Биологи с дипломатическим иммунитетом. Что они делают у наших границ?

24 сентября 2020

Лаборатории или военные базы?

Первым публично об угрозе американских биологических лабораторий, расположенных вдоль границ России, заговорил Геннадий Онищенко, всю жизнь посвятивший профилактике инфекционных заболеваний и много лет проработавший главным государственным санитарным врачом РФ.

Ещё в 2013 г., будучи главой Роспотребнадзора, он сделал сенсационное по тем временам заявление: в Грузии, по соседству с российской границей, работает биолаборатория Минобороны США. Вслед за этим Центр им. Лугара перешёл в ведомство Минздрава соседней страны. Но это, как уже очевидно, было лишь формальностью.

«Если рассуждать здраво и связать два факта — наличие у США активных наступательных биологических программ и строительство сети армейских микробиологических лабораторий (военных биологических баз) в непосредственной близости от границ РФ, то очевидно, что создаётся очень серьёзная угроза для биобезопасности нашей страны, говорил Онищенко в интервью „АиФ“ в 2016-м. — При новом технологическом укладе, где достижения биотехнологий будут играть решающую роль, сеть лабораторий мы должны расценивать как созданные предпосылки для преднамеренного вмешательства в нашу жизнь со стороны иностранного государства, имеющего недобрые цели».

С тех пор количество биологических лабораторий, связанных с Минобороны США, вдоль наших границ увеличилось, а Центр им. Лугара в Грузии прирос новым 8-этажным корпусом.

В обход Конвенции о запрещении

В 2018 году большую обеспокоенность деятельностью американских биолабораторий в Грузии, и особенно Центра им. Лугара, стал публично озвучивать бывший министр госбезопасности этой страны Игорь Гиоргадзе. Он создал сайт в интернете, куда выложил документы, которые, по его словам, ему передали друзья, и провёл пресс-конференцию.

«Центр вроде бы должен заниматься лечением, но там по непонятным причинам умирают в один день 24 человека, а расследование не проводится», — рассказал он в интервью «АиФ» в сентябре 2018 года.

Вслед за ним свои опасения высказала нынешняя глава Роспотребнадзора Анна Попова: «Лабораторный центр, который выстроен в Грузии, очень близко от наших границ, выстроен, по данным Министерства обороны РФ, на средства Министерства обороны Соединённых Штатов Америки. Центр сегодня реализует 4 проекта, связанные с тяжелейшими, особо опасными патогенами (в том числе атипичной чумы)».

Со своей стороны, Минобороны России изучило материалы, преданные огласке Гиоргадзе.

«Соединённые Штаты Америки неоднократно заявляли, что США не разрабатывают биологическое оружие в Центре Лугара, что этот объект не принадлежит Соединённым Штатам Америки, а его миссия состоит в защите граждан от угроз здоровью людей и животных в интересах Грузии, Закавказья и мирового сообщества. Вместе с тем документы, представленные Игорем Гиоргадзе, опровергают американские заявления и подтверждают наши опасения в отношении противозаконной деятельности США на территории Грузии, в том числе и попытки обхода ими ряда положений Конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия», — сказал на брифинге начальник войск радиационной, химической и биологической защиты ВС РФ генерал-армии Игорь Кириллов.

Центр им. Лугара, по его словам, функционирует в Грузии с 2011 г., а его строительство обошлось Пентагону более чем в 160 млн долл. — в соответствии с информацией, опубликованной на сайте Федеральной контрактной системы США.

Игорь Кириллов сообщил, что 2 этажа нового корпуса центра полностью отданы подразделениям сухопутных войск США. Кроме того, есть отдельные зоны для работы с пациентами, заражёнными возбудителями особо опасных инфекций.

Документы, попавшие в интернет, показывают, что этот центр находится под полным контролем США. Пентагон финансирует не только ведущиеся там биологические исследовательские проекты, но также берёт на себя расходы за газ, электричество, воду и т.д.

