Татьяна Москалькова: россияне с пониманием отнеслись к ограничительным мерам

19 ноября 2020
Омбудсмен подготовила доклад о проблемах и способах их решения во время пандемии

Ещё год назад никто не знал, что такое COVID-19, а слово «коронавирус» писали с ошибками. Тогда никто и предположить не мог, что нам придётся столкнуться с проблемой планетарного масштаба, а правительствам мобилизоваться и научиться жить в новой реальности. В России ограничения сопровождаются беспрецедентной государственной поддержкой наиболее уязвимых сфер экономики и отдельных категорий жителей. Но принятые меры объективно ограничивали права и свободы граждан. Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова в интервью «Парламентской газете» рассказала, как власти не дали россиянам провалиться за черту бедности.

- Татьяна Николаевна, весной, когда ввели самоизоляцию, многие буквально запаниковали, потому что не было ни малейшего представления, как жить в этой новой реальности. Сложно ли было организовать работу, ведь такого опыта ещё не было?

- Это на самом деле так. Но противодействием новой угрозе занялись абсолютно все государственные институты и общественность, каждый, разумеется, в пределах своей компетенции. Огромная часть работы легла на волонтёров. Достаточно вспомнить, сколько было сделано движением «МыВместе». Мы, конечно же, в стороне остаться не могли. По всей стране омбудсмены проводили масштабную работу по соблюдению и защите прав и свобод человека в условиях стремительного распространения COVID-инфекции и, как следствие, возникновения мирового форс-мажора. Естественно, выросла потребность в правозащитной деятельности, поскольку многие из мер, предпринимаемых государственными органами власти, непосредственно касались реализации прав и свобод человека и гражданина.

Правовая помощь — это, в первую очередь, конкретные действия

Основные усилия института правозащитников были направлены на рассмотрение обращений, касающихся прав человека в условиях сложной эпидемиологической ситуации в стране. Правовая помощь — это, в первую очередь, конкретные действия. Ведь нужно придать импульс решению того или иного вопроса — запросом, ходатайством, обращением, требованием в другие органы власти. Большое значение имела консультативная помощь по защите прав в условиях ограничительных мер. В течение суток в режиме удалённого доступа рассматривались срочные жалобы, поступавшие на специально созданную «горячую линию», организовывали видеоконференции для приёма граждан и оперативной связи с региональными уполномоченными по правам человека, а также проводили видеоконференции с зарубежными омбудсменами, что позволяло добиваться быстрого положительного эффекта в решении проблем заявителей.

- Вы ведь не стали ограничивать себя лишь правозащитной деятельностью?

- Уже в январе-феврале 2020 года регионы стали вводить режим повышенной готовности, который в марте установили повсеместно. И тогда же мы организовали мониторинг обращений граждан к Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации и региональным омбудсменам по вопросам, связанным с реализацией мер по борьбе с коронавирусной инфекцией. Это позволяло оперативно выявлять системные проблемы. Собранную информацию немедленно отправляли в компетентные органы для совершенствования законодательства о правах человека. И, знаете, важную роль сыграло проведение двусторонних консультаций и взаимный обмен опытом в рамках правозащитной дипломатии, активно работал Евразийский альянс омбудсменов. Ведь в первые недели и наши омбудсмены, и аналогичные институты других государств остро ощутили отсутствие единого международно-правового акта, который бы регулировал права и свободы в условиях пандемии. И такое сотрудничество заметно облегчило работу в начале эпидемического кризиса.

- Сильно ли изменилось отношение людей к происходящему за эти почти 11 месяцев?

- С самого начала пандемии мы слышали буквально отовсюду — мир никогда не будет прежним. Если посмотреть статистику, собранную за всё время, то это утверждение поддерживали и тогда и сейчас меньше 30 процентов жителей России. То есть большинство наших соотечественников не готово смириться тем, что придётся жить по новым правилам. Но появились новые страхи, которые не были так заметны ещё в начале года. Больше всего мы боимся, что заразится кто-то из близких. То есть даже меньше переживаем за себя, чем за родных. И, конечно, никуда не делась боязнь остаться без работы, лишиться средств. Пугает, конечно, и рост цен. При этом, вспомните — ещё в начале первой волны большинство было за ужесточение карантинных мер. Сегодня люди уже считают, что предпринятые сейчас меры вполне достаточны и не хотят повторения весеннего сценария. Вспомните, сколько негативных отзывов было о введении в Москве пропускной системы! Ведь люди считали её не только малоэффективной и бесполезной, но и ещё одним способом пополнения столичного бюджета. Да и были проблемы с оформлением самих пропусков, что тоже вызвало нарекания.

