Посещение больного в реанимации узаконили. Однако приказ Минздрава оставляет лазейки для вольного его трактования

22 сентября 2020

Теперь медицинские организации обязаны предоставлять родственникам и законным представителям пациента возможность посещать его в реанимации.

Родственник, находящийся в отделении реанимации, – двойное переживание, двойная боль и забота. Во-первых, волнение за его жизнь и здоровье, во-вторых, ухищрения, чтобы его увидеть, помочь, насколько возможно, в самом худшем случае – попрощаться.

В реанимацию у нас не пускали: не положено. На что только не приходилось идти, чтобы проникнуть туда: умолять медперсонал, совать деньги в конвертах, добиваться аудиенции у главврача, унижаться, в прямом смысле слова вставать на колени.

Теперь посещение больных в реанимации узаконено. Закон был разработан после обращения к президенту (опять дело дошло до президента!) в 2016 году актера и основателя благотворительного фонда Константина Хабенского. Он заявил, что нередко врачи не разрешают тяжелобольным и умирающим, в том числе детям, видеться с родными. Четыре года разрабатывали закон. Сколько больных за эти годы ушло из жизни в одиночестве, сколько слез пролито их близкими, которым не удалось сказать им последнее прости.

Подготовленный по президентскому поручению документ был принят в мае 2019 года. Больше года понадобилось на его утверждение. Наконец он уже утвержден приказом министра здравоохранения Михаилом Мурашко. Что же мы получили в результате?

Медицинские организации обязаны предоставлять родственникам, членам семьи и законным представителям пациента возможность посещать его, в том числе и в реанимации. Помимо родственников, иных членов семьи и законных представителей проведать таких пациентов теперь могут «иные граждане», если больной даст свое согласие. Однако это должно происходить в соответствии с регламентом, который теперь и утвердил Минздрав, вновь оставив вопрос о посещении на усмотрение врачей.

Так ведь и раньше, если удастся договориться, в реанимацию пропускали. До всякого приказа. Зависело от доброй воли главного врача. Денис Проценко, тогда главный врач 15-й клинической больницы Москвы, утверждал еще два года назад, что в этой больнице в реанимацию пускают родственников. По его мнению, это правильно.

А если мнение какого-то главного врача другое? Если он считает, что родственники пациента только мешают? В таком случае не пустят. Тысячу причин придумают и не пустят. И что же, получается, изменилось? Пришли все к тому же.

«Новый приказ Минздрава, регулирующий посещения родственников в медицинских организациях, – это не шаг и даже не шажок. Это какой-то абсолютный минимум. Брошенная нам кость», – так расценила этот документ учредитель фонда помощи хосписам «Вера» Анна Федермессер.

Она отметила, что все же в новом приказе есть положительные моменты. Прежде всего на законодательном уровне зафиксировано, что в исторически закрытых отделениях реанимации посещения возможны. То есть этого можно требовать, опираясь на закон. Раньше-то оставалось только рыдать перед закрытой дверью и пытаться найти сердобольного или корыстолюбивого медика, который проведет в палату на минутку.

Еще один положительный момент – будут пускать в реанимацию при согласии пациента не только официальных родственников, но и «иных граждан». Например, гражданскую жену и гражданского мужа. Или близкого друга, которому пациент хочет оставить свои распоряжения.

Анна Федермессер подчеркивает главный просчет – в приказе ничего не говорится о пребывании с пациентом – и объясняет: между «пребыванием» и «посещением» огромная разница. Посещение – это пришел и ушел, а пребывание подразумевает постоянное присутствие рядом.

Нет в тексте приказа и информации о времени посещений, нет обязательства обеспечить круглосуточный доступ. Если состояние пациента тяжелое или пациент умирающий, крайне важно быть рядом. Это абсолютно невозможно привязать ко времени суток, говорит Федермессер, которая как никто знает, что бывает на исходе жизни.

И еще важное. Состояние больного нередко не позволяет выразить согласие на посещение близких. Ведь это отделение реанимации, где пациенты находятся под действием сильных препаратов, подключены к приборам или вообще в коме. Какое они могут дать согласие? В таких случаях в соответствии с приказом вопрос о посещении решает врач. Может пустить, может и не пустить. То есть то же самое, что и было.

Источник: https://www.ng.ru/columnist/2020-09-22/8_7970_vision.html