От оптимизации до пандемии (Челябинская область)

02 апреля 2021

Система здравоохранения одна из самых проблемных сфер в Челябинской области. Реформа, стартовавшая в начале десятых годов в России, целью которой было оптимизировать систему и повысить качество медицинской помощи, по факту сделала ее еще менее доступной для жителей. В Челябинской области это привело к закрытию большого числа медучреждений в небольших населенных пунктах и сокращению кадров. В 2019 году руководство региона заявило об отказе от непродуманной оптимизации. А в 2020 году система пошла проверку пандемией.

За последние пять лет система здравоохранения Челябинской области претерпела некоторые изменения, однако по-прежнему большинство жителей региона считают задачу получения качественной медицинской помощи одной из самых сложных. А медики не удовлетворены зарплатой и условиями труда.

Большая часть последней «пятилетки» в сфере здравоохранения Челябинской области проходила под знаком оптимизации. Реформа стартовала в России в 2010 году. По задумке федерального правительства, регионы за счет сокращения количества медицинских учреждений должны были избавиться от избыточного коечного фонда и перевести основные потоки пациентов в амбулаторное звено. В мае 2012 года вышел указ президента РФ о том, что зарплата врачей должна достичь 200% от средней зарплаты по региону, а среднего и младшего медперсонала — 100%. При этом добиться этого предполагалось без дополнительного финансирования отрасли. В итоге реальный результат оптимизации оказался далек от первоначальных планов. Во многих малых городах и небольших населенных пунктах закрылись единственные стационары, медицинская помощь отдалилась от пациентов на десятки километров, а многие местные медики лишились работы. Нагрузка на работавших врачей увеличилась, а реальная зарплата так и не достигла обещанного уровня. Протесты врачей и пациентов игнорировались на всех уровнях власти. Но в последние годы даже представители правительства РФ негативно оценивали итоги реформирования. Например, вице-премьер Татьяна Голикова заявляла, что многие регионы «ужасно» провели оптимизацию, и признавала снижение доступности и качества медицинской помощи, хотя Минздрав России этого не признает. Уже к 2015 году Счетная палата РФ пришла к выводу, что основные цели оптимизации не достигнуты — «ожидаемого роста эффективности и доступности медицинской помощи не произошло».

Сомнительная реформа

К 2015 году в Челябинской области число психиатрических больниц сократилось на треть, а учреждений фтизиатрической службы — почти в три раза. В мае 2018 года тогдашний министр здравоохранения региона Сергей Приколотин в интервью настаивал на том, что оптимизация позволяет «лучше структурировать управление системой здравоохранения». По его словам, уменьшается, прежде всего, количество юридических лиц за счет объединения медучреждений, а под сокращения попадают лишь управленческие кадры. «Учреждений не нужно столько, сколько есть сегодня: например, в городе с населением 150–200 тыс. человек достаточно одного юридического лица, в Челябинске больницы вполне справляются с таким объемом. При этом, безусловно, какие-то сокращения будут, но это касается только административного аппарата. Конечно, если на территории было несколько больниц, а мы объединяем их в одну, то главный врач останется только один, при этом остальные продолжат работать как филиалы, и их прежние руководители вполне могут перейти на должности заместителей. Больше всего оптимизация штата коснется кадровых служб, экономистов, бухгалтеров»,— говорил министр.

В марте 2019 года челябинские эксперты Общероссийского народного фронта обратились в министерство здравоохранения региона с предложением пересмотреть «дорожные карты оптимизации», поскольку, по их мнению, качество и доступность медпомощи снижается. В качестве подтверждения общественники привели данные социологического опроса о том, что 44% южноуральцев недовольны качеством медицинских услуг, которые им оказывают в поликлиниках по месту жительства, а 90% отметили дефицит специалистов. Только в 2018 году ликвидировали четыре отделения, приемный покой, детский стационар и травмпункт в Юрюзани, закрыли роддом в Катав-Ивановске, объединили в одну несколько больниц в Златоусте и Ашинском районе.