- А в плане прав человека?

- А вот здесь как раз скепсиса было и остаётся намного меньше. Общественные настроения существенных изменений не претерпели. Опросы свидетельствуют, что абсолютное большинство россиян с пониманием отнеслись к ограничениям, препятствующим распространению коронавируса. Хочу обратить внимание, что недовольство есть. Но оно обусловлено экономическим контекстом — по мнению опрошенных, меры карантинного и ограничительного характера существенно сокращают возможности заработка. Во-вторую очередь неприятие ограничений связано с отрицанием опасности вируса и ситуации в целом, а также эффективности и целесообразности борьбы с ним.

Некоторые позитивные нововведения, по мнению значительного числа людей, стоит сохранить и после выхода страны из режима повышенной готовности

Но, кстати, некоторые позитивные нововведения, по мнению значительного числа людей, стоит сохранить и после выхода страны из режима повышенной готовности. Это, в первую очередь, онлайн-госуслуги, удалёнка как в учёбе, так и в работе, онлайн концерты и спектакли, ну и, конечно, развитие волонтёрского движения.

- Любые ограничения вызывают неприятие. Мы видели столкновения между жителями и полицией в Чехии, Италии, Испании. Как же мы этого избежали?

- Государство выступило не только инициатором ограничений. Ведь прежде чем их вводить, необходимо было просчитать всё на несколько ходов вперёд. Обеспечить людей всем необходимым — и не просто дать социальные гарантии, но и обеспечить их выполнение. Ведь посмотрите, ограничения прав людей на уровне Федерации и в регионах вводились избирательно, в зависимости от складывающейся санитарно-эпидемиологической обстановки, были обоснованны, не носили произвольный или дискриминационный характер, не допускали унижения человеческого достоинства и в основе своей были соизмеримы с целями охраны жизни и здоровья населения. О них своевременно и постоянно информировали.

Да, были случаи, когда в отдельных регионах законодательное регулирование больше, чем необходимо, ограничивало права и свободы жителей. Например, в Ставропольском и Краснодарском краях возникли проблемы с выдачей пропусков, которые фактически заблокировали въезд и выезд. Это произошло как раз потому, что местные власти не смогли просчитать всё и выстроить логическую схему. Понятно, что начался ажиотаж и большое скопление народа в местных администрациях. Что, кстати, создало дополнительную угрозу распространения инфекции. Соответствующая информация была незамедлительно передана Уполномоченным в компетентные государственные органы. Впоследствии эти меры были скорректированы.

- С введением весной карантина главным страхом стала потеря работы. И действительно закрылось много небольших фирм, многие успешные предприниматели садились на велосипеды и работали курьерами. Но удалось избежать глобального банкротства. Это тоже всё было просчитано?

- Материальное благополучие это ведь тоже в определённой степени наши права и свободы. И здесь отличительной особенностью российской политики стало принятие дополнительных мер по созданию социальных и экономических условий для поддержки материального благополучия людей в условиях новой реальности. Ещё весной граждане вполне справедливо поднимали вопрос достаточности мер для обеспечения их прав на труд, здоровье, образование, свободу предпринимательства, да и ту же свободу передвижения.

Указы Президента, федеральные законы, правительственные акты, по сути, создали новую систему социально-экономических гарантий. Компенсации для тех, кто оказался в непростой жизненной ситуации, позволили избежать рост числа тех, кто оказался за чертой бедности. Были сохранены зарплаты для ушедших на вынужденные каникулы, начались выплаты социальных пособий для детей. И это только на федеральном уровне. А региональные власти не только поддержали Центр, но и установили свои дополнительные выплаты. Всё это многим помогло удержаться на плаву. И сейчас, во многом благодаря тому, что все эти меры были приняты незамедлительно, можно говорить, что жить в новых условиях мы сможем. Конечно, не хотелось бы, чтобы они растянулись надолго. Но главное уже сделано — мы выстояли.


Источник: https://www.pnp.ru/politics/tatyana-moskalkova-rossiyane-s-ponimaniem-otneslis-k-ogranichitelnym-meram.html?utm_source=pnpru&utm_medium=block&utm_campaign=glavnoe_column