Судья отказала в прошении о временной блокировке нового закона о прививках

03 Августа 2019

Итак, в истории борьбы антивакцинистов против закона, отменившего освобождение от прививок по религиозным мотивам, перевернута еще одна страница. 23 августа судья Дениз Хартмен отказала в прошении о блокировке этого закона на время суда по иску, поданному от имени группы родителей Робертом Кеннеди-младшим (сыном убитого сенатора, кандидата в президенты США) и адвокатом Майклом Сассменом.

В решении судьи не было ничего неожиданного. На Хартмен не произвела впечатления недавняя акция протеста в Олбани, в которой приняли участие сотни противников прививок. Да и не должна была произвести. Фемида свободна от всяких посторонних влияний, в том числе от мнений общественности и прессы. Тем не менее конфликт, вызвавший протесты, остается нерешенным, а это значит, что продолжение неминуемо последует.

В прошлом номере «ВНС» мы писали об этой акции и противостоянии сторонников и противников прививок. Публикация вызвала бурную реакцию в Интернете, которая до сих пор не затихает.

Аргументация судьи Хартмен проста: риск для окружающих от непривитых детей перевешивает недовольство тех, кто не хочет их прививать по религиозным соображениям или по каким-либо иным. Тем не менее накал страстей в споре не снижается. Сторонники вакцинации (а их большинство) говорят: непривитый школьник представляет опасность для своих одноклассников, ведь прививки, как известно, работают только в 95% случаев. А у противников есть свои веские причины оберегать от вакцинирования своих детей, и это связано не только с религией. Родители боятся за тех мальчиков и девочек, у которых проблемы с иммунной системой, плохие реакции на прививки и осложнения после них, аллергии, аутоиммунные заболевания, синдром Дауна, нарушения речи, аутизм, при котором организм часто не способен выводить токсины, и т.д. Они не верят в прививки, так как производитель не гарантирует стопроцентной безопасности: в каждом вкладыше, как и к любому лекарству, перечислен букет побочных эффектов вплоть до смерти. То есть фактически аргумент антивакцинистов тот же – риск. И для этих мам и пап все разговоры о том, что при демократии выбор в пользу большинства – это апофеоз справедливости, звучат неубедительно. Для них судьба собственного чада важнее всех абстрактных принципов. Поэтому они не успокоятся. И кто их может в этом упрекнуть?

Адвокат Майкл Сассмен, подчеркивая, что он отстаивает интересы 26 тысяч нью-йоркских детей, которые не смогут пойти в школу из-за положений нового закона, заявил, что решение судьи Хартмен нанесло непоправимый вред семьям, от имени которых подан иск, и многим другим. По его мнению, в этом решении не учтен реальный баланс, и риск от невакцинированных детей для окружающих преувеличен. Адвокат сообщил, что воспользуется правом на апелляцию.

«Я распространил текст решения среди всех вовлеченных в иск юристов, и мы

предпримем все действия, которые сочтем возможными и законными», – сказал он.

А что же ожидает тысячи нью-йоркских детей, которые пока остались за бортом системы образования? В школах установлен срок 14 сентября, до которого должны быть сделаны прививки или дети получат освобождение по медицинским причинам. В противном случае их не допустят до занятий. В этой дате можно усмотреть некоторое лукавство. Детям как бы дано некоторое время после начала учебного года, но оно слишком небольшое, чтобы прививки, если на них решатся, были сделаны так, как полагается (в нормальной ситуации между двумя прививками, содержащими живые вирусы, требуется интервал в 28 дней). И в то же время этого срока достаточно, чтобы школа получила на ученика федеральные фонды: нужно, чтобы школьник посещал занятия всего 10 дней подряд. А вот родителям «отказников» на школы на дому фонды выделять не будут.

