Врач как образ жизни. Министр здравоохранения РФ Михаил Мурашко: Всем необходимо пройти вакцинацию

25 мая 2021

Так сложилось: его назначение на высокий пост совпало с приходом пандемии. Сегодняшнему собеседнику "РГ" министру здравоохранения РФ Михаилу Мурашко сходу пришлось работать в условиях непривычных, в режиме вирусной беды, быть постоянно в центре внимания. Некая "красная зона".

Михаил Альбертович! Вам повезло с назначением на министерский пост или?..

Михаил Мурашко: Считаю, что раз доверяют, значит, нужно выложиться на 100 процентов.

Российская медицинская служба оказалась готовой к ковидной беде или не очень? Какие уроки мы извлекли из этой пандемии?

Михаил Мурашко: Вопрос, служба готова или не готова, задавали с первого дня, как появился сам вирус, когда осознали его масштабы, когда Всемирная организация здравоохранения сказала, что это пандемия. Сегодня однозначно можно говорить: система отработала достойно. Хотя с неимоверными нагрузками. На пике в стране были миллион триста тысяч заболевших. То есть одновременно болеющих людей с подтвержденным или предполагаемым диагнозом.

Хватало реанимационных коек. Мы ни разу не поднялись выше 50 процентов их загруженности. Когда был введен локдаун, когда мы разворачивали систему, правительством по поручению президента России Владимира Владимировича Путина были выделены средства на закупку реанимационного оборудования, средств индивидуальной защиты, на научные разработки по лекарственным препаратам, вакцинам, в первую очередь средства на закупку автомобилей, карет скорой помощи… Это позволило ввести дополнительные выплаты за риск медицинским работникам, их страхование. Были созданы информационные системы, которые позволяли видеть в реальном времени количество заболевших и их состояние. Появились дистанционные консультативные центры. Все это работало и работает сейчас.

Тревога первых дней ушла?

Михаил Мурашко: Нет! Мы же имеем дело с неизвестной доселе инфекцией. И все научное сообщество, и практикующие врачи - все обменивались информацией на ходу. С первого дня, когда мы выбрали новый формат - режим двух документов. Один - это приказ министерства здравоохранения по организации медицинской помощи. Второй - методические рекомендации по лечению. Всего два основных документа. Эту практику многие страны у нас заимствовали, сделали у себя аналоги, потому что так проще и понятнее. Если действует версия номер десять, то, соответственно, мы лечим по версии номер десять. Если ее актуализировали и вышла одиннадцатая версия - лечим по ней.

До сих пор медики вытаскивают, ­спасают тяжелейших пациентов. Но этих тяжелых состояний сегодня можно избежать. Есть доступность вакцин

Мы десять раз пересматривали наши подходы к лечению ковида! Кстати, это порой звучит упреком. Хотя, по сути, эти пересмотры - пример того, что появление новых знаний, новых препаратов, выбор наиболее эффективных из них требовали от нас максимально оперативно давать доступ к этим знаниям и лекарствам врачам на всей территории страны.

Я вспоминаю первую волну, с которой мы столкнулись. Тогда всем было страшно. Все пытались помочь и помогали реально: и добровольцы, и волонтеры, и бизнес. А когда поняли, что можно выживать, когда появилась вакцина, то… Появилось какое-то состояние успокоенности, умиротворенности. Как будто не так все страшно, может, мимо пролетит. Вот это, конечно, меня, как врача, в первую очередь, очень беспокоит.

Даже сделать прививку не спешат. Кстати, а вы ее сделали?

Михаил Мурашко: Конечно! Точно так же, как медицинские работники, мы посещаем ковидные госпитали, "красные зоны". Нам нужно быть в строю! Недопустимо выбывать из процесса. Кроме того, здесь важна ответственность не только каждого человека за свое здоровье, но и ответственность человека за здоровье окружающих. Потому что мы имели и имеем дело с инфекционной болезнью. Фактически страна, общество, население все встали на борьбу с этой бедой. В прошлом году прозвучал набат, колокол - в таких ситуациях должны мобилизоваться все. Вакцинация необходима. До сих пор медики вытаскивают, спасают тяжелейших пациентов. Но этих тяжелых состояний сегодня можно избежать. Есть доступность вакцин.

