Обратная сторона унылой: как переносят пандемию участники топ200 аптечных сетей России

16 октября 2020
«Я знаю их [людей] хорошо, о! Они все измучены. Они все хотят настоящего, а здесь я бессильна. А будущее как-то перестало стоять на своем месте, оно все передвигается вперед». Рассуждения героини одного из предреволюционных рассказов Александра Грина как никогда созвучны мыслям многих, чья жизнь будто встала на паузу между первой и подступившей второй волнами COVID. Опереться на такое настоящее как-то неловко, а будущее, которое последние пару лет предвещало участникам рейтинга Vademecum «ТОП200 аптечных сетей России» решительный слом всех устоев и правил жизни, под любыми предлогами уклоняется от наступления. А ведь тем больше риск прозевать момент, когда оно одновременно выдвинется сразу по всем фронтам.

Невозможность управлять будущим сразу стала важной отличительной приметой эры COVID. Но к осени у новой реальности появились дополнительные оттенки. Будущего по‑прежнему нет, но нет и спасительного ощущения конца времен, которым все предприниматели в стране жили в марте – июне, пускаясь нередко в весьма своевременные и удачные авантюры. Возвращение к норме, к планированию проходит через ломку. Утверждение стратегий теперь происходит с подспудным чувством, что в документе стоит предусмотреть формулировку «пока что вот так». «Вроде осень как осень: переговорные сессии с производителями, планы развития. Но все это – и у нас, и у партнеров – с оговорками. Мы будто заставляем себя двигаться к порядку, хотя пока это никого не увлекает. Но просто говорить, что мы адаптируемся к любому шторму, как‑то несолидно. Хотя именно уверенность тот товар, который у нас реально покупают», – признается руководитель крупной региональной сети.

Уверенность никогда не котировалась дешево. Но особенным товаром стала именно в 2020 году, хотя пандемия пока относится к индустрии с вегетарианским дружелюбием. И действительно, итоги первого полугодия показывают, что жертв как будто нет. Хотя отрицательная динамика в выручке (первое полугодие – 2020 к первому полугодию – 2019) зафиксирована у десяти игроков из ТОП50, включая четырех из ТОП20. Всего же в минус ушла четверть участников ТОП200.

Можно, конечно, сделать вид, что мы скорбим о безвременной утрате московской сети «Ника». Только ее с карты индустрии стер не COVID‑19, а либо не справившиеся в 2019 году с управлением собственники, либо коварный (как его стараются представить основатели «Ники») приобретатель – холдинг «БСС» Эдуарда Захрабекова. Или жалеем нижегородскую сеть «Наш доктор»: сокращение числа аптек вдвое, стремительное скатывание вниз второй тетрадки рейтинга. Но стоит вспомнить гулявшие по рынку еще два‑три года назад иллюстрированные презентации с предложением о передаче сети в добрые руки (стабильные проекты в фармритейле продают не так), и станет понятно, что владельцы устали от бизнеса не во время бури пандемии.

Те, кто реально хотел жить, априори умели вертеться. Таким COVID дал возможность скорректировать настройки по их усмотрению. Даже всеобщая отмена налогового режима ЕНВД с 1 июля оказалась не такой уж неотвратимостью, а тоже опцией, которую при желании и готовности попотеть, закупая стоки немаркированных лекарственных препаратов, можно отодвинуть до 1 января. Так можно неплохо, не продав последние штаны, прожить до Нового года. А раньше будущее все равно не наступит. Да и Новый год в нашей реальности так себе константа.

«Выручка восстанавливается не из‑за потребительской активности, а в большей степени из‑за роста цен. Из‑за этого растет средний чек, хотя количество позиций в чеке остается прежним», – добавляет владелец белгородской сети «Таблеточка» Вадим Раньшиков. По его словам, в мае и июне было относительное падение продаж по отношению к прошлому году: «Если смотреть поквартально, то получается, первый квартал был like‑for‑like выше прошлого года, второй квартал незначительно ниже прошлого года. А начало третьего квартала уже превышает предыдущие показатели».

