Нам осталось уколоться. Российских бездомных (не) прививают от COVID-19

07 октября 2021

Вакцинация бездомных от COVID-19 — слепая зона социальной политики в Москве и других регионах России. Чтобы получить прививку, нужно несколько документов, включая паспорт и медицинский полис, которых у людей, живущих на улице, обычно нет. Оставшиеся без вакцин бродяги не только рискуют сами, но и становятся переносчиками болезни. Общественные организации, оказывающие помощь бездомным, пытаются изменить эту ситуацию. Но даже сейчас, полтора года спустя после начала пандемии, бездомные в основном лишены доступа к вакцине. При этом только в Москве, по официальным данным Департамента труда и социальной защиты столичной мэрии, живет 14 тысяч бездомных людей (неофициальные оценки предполагают, что их число составляет от 60 до 100 тысяч человек). Юлия Белокопытова выяснила, как бездомный может получить вакцину и что нужно изменить в существующей системе социальной поддержки, чтобы спасти жизни.

По словам директора московского филиала благотворительного фонда «Ночлежка» Дарьи Байбаковой, в 2020 году в Москве умерло 5634 бездомных граждан — такую статистику дает волонтерам Росстат. Для сравнения: годом ранее на улицах Москвы скончалось 420 человек.

Коронавирусная инфекция поражает всех вне зависимости от социального статуса. Глава петербургской некоммерческой организации «Благотворительная больница» Сергей Иевков полагает, что массовая вакцинация людей без определенного места жительства жизненно необходима: «Среди бездомных есть огромное количество пожилых, с хроническими заболеваниями — это группа риска номер один, ей показана вакцинация».

«Люди, у которых есть какие-то предсуществующие состояния здоровья, болезни и которые к тому же живут на улице, в холоде, без нормальной медицинской помощи, являются основной группой риска смерти, тяжелого течения всех заболеваний. Они не могут нормально лечиться, у них нет доступа к медпомощи. Поэтому именно прививка является способом спасти их, сохранить их здоровье и жизнь», — говорит молекулярный биолог и научный журналист Ирина Якутенко.

Возможность получить вакцину для бездомных связана с интересами общества в целом.

Бродяжничающие принимают на себя самый страшный удар коронавируса. Они не могут изолироваться, соблюдать карантин.

«Растет опасность заражения для медицинского персонала, для волонтеров, которые работают с бездомными, для сотрудников полиции — тех, кто контактирует с бездомными. Теоретически они, как и любая группа, становятся резервуаром для формирования новых штаммов, если игнорировать вакцинацию», — поясняет Ирина Якутенко.

Общественные и благотворительные организации, а также волонтерские объединения дают консультации, помогают с прикреплением к больницам, восстанавливают документы, оказывают доврачебную помощь. Волонтеры московской «Ночлежки» второй год помогают бродягам пережить пандемию.

«Мы делаем все, что можем сделать своими силами: у нас выезжают волонтеры-медики вместе с «Ночным автобусом», мы договорились с центром, который тестирует клиентов консультационной службы на ВИЧ, гепатит и, в том числе, на антитела к ковиду. Также мы направляем человека в нашу социальную службу, если ему нужна медицинская помощь, помогаем с восстановлением полиса, прикреплением к больнице и госпитализации», — говорит Дарья Байбакова.

Но волонтерские организации не располагают средствами и медрецептами для закупки специализированных препаратов по борьбе с инфекциями и вирусными болезнями. Кроме того, частные фонды не могут вакцинировать людей — это компетенция государства.

НКО пытаются убедить власти упростить алгоритм получения вакцины для людей, живущих на улице.

«Люди часто подхватывают заразу — мы тут бессильны», — поясняют врачи «Ночлежки».

Проблема обостряется на фоне четвертой волны эпидемии и наступления холодов. Осень для людей без жилья — сезон болезней. «У них иммунитет пониженный, и они намного легче подхватывают любую инфекцию», — говорит Дарья Байбакова.

Медсестры «Ночного автобуса» говорят, что вакцинация бездомных от COVID-19 — проблема. Для профилактических инъекций нужен ряд документов: полис ОМС, паспорт, СНИЛС. Без стандартной верификации личности вакцинация недоступна. «Иначе сертификат не получишь. Все, значит, никакой вакцины не будет у бездомного человека», — сетуют медработники.