Летучие мыши и коронавирус

По данным Гиоргадзе, в настоящее время грузинские специалисты ограничены в перемещениях по центру, не имеют доступа к американским документам — под предлогом законодательных ограничений США в отношении секретных программ и режимных помещений. А американские военные биологи, работающие там, имеют дипломатический иммунитет (соглашение, предоставившее его, имеется в открытом доступе).

По документам, просочившимся в интернет в 2018 г., дипломаты США, работающие в Грузии, участвовали в торговле замороженной человеческой кровью и патогенами для секретной военной программы.

А согласно данным из электронной переписки между Центром Лугара и американским посольством в Грузии (тоже есть в открытом доступе), учёные США исследуют возбудители, которые можно распылять и использовать в качестве биологического оружия. От одного перечисления этих заболеваний, которые они могут возбудить, становится не по себе: сибирская язва, туляремия, бруцеллёз, крымско-конголезская геморрагическая лихорадка, хантавирус, чума.

Кстати, Агентство по сокращению угрозы Минобороны США в 2017 году запустило проект стоимостью 6,5 млн долл. по летучим мышам и коронавирусам в Западной Азии. Он охватывает территории Грузии, Армении, Азербайджана, Турции и Иордании, а Центр Лугара в нём — головная лаборатория для генетических исследований.

«Не заметили» смертей

Особенно встревожило бывшего министра госбезопасности, что биологи США в Центре Лугара проводят исследования над гражданами Грузии: с 2015 по 2016 годы, по его данным, от вакцины, разработанной в лаборатории, умерли 73 человека.

На этот счёт уже есть и более ошеломляющие цифры — о программе американской фармацевтической компании Gilead по испытанию вакцины против гепатита С стоимостью 3,3 млрд долл. Конфиденциальные отчёты Министерства здравоохранения Грузии показывают: в 2015 и 2016 годах в стране умерли не менее 249 пациентов, участвовавших в ней. В некоторых случая причина смерти указана как неизвестная, в некоторых — от другого заболевания. Но в итоге сообщили, что смерти этих людей не были связаны с лечением, и забыли.

Из переписки грузинского Минздрава с посольством США следует, что часть участвовавших в программе добровольцев умерли, а лечение других отменено без указаний причины. При этом у Агентства соцобслуживания Грузии остались нереализованные антивирусные препараты от гепатита С на общую сумму около 187 млн долл., у которых истёк срок годности.

Угроза безопасности России

Когда Геннадий Онищенко стал говорить о Центре Лугара и других биолабораториях у границ России, тогдашняя замгоссекретаря США Роуз Геттемюллер высказалась эмоционально и жёстко — дескать, какое вам дело до этих лабораторий?

Какое нам дело до того, что у наших границ реализуются военные биологические программы с особо опасными инфекциями?! Из появившихся в Сети документов теперь понятны некоторые из этих программ — они указаны в проектах грантов управления Министерства обороны США по снижению угрозы (DTRA) для Национального центра по контролю заболеваний Грузии (НЦКЗ). Как следует из информации на сайте НКЦЗ, грантов у него 69.

Изучение распространения вируса геморрагичесой лихорадки Крым-Конго в Азербайджане — этой программой, помимо НКЦЗ, должны заниматься НИИ инфекционных заболеваний сухопутных сил Минобороны США, Министерство здравоохранения Великобритании и Противочумная станция Азербайджана. За 3 года, с 2020-го по 2023-й, планируется потратить 719,5 тыс. долл.

Другая программа по финансированию скромнее: 186 тыс. долл. Но география её при этом существенно больше — Грузия, Турция, Иордания, Пакистан и 12 стран Западной Азии. На этих территориях планировалось провести в 2019-2020 годах комплексное междисциплинарное исследование для выявления основных факторов риска зоонозных заболеваний, вызванных летучими мышами, обитающими на территории Западной Азии.