С принятием закона об отмене освобождений от прививок по религиозным мотивам Нью-Йорк сильно забежал вперед. 45 штатов по-прежнему допускают эти исключения. И все 50 штатов признают освобождение по медицинским показаниям. Для семей антивакцинистов это сейчас единственный шанс. Хотя, как верно заметил член Ассамблеи Джефф Диновиц, который был одним из спонсоров закона, тут тоже кроется некоторое лукавство:

«Некоторые люди, которые говорят об освобождениях по религиозным убеждениям, на самом деле просто ищут зацепку, чтобы не прививать своих детей».

Понимая, что тут кроется лазейка, органы здравоохранения штата сейчас ужесточают правила, которыми должны руководствоваться врачи, выдавая освобождение.

В том, что касается прививок, к сожалению, на сегодняшний день нет решений, которые могут удовлетворить всех. И тут ничего не поделаешь. В вакцинации нет ничего, что срабатывает на 100%. Да, вакцина в большинстве случаев уберегает от недуга, но гарантии нет. Да, если в классе значительная часть учеников были привиты, это уменьшает риск для остальных, но он все же существует. К тому же заразиться можно и не в школе, а где-нибудь еще – в спортзале, в кинотеатре, на экскурсии. Да мало ли где еще? На днях пришло сообщение из Калифорнии о девочке из Новой Зеландии, которая, будучи зараженной корью, посетила с 11 по 15 августа Диснейленд, международный аэропорт Лос-Анджелеса, отель Desert Palms, Universal Studios, Китайский театр TCL, музей мадам Тюссо и пирс и пляж Санта-Моники. Вполне типичный случай.

Только изучение реальных эпидемий может доказать уровень защиты. При этом очень важно иметь доступ к статистике. Вот цифры недавней вспышки кори в округе Роклэнд: из всех заболевших только 30% не были вакцинированы. СМИ не объясняют нам, почему при гарантии в 95% такое большое количество вакцинированных детей все же заболели. Только продвинутые доктора и ученые говорят о том, что есть дети с генетической предрасположенностью быстро терять полученный от прививки иммунитет. Но об этом надо говорить. Знание – сила. Если бы иммунитет (titers) проверяли каждые три года, заболевших было бы куда меньше.

Концепция «популяционного иммунитета» была выдвинута в 30-е годы доктором Хедриком. В эпоху масштабных эпидемий считалось, что достаточно «популяционного иммунитета» в 68%, чтобы защитить общину на несколько лет от очередной вспышки инфекции (новорожденные снижали уровень защиты «стаи»). Теперь мы стремимся к абсолюту – иммунитету в 95 – 100 процентов. Почему? Опять же это все теории, но скорее всего иммунитет, приобретенный от реального заболевания, все-таки «крепче» иммунитета от прививки.

Возможно также, что некоторые прививки просто несовершенны (иногда по причине мутаций или большой разновидности штаммов бактерии). Сегодня педиатры усиленно жалуются на эпидемии коклюша. В Калифорнии в 2018 году зафиксировано 3455 случаев коклюша по сравнению с 14 случаями кори.

Насаждение не всегда лучшее решение проблемы. Большинство СМИ только описывают протесты, но не обсуждают такие «пикантные» темы, как токсины в прививках, не задаются вопросом, почему одни дети переносят прививки без проблем, а другие нет. В отчаянии родители черпают информацию из Интернета. А там уж много чего можно найти. Например, письма, направленные в 2017 году в CDC тремя европейскими учеными-токсикологами, утверждающими, что аллюминий (консервант, используемый в вакцинах) токсичен для организма в любых дозах. Если бы власти предоставили доказательства обратного, многие «отказники», наверное, успокоились бы. Но власти не хотят вести на эту тему диалог.

Реальность сложна. У страха глаза велики. Ученые расходятся во мнениях по многим вопросам. Власти и суд на стороне большинства, которое хочет обезопасить себя вакцинацией. Но и меньшинство полно решимости настаивать на своих правах. Точка в истории этого противоборства еще не поставлена.