«Домашние» думают, что мы живем, как в лесу»

Центральный «Ночной автобус» в Москве (проект «Ночлежки», в рамках которого бездомным ежедневно оказывают продовольственную, вещевую и медицинскую помощь) находится на Краснопрудной улице, рядом с тремя московскими вокзалами.

Небольшая открытая площадка. Либо старая складская база, либо парковка. В середине несколько машин с надписью «Волонтер» и микроавтобус «Ночлежки». Рядом очередь людей. Все они пришли сюда за едой. Почти все — бездомные.

Локация для сбора различных волонтерских и общественных организаций расположена близ площади Трех вокзалов не случайно. Трафик людей без дома здесь особенно большой. По словам местных завсегдатаев, железнодорожная инфраструктура дает простор для планирования ночлега и прочей бездомной жизнедеятельности.

«А где ночью спать? Ну тут где придется. У меня, если честно, схрон есть. Небольшой гаражик. Но, в основном, если пойти спать некуда, то вагоны. Ну да! Электрички, старые плацкарты. Бывает, что и люкс-класс оставляют: СВ, купейные», — рассказывает крупный мужчина по имени Виктор, который скитается уже четыре года.

У «Ночного автобуса» очередь — человек 80. Все, кто получил еду, называют имя-фамилию и отходят. Здесь же, у бетонного забора, садятся перекусить.

— Здравствуйте, напомните, пожалуйста, фамилию. Петров. Ага, найду вас. Так… Дружинин, Дружинин… — Волонтер «Ночлежки» Лилия держит в руках планшетку, регистрирует всех, кто пришел за едой.

Она объясняет, что статистика ведется для того, чтобы понять, как часто человек обращается за помощью. Из таких обращений складывается «бездомная биография»: в распоряжении «Ночлежки» появляется информация о том, сколько человек живет на улице, какие у него жалобы и состояние здоровья.

— Овчинников, — подсказывает немолодой мужчина с чашкой супа в руках.

— Хорошо, поняла. В следующий раз придете, мы вас просто отметим.

Подходит высокий скуластый мужчина:

— Есть что-нибудь от кашля?

— Кашель или горло болит?

— Я грудь простудил, кашель вот теперь. Плохо, особенно ночью. Холодно.

У бродяг нет возможности получить надомную неотложную медицинскую помощь при тяжелом течении инфекционной болезни. Любая мало-мальски опасная зараза может стать для них фатальной.

Обваренные, травмированные, с ожогами, огнестрельными и колото-резаными ранами бездомные чаще всего погибают. Что говорить о вакцинации.

Вакцинация от COVID-19 — это вообще из области привилегий», — делится мнением волонтер одной из НКО, который попросил не упоминать его фамилии.

Кроме «Ночного автобуса» на Краснопрудную приезжают другие волонтеры и общественники: тут же минивэн «Доктор Лиза», крепкие мужчины в черных кофтах с надписью «Волонтер». Москвичи приезжают сюда, чтобы передать бездомным вещи, помочь с едой и товарами первой необходимости.

— А вы слышали, как я бацаю песни? — подошла женщина с яркими голубыми глазами в искусственной дубленке, — ну, как говорят, бомжи-бомжи — мы люди, а нелюди где-то там… Не болею никогда ничем. Я и не боюсь заболеть никогда… А знаете почему? Потому что закалка, закалка чисто северная.

Среди бездомных, говорят волонтеры, есть антипрививочники. Чаще всего это связано с тяжелыми условиями «уличной» жизни. Кроме того, ко всему государственному, официальному, властному и ведомственному люди без жилья относятся с опасением.

— Я выживаю, ребята тут все помогают. А с вокзала подходят — пошли вон отсюда, бомжи. Хотя мы чище их там. Многих чище. Не знаю, мы вроде бы плохого никому не делаем. Но нас гонят, как бродячих собак. Мы не домашние, да, мы — уличные люди! Ну и что? А уколы не хочу! Без «Спутника» как-нибудь вытянем. Зачем лишнюю дрянь под кожу загонять?! — рассуждает женщина.

— Нам осталось уколоться и упасть на дно колодца, — рядом напевает Высоцкого смуглый мужчина в болоньевой куртке.

— Вы Сальников? — волонтер Лилия ищет фамилию в списке.

— А что, про нас газету сделают? Журналисты пришли, — уточняет мужчина.

— Сделают-сделают! Вы как к вакцинации относитесь? — спрашиваю я.