Такие комментарии относятся к категории «сдержанный оптимизм». И что характерно, основными выразителями сдержанного оптимизма стали именно владельцы ритейлеров‑середняков, которые еще год назад не претендовали на роль лидеров мнений. Но именно их хотят теперь слушать производители. Последние даже придумали для таких игроков особенный эпитет – «управляемые сети». Под управляемостью следует понимать не то, что такими игроками легко манипулировать, а то, что собственники таких структур в состоянии удерживать в руках бизнес не только на растущем рынке и вообще видят в этом смысл и перспективу.

Конечно, уверенный тон таких партнеров умиротворяет и снимает общую тревожность у поставщиков. «На переговорах мы сами инициативу проявляем. Хотя лицо сохранять очень тяжело, когда евро больше 90 рублей, цены ползут вверх, а производство то и дело встает колом из‑за проблем с маркировкой. И все это на фоне возвращающегося с новыми силами COVID», – рассказывает руководитель московской сети. Вообще, в идеальном мире, каким его наверняка рисует воображение производителей и дистрибьюторов, нет сетей‑лидеров и сетей‑аутсайдеров, а есть лишь мирные стада середняков. Середняки не просто не кинут, не просто обеспечат качественный сервис, но и не будут уж очень сильно вить из тебя веревки, как любой уважающий (только) себя крупный игрок, а, возможно, даже сами (но это в самых бесстыдных снах) предложат перевести их на полную предоплату. В то же время найти общий язык с середняком проще, чем с мелкими сетями: он уже меньше подвержен рефлексии, свойственной фармработникам, но и цинизм торговца и дельца не исповедует в полную силу. Середняк из идеального мира каждый год прирастает, но не укрупняется, не меняется с годами в худшую сторону, пропитываясь ложным пафосом. Он всегда добр, светел, контактен и, разумеется, адекватен – и на словах, и в решениях. У него нет неподъемных долгов, структура его собственности проста и прозрачна, а позиции на емком региональном рынке крепки. Плюс в летописи его бизнеса нет отсылок ни к арбитражным, ни к уголовным процессам, ни просто к существенным скандалам. Как о таком не мечтать!

На реальном рынке не полное, но сходство с идеальным портретом крепкого середняка сыскать можно. Но беда в том, что тот, настоящий, редко хочет оставаться при своих и либо стремится и переходит‑таки в высшую лигу, либо на взлете выходит в кэш. И винить кого‑нибудь в этом – грех, особенно в ситуации, когда доходность бизнеса невелика и расти не сможет, а условия для дальнейшего развития становятся все жестче.

В то же время рынок давно перестал встряхиваться от подобных (продажи бизнеса, а не капитуляции через слив прав аренды) сделок. Замер Vademecum показывает, что за девять полных месяцев 2020 года был всего один случай канонического M&A – с участием «Мелодии здоровья» и ярославского «Юкона». И тот, скажем, не судьбоносный.

Но это вовсе не значит, что время крупных сделок прошло. Наоборот, по всем инсайдам оно только подступает. И сюжеты у этих утечек почти фантастические. Но и время теперь такое. И удивляться нам предстоит много и многому. Известный экономист Александр Аузан сравнивает COVID‑19 по силе грядущих трансформаций с чумой, бушевавшей в XIV веке. «Кризисы такого рода случаются очень редко, но имеют чрезвычайно серьезные последствия, – рассуждал он в одном из недавних интервью. – В Европе вымерло до трети населения, она осталась без городов и, следовательно, без ремесла. От этого удара две части Европы очень разошлись по реакции и своему будущему. В Западной стали выманивать испуганное население, предлагать работать за часть продукта, и из этого ступенчато выросло <…> современное лидерство Запада и современный капитализм. А Восточная пошла по пути [насильственного прикрепления к земле]».

Новые подходы к людям, в том числе к предпринимательству, в стране COVID‑19 продекларирует не сразу. Поэтому пока вполне применимы те, что сформировались в Средневековье. А это значит, что и без того сложный период индустрия, и в первую очередь фармрозница, как наиболее близкая к народу, будет переживать, чувствуя на себе тяжелый взгляд государства. Бессмысленный и вредный законопроект об ограничении маркетинговых взаимоотношений сетей и производителей, уже анонсированный единороссами Владимиру Путину, точно не станет единственной популистской антирыночной мерой. Одна радость, что все это уже после 1 января, в пугающем будущем.

Источник: https://vademec.ru/article/top200_aptechnykh_setey_rossii_i2020/