общей смертности населения РФ (11,4 тыс. из 1,9 млн умерших в 2016 г.). Когда Минздрав России сообщает, что младенческая смертность в РФ ниже, чем в Европе, имеется в виду Европейский регион ВОЗ. В него наряду со странами ЕС входят также страны, в которых сохраняются очень высокие показатели младенческой смертности: Азербайджан (9,8 случая на 1 тыс. родившихся живыми), Армения (8,7), Грузия (9,5), Казахстан (9,8), Кыргызстан (19,9), Республика Молдова (9,6), Россия (7,4), Румыния (8,4), Таджикистан (11,8), Туркменистан (18,3), Узбекистан (10,7), Украина (7,9). Это и дает более высокое значение показателя младенческой смертности по Европейскому региону – 6,6 случая на 1 тыс. родившихся живыми.

Вероятность смерти детей до 5 лет (число умерших в возрасте от 0 до 5 лет на 1 тыс. родившихся живыми) в России в 2015 г. была в 1,7 раза выше, чем в «новых-8» странах ЕС, и в 2 раза выше, чем в «старых» странах ЕС. Смертность детей от 0 до 14 лет от всех причин смерти в России с 2012 по 2015г. снижается, однако в 2015 г. она составила 78,1 случая на 100 тыс. населения соответствующего возраста, что в 2 раза выше, чем в «новых-8» странах ЕС, и в 2,6 раза выше, чем в «старых» странах ЕС.

Общая заболеваемость населения в России в 2015г. по сравнению с 1990г. выросла на 50% (рис.3). Соответственно, вырос поток больных в лечебные учреждения. При этом с 2012 по 2015г. общая заболеваемость выросла на 1,4 млн людей и достигла 234,3 млн чел. (сопоставимые расчеты с учетом Крыма).

Рисунок 3. Динамика общей заболеваемости населения в России

Доля инвалидов трудоспособного возраста по сравнению с 1995г. выросла на 9 п.п. и сегодня составляет почти половину от всех впервые признанных инвалидами (рис. 4), причем эта тенденция сохраняется. Первичная заболеваемость детей и подростков в РФ с 1990 г. существенно выросла практически по всем классам болезней, а доля детей, рожденных больными или заболевших в период новорожденности по сравнению с советским временем (1990 г.) выросла в 2 раза.

Рисунок 4. Динамика числа лиц, впервые признанных инвалидами, в России

Эффективность расходов в здравоохранении

С 2012 по 2016 г. общие государственные расходы на здравоохранение в РФ выросли на 37% в текущих ценах (соответственно – с 2283 до 3124 млрд руб). В постоянных ценах (с учетом инфляции) они сократились на 7% (соответственно – с 2283 до 2133 млрд руб. в ценах 2012 г.). В 2016 г. доля государственных расходов на здравоохранение в ВВП в России была в 1,5 раза ниже, чем в «новых-8» странах ЕС, имеющих сопоставимый с РФ уровень экономического развития (соответственно – 3,6 и 5,4%). Следует отметить, что имеющиеся финансовые ресурсы здравоохранения не во всех субъектах РФ тратились эффективно, т.е. не на приоритетные нужды здравоохранения. Эффективность означает возможность добиться лучших результатов за меньшие средства.

Рейтинг, или индекс эффективности, рассчитывали на основании 4 показателей, и каждый из них имеет свой удельный вес при подсчете баллов: ожидаемая продолжительность жизни при рождении, валовой региональный продукт на душу, подушевые государственные расходы на здравоохранение, продажа крепких алкогольных напитков на душу населения. Индекс эффективности деятельности систем здравоохранения в субъектах РФ по- казал, что большинство регионов могут добиться более высоких значений ожидаемой продолжительности жизни (как минимум увеличить на 1 год) даже при имеющихся финансовых, кадровых и материально-технических ресурсах. 

Объемы медицинской помощи и обеспеченность ресурсами

Данные по объемам медицинской помощи, материально-техническому и кадровому обеспечению здравоохранения России в 2012 и 2015гг. представлены в таблице. Из таблицы следует, что с 2012 по 2015г. практически по всем видам медицинской помощи произошли сокращения ее объемов – число посещений амбулаторно-поликлинических учреждений сократилось на 7%, число госпитализаций – на 9% (с учетом Крыма в 2015г.). Сократилась также обеспеченность практикующими врачами на 2% и стационарными койками – на 11% (сопоставимые расчеты с учетом Крыма).

Существенные сокращения произошли в здравоохранении сельской местности. При практически той же численности сельского населения (37–38 млн чел.) число участковых больниц сократилось на 24%, число ФП и ФАП – на 5% (с учетом Крыма в 2015 г.). При этом рост числа врачебных амбулаторий на 4% не может компенсировать эти изменения. На этом фоне в стационарах России существенно возрос показатель внутрибольничной летальности – на 10% (с 1,55 до 1,71).