— Я бы кольнулся! Говорят, переносится не очень, но хочется еще пожить! Чего плохого в прививке. Многие тут (показывает на очередь перед «Ночным автобусом») хотят привиться.

«Домашние» почему-то думают, что мы живем, как в лесу. Мы все читаем и знаем про «Спутник».

Спасти человека без бумажки

Волонтеры петербургской «Ночлежки» рассказали, что ситуация с вакцинацией от COVID-19 у них принципиально не отличается от московской. По данным НКО, в Санкт-Петербурге проживает около 60 тысяч бездомных, но лишь единицы получили прививку:

«Какой-либо возможности для вакцинирования людей, у которых отсутствуют документы, нет. И как будто не планируется. Мы пытались общаться с чиновниками, все говорят — есть документы, значит, человек будет провакцинирован, нет, значит, к сожалению, ничего сделать невозможно. В свою очередь, нам удалось договориться через Комитет здравоохранения о вакцинации тех подопечных, у кого есть документы», — сообщил представитель «Ночлежки» в Петербурге Данил Краморов.

Однако в конце июля в «Ночлежке» начали прививать и тех граждан, которые не имеют документов, удостоверяющих личность: «Мы смогли договориться с одной из поликлиник о вакцинации людей без документов. Но это капля в море. За три недели попытки вакцинировать людей без документов удалось сделать прививку примерно 60 людям. Проблема глобально, конечно, не решена».

Что говорят о проблеме в московских НКО

Сотрудники «Дома трудолюбия «Ной» рассказали, что проблема все та же — привиться могут только те, у кого восстановлены документы: «Вопрос вакцинирования бездомных, не имеющих документов, не проработан. Если и появилась какая-то программа (например, в ЦСА им. Е.П. Глинки), то совсем недавно и нас никак пока не коснулась».

О том, что сделать прививку от коронавируса гражданам без документов не удается, сообщила директор благотворительного центра «Дом друзей» Лана Журкина: «Нам не дают добро на то, чтобы мы могли вакцинировать бездомных. Большая часть бездомных — без документов. Те, кто имеет документы, могут пройти вакцинацию в обычном стандартном режиме, как все граждане, которые находятся на территории России. А те, кто без документов, пока висят в воздухе, потому что непонятно, как их учитывать. Мы написали письмо по поводу вакцинации в Департамент здравоохранения г. Москвы. Ответ пока еще не получили». Сами бездомные подходят к волонтерам и спрашивают о вакцинации от вируса COVID-19, пояснили в центре.

Роман Скоросов, руководитель «Ангара спасения» службы «Милосердие», уверен — государству необходимо заботиться о здоровье каждого человека, невзирая на его статус, особенно во время пандемии: «Было бы хорошо, если бы государство давало бездомным больше возможностей вакцинироваться. Для этого в местах скопления бездомных можно поставить государственные шатры и машины, сделать вакцинацию более доступной. Одной из таких точек может стать, например, московский Центр социальной адаптации, туда приходит огромное количество бездомных».

Тем не менее в Санкт-Петербурге волонтеры совместно с медицинскими работниками впервые начали предлагать бездомным вакцинироваться. Сотрудники проекта «Благотворительная больница» своими силами организовали выезды с фондом «Диакония» и клубом православной молодежи «Кинония» в городскую поликлинику № 49.

Бездомных вакцинировали без документов на базе медучреждения.

По словам создателя проекта «Благотворительная больница» Сергея Иевкова, с начала пандемии коронавируса сотрудники начали активно продвигать концепцию вакцинации среди бездомных от COVID-19. Важное обстоятельство, на которое волонтеры сразу указали медицинским чиновникам, — отсутствие у большинства будущих пациентов паспорта, полиса и СНИЛСа.

«Постепенно чиновники перекладывали эту проблему, направляли нас дальше и дальше, и так мы попали в поликлинику. Путем долгих переговоров с руководителем поликлиники, с эпидемиологом и врачами нам удалось организовать с конца июля 2021 года выезды для вакцинации бездомных людей без документов в Петербурге. Впервые получилось так сделать — именно без документов. Любой желающий может подойти к фургону, назвать ФИО — и его осмотрит врач-терапевт. Если нет противопоказаний, человек получит вакцину, ему дадут справку государственного образца с печатью поликлиники, и он радостный и защищенный от ковида уйдет», — объяснил директор «Благотворительной больницы».