«Перенос медицинского учреждения из одного населенного пункта в другой должен планироваться с учетом транспортной доступности, площади принимающего медучреждения. Необходимо отдать приоритет удержанию кадров на местах и не допускать сокращения ставок младшего медперсонала, при котором за сотрудником сохраняются прежние обязанности, но уменьшается уровень зарплаты»,— комментировал член регионального штаба ОНФ в Челябинской области Мусос Коркмазов.

Смена курса

Вскоре после смены руководства Челябинской области в марте 2019 года новый глава Алексей Текслер заявил об отказе от «непродуманной оптимизации». Выступая с посланием перед законодательным собранием региона 30 мая, он объявил о строительстве 100 фельдшерско-акушерских пунктов (ФАП) к 2024 году, «чтобы приблизить медицинскую помощь к селянам». Укомплектованность медицинскими кадрами на тот момент в среднем по области составляла 34%, а дефицит — порядка 3 тыс. сотрудников. «Нужно признать, что в ходе оптимизации системы здравоохранения была серьезно ослаблена медицинская помощь на селе и в малых городах. Необходимо исправлять ситуацию, развивать программы по привлечению качественных специалистов, направлять в территории средства на капитальный ремонт городских и районных больниц»,— говорил Алексей Текслер на VII съезде Совета муниципальных образований Челябинской области.

По данным министерства здравоохранения региона, с 2015-го по 2020 год количество больничных учреждений сократилось на 22,6%, с 119 до 92. Поликлиник стало меньше почти на 40%, всего в 2020 году их было 20. Число ФАП выросло с 662 до 666, из них передвижных — с пяти до 23. За последние два года ввели 46 новых фельдшерско-акушерских пунктов. Количество круглосуточных коек в стационарах за пять лет увеличилось почти на 2,3 тыс., что в первую очередь обусловлено созданием дополнительных госпитальных баз из-за пандемии коронавирусной инфекции. В минздраве Челябинской области подчеркивают, что за время реорганизации врачи не были уволены. «Они переведены в другие медицинские учреждения, в связи с чем нагрузка на них осталась неизменной во всех муниципалитетах области»,— сообщает пресс-служба ведомства. На начало марта этого года, по данным минздрава региона, в медучреждениях было около 800 вакантных должностей врачей, около 350 — среднего медицинского персонала. Наибольшая потребность в узких специалистах: анестезиологах-реаниматологах, травматологах, патологоанатомах. В 2018–2019 годах наблюдалась «отрицательная динамика прироста» численности врачей. В 2020 году по сравнению с предыдущим их стало больше на 75 человек. Всего на 1 января 2021 года численность врачей в Челябинской области составила 10,7 тыс. человек, среднего медицинского персонала — 25,5 тыс., младшего медперсонала — 4,7 тыс. По данным Челябинскстата, в 2015 году в регионе было 13,7 тыс. врачей и 37 тыс. медсестер и фельдшеров.

В ведомстве положительные изменения и приток кадров в 2020 году в том числе связывают с принятием дополнительных мер поддержки и программ для медиков. Так, было увеличено число обучающихся в медицинских вузах за счет средств областного бюджета, увеличены контрольные цифры приема в подведомственные минздраву профессиональные учебные заведения, сельским медработникам компенсируют расходы на оплату ЖКХ, приобретено порядка 100 служебных квартир, продолжают действовать программы «Земский доктор» (в 2020 году привлекли 61 врача) и «Земский фельдшер» (45).