Ещё один грант выделялся на изучение грызунов в рамках проекта «Чёрная чума, эндемичная трансграничная территория в Грузии и Азербайджана». Исполнители — Техасский университет, НЦКЗ Грузии, Противочумная станция Азербайджана.

«Сегодня известно 3 вида оружия массового уничтожения: химическое, ядерное и биологическое. Химическое скреплено международными юридически значимыми договорами, идёт планомерное уничтожение накопленных ещё с Первой мировой войны запасов, существует международный контроль, запрещающий новые разработки. Ядерное тоже практически взяли под контроль. А вот с биологическим всё сложнее. Несмотря на то что ещё в 1972 году подписана Конвенция по биологическому и токсинному оружию (КБТО), до сегодняшнего дня механизм контроля так и не работает. И Соединённые Штаты спокойно строят свои военные биолаборатории», — рассказал Геннадий Онищенко в интервью «АиФ» в 2016-м.

И с тех пор механизм контроля, на выработку которого экспертное сообщество потратило 45 лет, так и не заработал — во многом стараниями США.

Сколько лабораторий?

Самое печальное, что Центр Лугара — только одна из сосредоточенных вдоль наших границ биолабораторий Минобороны США. А всего их, по данным наших военных, 49.

Украина — 11. Грузия — 11. Армения — 7. Азербайджан — 8. Узбекистан — 3. Казахстан — 10.

Если военные базы с «горячим» оружием вплотную к нашим границам пока не приблизились, то не менее страшное биологическое оружие уже совсем рядом. Минобороны РФ опубликовало американские патенты, выданные на средства доставки и применения биологического оружия: пистолет, дрон, патроны. Постреляли — и заражённые комарики разлетелись...

«На фоне официально провозглашённой цели работы лаборатории («уменьшение последствий применения оружия массового уничтожения») на её сайте обнаруживаем перечень патентов, к которым проявляют интерес сотрудники лаборатории. Среди них патент на «беспилотный летательный аппарат для распространения в воздухе заражённых насекомых». В его описании прямо указано, что изобретение предназначено «для заражения противника смертельными заболеваниями и его уничтожения с минимальными затратами», — высказал свою тревогу «АиФ» Игорь Гиоргадзе.

Он обратил внимание и на другие патенты: на боеприпас «с токсичным содержимым для проведения диверсионных операций», предназначение которого — распространение смертельных заболеваний на территории противника; на полый боеприпас для капсул с токсичным содержимым (возможно снаряжать капсулы вирусами).

«Как я предполагаю, деятельность этих объектов (биолабораторий у границ России — Ред.) нацелена на моделирование природных штаммов разных инфекций, создание специальных конструкций, которые будут иметь внешние признаки естественных эпидемий, но принесут тяжелейшие потери. Такие диверсии могут как носить экономический характер, разрушая наше агропроизводство и животноводство, так и наносить вред здоровью людей. Других задач у военных лабораторий просто быть не может», — считает Геннадий Онищенко.

Вторую возможную цель он характеризует так: «Разрушить национальную систему биологической защиты. С советских времён она во всех наших союзных республиках была едина — централизованная система санэпиднадзора, который располагал лабораториями для выработки мероприятий, разработки вакцин, защитных средств. Сейчас во всех бывших союзных республиках, кроме Белоруссии, система разрушена».

Кстати

В Сети оказалась переписка американских дипломатов с грузинскими чиновниками по вопросу открытия в Тбилиси отделения Центра по контролю заболеваний США (ЦКЗ США). Советник посольства Штатов Х. Апарисио напоминает замминистра здравоохранения Грузии Томар Габунии, что работа должна иметь неофициальный характер.

По просочившейся в интернет информации, в нынешнем году отделение американского центра создано. Для его сотрудников в Национальном центре по контролю заболеваний Грузии выделено, по всей вероятности, 16 мест.

Источник: https://aif.ru/society/safety/biologi_s_diplomaticheskim_immunitetom_chto_delayut_oni_u_nashih_granic