Непрерывное повышение квалификации медицинских кадров

Процесс внедрения системы непрерывного повышения квалификации медицинских кадров, начатый в 2013г. по инициативе Минздрава России и профессиональных обществ, в настоящий момент практически остановился. В частности, этому мешает то, что Минздрав не предусмотрел дополнительные финансовые ресурсы, для того чтобы медицинские работники смогли повышать квалификацию на рабочих местах (доступ к бесплатным дистанционным образовательным материалам), а также посещать региональные и столичные конференции, проводимые профессиональными обществами. Более того, не приняты поправки в действующее законодательство, которые позволили бы медицинским работникам повышать квалификацию не только в рамках формальных программ, предоставляемых образовательными организациями, но и путем посещения мероприятий, проводимых профессиональными медицинскими обществами и соответствующих установленному уровню качества.

Объем государственного финансирования и экономические условия в 2017г., демографические тенденции к 2020г.

В 2017г. объем запланированных финансовых средств на здравоохранение из всех бюджетных источников составляет 3035,4 млрд руб.17, что на 3% ниже, чем фактические расходы в 2016г. (3124,4 млрд руб.). При этом в реальных ценах запланированные расходы сократятся на 7% (при условии, что инфляция в 2017 г. составит 4%). Из фактически расходованных средств в 2016г. на оказание медицинской помощи (программу государственных гарантий) было потрачено около 85%, или 2656 млрд руб. Из них фонд оплаты труда с начислениями составил около 70% (или 1860 млрд руб.). Из этого следует, что меры по дальнейшему увеличению заработной платы медицинских работников и повышению доступности медицинской помощи для населения могут осуществляться только за счет перераспределения расходов других статей или дополнительных средств. Для этого необходимо определить приоритетные статьи расходов.

По прогнозам Минэкономразвития, в 2017 г. по сравнению с 2016 г. показатели, характеризующие экономическое положение страны, будут расти медленными темпами: ВВП вырастет лишь на 0,6%, реальные располагаемые доходы населения – на 0,2%. По демографическим прогнозам Росстата, с 2016 по 2020 г. число граждан трудоспособного возраста снизится на 4% (с 84,2 до 80,9 млн чел.), число граждан старше трудоспособного возраста возрастет на 7% (с 36,0 до 38,5 млн чел.), число детей увеличится на 7% (с 26,3 до 28,2 млн чел.). Это требует соответствующих изменений в объемах медицинской помощи и в кадровых ресурсах системы здравоохранения.

Неотложные меры в системе здравоохранения в 2017–2018гг. и приоритетные направления стратегического развития до 2025г.

Предлагаются следующие приоритетные направления политики здравоохранения в 2017– 2025 гг.:

1. Сбережение здоровья российских мужчин (совместно с работодателями).

2. Сбережение здоровья детей и подростков (совместно с Минобрнауки).

3. Доступность медицинской помощи на селе (по восстановлению фельдшерских пунктов и врачебных амбулаторий на селе).

4. Программы по охране здоровья российских граждан должны включать пропаганду массовых занятий спортом, улучшение условий возрождения норм ГТО, что потребует объединения усилий Минздрава, Минспорта, Минобрнауки, МВД, Государственной Думы РФ, крупных работодателей (ОАО «РЖД», Сбербанк, Газпром и др.), объединений работодателей (РСПП, «Опора России», «Деловая Россия»), различных организаций в защиту детей и др.

5. Программы по медико-социальному уходу (в том числе на дому) за старшим поколением российских граждан.

6. Программа по повышению качества медицинской помощи и безопасности пациентов. В 2017–2018гг. необходимо сформировать соответствующие вышеназванным приоритетам программы, определив, какие ресурсы нам необходимы для достижения поставленных целей, каким образом мы будем мотивировать и контролировать участников системы, а также определить механизмы реализации программ.

Для полномасштабной реализации этих программ с 2019г. потребуется поэтапное повышение государственного финансирования здравоохранения как минимум до 5% ВВП, или в 1,5 раза по отношению к уровню 2016 г.

Одновременно в 2017–2018 гг. в здравоохранении РФ необходимо срочно приступить к реализации следующих мер:

1) Снизить непроизводительные издержки. Среди этих мер: уменьшить закупки и потребление малоэффективных лекарств; ввести минимальный стандарт назначений по самым распространенным заболеваниям и состояниям, что снизит излишние назначения; ввести финансовый контроль над закупками (создание единой системы учета финансовых затрат и отчетности в лечебно-профилактических учреждениях); устранить излишнюю отчетность в медицинских организациях; устранить страховые медицинские организации из цепочки доведения финансовых средств до ЛПУ.