Пандемия

В 2020 году система здравоохранения Челябинской области прошла испытание коронавирусной инфекцией. В разгар пандемии жители региона, как и большинства субъектов РФ, жаловались на то, что неделями не могут дозвониться до поликлиники, и вызвать врача домой можно, только явившись больным в регистратуру. Скорую помощь приходилось ждать до пяти суток, а добиться своевременного исследования на COVID-19 или записи на компьютерную томографию легких можно было только с помощью знакомых или скандала. Мест в больницах тоже на всех не хватало. В короткие сроки властям региона пришлось создать и переоборудовать большое количество дополнительных инфекционных баз, а также баз долечивания и реабилитации. В пиковые месяцы заболеваемости в октябре — ноябре в регионе работало почти 30 ковидных больниц на 6,8 тыс. коек. В том числе для пациентов с коронавирусом переоборудовали родильные дома в ряде городов, вызвав возмущение местных жителей. Также создали дополнительные колл-центры в медицинских учреждениях, привлекли к работе студентов-медиков, сформировали дополнительные бригады скорой и неотложной помощи, организовали сеть приемно-сортировочных отделений, где проводится компьютерная томография. А также за несколько месяцев под Челябинском построили новую инфекционную больницу на 500 мест.

«Несмотря на пандемию, мы продолжали возводить новые объекты и проводить ремонты в больницах, основные программы здравоохранения и ряд поставленных перед нами задач никто не отменяет. Ковид где-то, наоборот, подтолкнул к развитию, скажем, той же телемедицины на местах, развитию инфекционной службы и даже строительству новой инфекционной больницы, причем в кратчайшие сроки»,— комментирует глава ведомства Юрий Семенов.

В минздраве подчеркивают, что за последние пять лет в регионе появилась новая модель оказания помощи — передвижные медицинские комплексы, в том числе оснащенные флюорографами и маммографами. «Медицинские кабинеты на колесах выезжают даже в малонаселенные сельские территории по графику. Проведение профилактических осмотров, диспансеризация, вакцинации, лечебно-диагностическая работа, в том числе обеспечение жителей лекарственными препаратами по федеральным и региональным льготам — теперь все это доступно даже для небольших отдаленных поселков в 10–15 человек»,— рапортует министерство.

В ноябре 2020 года руководство Челябинской области объявило о старте программы модернизации первичного звена здравоохранения с 2021 года. За пять лет в регионе планируется построить 94 медицинских объекта, включая 78 фельдшерско-акушерских пунктов, а также поликлиники в селах Миасское, Аргаяш и Миньяре, хирургический комплекс в Нязепетровске. Более 400 объектов здравоохранения отремонтируют. Кроме того, в медучреждениях обещают обновлять материально-техническую базу и транспорт. По данным главы региона, на три года выделяется финансирование в размере 2,5 млрд руб.

Что с зарплатой

Как заявил министр здравоохранения Челябинской области Юрий Семенов на заседании комитетов законодательного собрания в середине марта, в 2020 году фактический размер средней зарплаты с учетом выплат за работу с ковидными пациентами составил у врачей 84,5 тыс. руб., или 263% от средней зарплаты по региону, у среднего медперсонала — 43,4 тыс. руб. (135%), у младшего — 36,5 тыс. руб. (113,6%). Зарплата без доплат несколько ниже, но все равно превышает целевые показатели у врачей — 223,7% (71,9 тыс. руб.) и медсестер — 111,5% (35,8 тыс.). Заработная плата санитаров меньше средней по региону почти на 4% (30,9 тыс.).

Сами медики оценивают свои реальные заработки гораздо скромнее. По словам депутата и руководителя частной медицинской клиники Степана Фирстова, цифры минздрава не отражают реальность. «По нашим депутатским опросам, если врач работает на одну ставку, например, в Южноуральске участковый педиатр получает на руки 23 163 руб., фельдшер — 14 658 руб. Это истинные данные. Такие же данные есть по Миассу. Если у медиков нет возможности совмещать, зарплата будет небольшой. Все эти индикативы получаются из 3–4 ставок. Но посмотрите на дефицит кадров, он как раз отражается на зарплате: это два коррелирующих показателя»,— заявил господин Фирстов. По его словам, сами медики боятся говорить о своей реальной зарплате, потому что опасаются увольнений.

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4743472