Руководство НКО вместе с сотрудниками поликлиники изучили Федеральный регистр вакцинации от COVID-19. Как оказалось, в единой государственной системе здравоохранения хранится информация и о бездомных людях — старые паспорта, медицинские карты, водительские удостоверения, давние обращения и прочее. Для внесения сведений о прививке в реестр вакцинации можно использовать любой из документов.

«Мы разбирались вместе с эпидемиологами с этой системой, и оказалось, что не обязательно иметь все документы: можно использовать документы неустановленного образца или вообще не иметь документов, чтобы получить вакцину от ковида», — уточнил Сергей Иевков.

Команде «Благотворительной больницы» за шесть выездов удалось привить 108 человек.

В Челябинске по инициативе благотворительного проекта «Другая медицина» в обход стандартной процедуры вакцинации (с использованием всех необходимых документов) смогли привить более 100 бездомных: «Мы просто обратились в местный департамент здравоохранения, предложили наиболее реальные условия для вакцинации бездомных — выезд врача на место, чтобы все проходило под присмотром медиков. Вакцинация происходит на базе медучреждения. Более того, осуществляются выезды три раза в неделю. Сначала бездомные относились к этой инициативе настороженно. Потом люди начали соглашаться», — рассказывает Никита Васильев, руководитель медико-профилактических выездов.

По просьбе общественников сотрудники департамента здравоохранения Челябинска нашли в медицинских базах необходимую информация о всех бездомных.

«Разумеется, на госуслугах они ничего не заполняли, функционал «Дневника вакцинированного» мы взяли на себя. В итоге все хорошо — ни у кого никаких проблем не было. Всем бездомным понравилось. Делали ПЦР-тест до и после — все подтвердили. Поликлиника взяла на себя медицинскую работу, а также тяжелую — по поиску документов, все юридические вопросы. Депздрав пошел нанавстречу, поэтому нам, как некоммерческой организации, было легко», — объяснили в «Другой медицине».

Девятнадцать официально больных

По данным Департамента здравоохранения Москвы, с симптомами коронавируса за 2021 год к ним обратилось всего 19 бездомных: «С симптомами новой коронавирусной инфекции обратились 19 лиц без определенного места жительства. Всем им оказана необходимая медицинская помощь в полном объеме. Если человек без крова хочет пройти вакцинацию от COVID-19, то ему необходимо обратиться в Центр социальной адаптации им. Е.П. Глинки. Проживающие в ЦСА им. Е.П. Глинки могут по своему желанию бесплатно пройти вакцинацию от коронавирусной инфекции в медицинских учреждениях или во время выездной вакцинации в Центре».

В Департаменте труда и социальной защиты населения подтвердили механизм вакцинации бездомных. В филиалах ЦСА им. Глинки проводятся сначала реабилитация, а следом — вакцинация людей, оказавшихся без жилья. Перед уколом делается подробный медосмотр с возможностью дальнейшего лечения, отсрочки или отмены прививки.

В ответах официальных ведомств приводятся разные цифры: «В настоящий момент из проживающих в ЦСА и не имеющих противопоказаний провакцинировано около 95% человек», — пояснили в пресс-службе Департамента социальной защиты населения. «В настоящий момент из проживающих в ЦСА и не имеющих противопоказаний провакцинировано почти 86% человек. Остальным, не имеющим медицинских отводов, будет сделана прививка в ближайшее время», — сообщил начальник отдела санаторно-курортного лечения Федор Антонов.

Конкретную статистику сотрудники государственных служб не представили. Хватает ли «производственных мощностей» реабилитационного Центра имени Глинки и четырех его филиалов для работы с тысячами бездомных в Москве — остается вопросом.

Чиновники отмечают, что укол от коронавирусной инфекции получают люди, которые прошли реабилитационные процедуры и восстановили документы. Таким образом, соблюдается главное условие для прививания граждан — за вакцинацией обращаются только с удостоверяющими личность документами.

Отказ от вакцинации граждан из-за отсутствия бумажных документов кажется как минимум странным. Кроме того, на практике НКО добиваются бездокументных прививок от COVID-19 в регионах. Ведь, как выясняется, существуют базы данных, старые регистрации и другие отпечатки прошлой, «домашней» жизни бездомных.

Источник: https://novayagazeta.ru/articles/2021/10/07/nam-ostalos-ukolotsia