2) Перераспределить статьи расходов в здравоохранении с менее на более приоритетные. Например, потребуется временно остановить капитальное строительство (кроме ФАП и врачебных амбулаторий); уменьшить расходы на лечение части орфанных заболеваний (выделить для них отдельный фонд за счет средств федерального бюджета); обсудить с медицинскими специалистами акушерами- гинекологами и педиатрами возможность возвращения критерия живорождения с 500 г до 1 кг и тем самым устранить неэффективные расходы на выхаживание 500-граммовых младенцев.

3) Обеспечить безопасность пациентов и качество медицинской помощи (КМП). Для этого потребуется обеспечить внедрение системы непрерывного повышения квалификации медицинских кадров с соответствующими ресурсами, внедрить международные правила организации процессов в медицинских организациях, повышающих безопасность пациентов и КМП, устранить дублирующие проверки КМП, в том числе отменить штрафы по итогам проверок в медицинских организациях, которые приводят к сокрытию результатов оказания медицинской помощи.

4) Устранить противоречия и дублирование в нормативной базе (Приложение 1).

5) Реализовать меры, которые будут способствовать восстановлению доверительных отношений между врачами и пациентами.

6) Принять норму, которая предусмотрит заключение трудовых контрактов с главными врачами государственных и муниципальных медицинских организаций на 5-летний срок. Эта норма (в сочетании с перечнем случаев, при которых главный врач снимается с должности) позволит им реализовывать долгосрочные программы развития в возглавляемых ими учреждениях.

Реализация вышеперечисленных мер должна происходить при активном участии всех уровней системы здравоохранения – от федерального министерства и региональных органов управления здравоохранением до головных лечебных учреждений в муниципальных образованиях, проходить под личным контролем глав субъектов РФ с активным участием глав муниципальных образований и населения.

Все эти меры даже в ситуации ограниченных ресурсов системы здравоохранения позволят увеличить ОПЖ российских граждан и повысить удовлетворенность населения медицинской помощью.


Приложение 1 

Противоречия и недостатки в действующей нормативной базе и предложения по их исправлению

I. Ввести поправки в письмо Минздрава России и Фонда обязательного медицинского страхования от 24.12.2015 № 11-9/10/2-7938/8089/21-и «О методических рекомендациях по способам оплаты медицинской помощи за счет средств обязательного медицинского страхования». Бюджет медицинских организаций складывается из объемов помощи, помноженных на установленные тарифы.

Поток больных (объемы помощи) в учреждениях I и II уровня, расположенных в сельской местности и малонаселенных и труднодоступных районах, небольшой, а установленные для них тарифы вышеназванным письмом занижены. Как следствие, такие учреждения вынуждены закрываться. 

Соответственно, первое, что необходимо сделать, – это ввести особый режим финансирования для лечебных учреждений I и II уровня в сельских и труднодоступных территориях с низкой плотностью проживания населения (в арктических регионах): ввести для них дополнительные повышающие коэффициенты сложности диагностики и лечения пациентов сверх рекомендованного Минздравом России и ФОМС перечня случаев или предусмотреть оплату таких медицинских организаций по фиксированному бюджету.

II. Отменить Приказ Минздрава России от 15.07.2016 № 520н «Об утверждении критериев оценки качества медицинской помощи». По этому приказу медицинские организации вынуждены будут отчитываться по 450 показателям. Этот приказ существенно повысит объем непроизводительной отчетности, поскольку для оценки КМП в медицинских организациях, как правило, используется не более 10–12 ключевых показателей. И самое главное – без системных мер по обеспечению КМП и безопасности пациентов в медицинских организациях этот приказ не приведет к положительным результатам. 

III. Привести в соответствие приказы по обеспечению и контролю КМП. Имеющаяся сегодня нормативная база по контролю КМП избыточна – имеется множество действующих нормативных документов (более 14), в которых методики измерения и показатели КМП не согласованы между собой и не соответствуют международным нормам.

IV. Отменить письмо Минздрава России от 02.04.2015 № 17-9/10/2-1002 «О предоставлении участковыми терапевтами и врачами общей практики еженедельной и ежемесячной информации». Это письмо предусматривает еженедельную отчетность о смертности на участке, что значительно увеличивает объем отчетности. Такая мера может реализовываться в полугодие с последующим анализом случаев смертей на уровне медицинской организации или региона.

V. Отменить штрафы медицинских организаций по результатам проведений медико-экономического контроля (МЭК), медико-экономической экспертизы (МЭЭ) и экспертизы качества медицинской помощи (ЭКМП). Санкции, накладываемые на медицинские организации по результатам ЭКМП, приводят к сокрытию нарушений, а не к позитивным изменениям – уровень нарушений в течение 4 последних лет остается практически на одном и том же уровне – около 30% от всех рассмотрен- ных случаев. Дополнительно деятельность медицинских организаций контролируется Росздравнадзором, по данным которого число нарушений в 2013 г. составляло 40%, в 2016 г. – 49% от числа проверенных случаев22, число административных штрафов с 2013 по 2016 г. выросло в 6 раз, а сумма штрафов – в 3,7 раза. Все это говорит об избыточности контрольных мер и отсутствии профилактики нарушений.

VI. Отменить норму об обязательности исполнения медицинскими организациями порядков оказания медицинской помощи (Федеральный закон от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ»), поскольку большинство этих порядков не согласованы с нормативами оказания медицинской помощи, рассчитанными на основании ПГГ. Например, при оказании акушерской и гинекологической помощи, согласно Порядкам оказания медпомощи, на одного врача по расчетам приходится 10 коек, а по территориальной ПГГ (ТПГГ) – 15 коек, при оказании оториноларингологической помощи по ТПГГ рекомендовано 12 коек на одного врача, а по Порядкам – 20 коек. Более того, неисполнение порядков в большинстве случаев связано с отсутствием требуемых кадровых и материально-технических ресурсов, что по большей части не зависит от руководства медицинской организации и упирается в системные проблемы отрасли.

VII. Привести нормативы сроков ожидания различных видов медицинской помощи к реальным возможностям системы здравоохранения РФ. В ПГГ установлены сроки ожидания пациентами различных видов медицинской помощи (раздел VIII). Например, консультацию врача-специалиста пациенты должны ожидать 14 календарных дней со дня обращения, плановую госпитализацию – 30 календарных дней со дня выдачи лечащим врачом направления.

Вместе с тем сомнительно, чтобы в России сроки ожидания медицинской помощи были бы короче, чем в Германии, где консультацию врачей-специалистов ожидают около 30 дней, а плановую госпитализацию – не более 35 дней. Поскольку в Германии, во-первых, потоки больных значительно ниже, чем в нашей стране, а финансирование государственной системы здравоохранения в 5,2 раза выше в сопоставимых ценах, обеспеченность практикующими врачами – на 11% выше, обеспеченность стационарными койками – на 12% выше, чем в России.

VIII. Привести в соответствие Приказ Минздрава № 290н «Об утверждении типовых отраслевых норм времени на выполнение работ, связанных с посещением одним пациентом врачапедиатра участкового, врача-терапевта участкового, врача общей практики (семейного врача), врача-невролога, врача-оториноларинголога, врача-офтальмолога и врача-акушера-гинеколога».

В этом приказе указано, что время трудозатрат врача-участкового на прием пациента составляет 15 мин, а в ПГГ установлено – 20 мин. Установленные нормативы трудозатрат врачей не соответствуют реальной численности врачей участковой службы и специалистов в поликлиниках. Очевидно, если нормативно установить время приема пациента (15–20 мин), при той же численности врачей и таком же потоке пациентов это приведет лишь к удлинению сроков ожидания. Однако сроки ожидания, установленные в ПГГ, остались прежними: на прием к участковому врачу пациенты должны попасть в течение 24ч от момента обращения.

IX. Привести нормативы ПГГ в соответствие с потребностями населения в медицинской помощи и современными технологиями оказания медицинской помощи. Нормативы ПГГ были установлены по объемам помощи, сложившимся в советское время и мало изменились с тех пор. Однако к 2015г. общая заболеваемость населения выросла на 50%. Это означает, что существенно увеличились и потоки больных, нуждающихся в оказании медицинской помощи. Кроме того, увеличивается доля пожилых граждан, соответственно, для них нужно интенсивно развивать услуги по длительному уходу или медико-социальной помощи.

X. Привести нормативы ПГГ и другие документы Минздрава в соответствие с современными научными данными. Так, мировой медицинской практикой доказано, что занятость больничной койки в году более 310 дней приводит к росту инфекционных осложнений. Однако при формировании ТПГГ Минздравом установлено, что этот показатель в российских больницах должен составлять 340 дней в году. Более того, по этому показателю определяется эффективность использования коечного фонда. Кроме того, в развитых странах считается, что более 4 коек на 1 пост медицинской сестры в хирургическом отделении также приводит к росту инфекционных осложнений. А у нас в ПГГ указан показатель – 15 коек на пост.


Сведения об авторе

Улумбекова Гузель Эрнстовна – доктор медицинских наук, ректор Высшей школы организации и управления здравоохранением (ВШОУЗ)