Почему не прививаются? Надежда на авось? Когда надо что-то доставать, добиваться, платить… Вот тогда да, надо! А когда так доступно, бесплатно, на каждом шагу, то… К тому же почти обязательное дополнение: а вот он (она) прививку сделал и… заболел…

Михаил Мурашко: Вакцина не может быть стопроцентной гарантией от заражения. Это не защитный комбинезон. Вакцина защищает большинство людей, и в редких случаях заболевания болезнь протекает без серьезных осложнений. Прислушайтесь к рекомендациям медиков.

Это сказать легко - прислушайтесь. Пандемия изменит отношение общества, власти к врачу, медицинскому работнику? Ведь благодаря им мы выигрываем в этой ситуации. Кстати, можно сказать, что выигрываем, или нет?

Михаил Мурашко: Выигрываем! Выигрываем не только борьбу за жизнь, мы выигрываем борьбу за экономику. Посмотрите, какой экономический ущерб нанесен экономике в других странах. Россия получила снижение ВВП на три процента, а некоторые развитые страны на восемь, десять и более.

Можем сказать спасибо медикам…

Михаил Мурашко: За последний год поменялось отношение к медицинскому работнику. Кардинально! Все увидели, что труд санитарки, медсестры, врача - это реально очень тяжелый труд, это в каких-то ситуациях опасный труд. Медицинские работники показали то сострадание, то чувство и желание помочь каждому, без которых просто нельзя жить. Этого нельзя было не заметить! И акция "Спасибо врачам", которая фактически родилась от людей, от населения, от пациентов… Но, наверное, и медицинские работники должны сказать спасибо населению, потому что уважительное отношение обеих сторон принципиально важно.

Один пример. Недавно, наконец, открыли четыре новых корпуса детской онкологии в центре имени Блохина на Каширском шоссе. Именно "наконец"! Сколько лет, сил, нервов потрачено ведущими специалистами на хождение по инстанциям, на то, чтобы "пробить" окончание стройки важнейшего учреждения. Можем рассчитывать на то, что подобная практика уйдет?

Михаил Мурашко: Отстаивание позиций, отстаивание и продвижение определенных идей были во все времена. И то, что именно ведущие врачи, лидеры мнений, иногда их так называют полуофициально, практически всегда являются локомотивами, людьми, пробивающими стены… Это было и всегда будет. Идея должна прижиться, она проходит определенные стадии. Это все знают. Но вот что поменялось: мы стали понимать, что мы уязвимы. Чтобы мы были более защищены, нам нужно все-таки прислушиваться к специалистам, принимать те решения, которые они рекомендуют. Отношение реально поменялось.

Однако то и дело, мягко говоря, бранят и минздрав, и врачей. Каждое лыко в строку. Вы это чувствуете на себе?

Михаил Мурашко: Безусловно! Каждый из нас, когда становится пациентом, видит какую-то свою определенную картину помощи. Я ни в коем случае не говорю, что вся система здравоохранения без недостатков. Ни в коем случае! Есть масса направлений, проблем, которые необходимо решать, решать совместно. И преодолевать их подчас. Но общая тональность все-таки сегодня изменилась в позитивную сторону. Убежден: медики тоже должны прислушиваться к пациентам. Если медицинский работник не будет слышать пациента, не будет разговаривать с ним, не будет объяснять, почему происходит так, а не иначе… Научиться слышать друг друга - это, наверное, самое сложное. Это, как в хорошей семье: хорошая семья от плохой семьи отличается тем, что люди умеют слушать, слышать друг друга, идти навстречу друг другу.

Всегда ли умеем? Трагедия в Казани. "Тихий мальчик" оказался чудовищем. Проглядели? Недоглядели? Как? Что изменить? Он жаловался на головные боли? Может, вернуть в школу врача? Когда-то ведь он был. Правда, по нормативам полагался один на три школы. Потому, нередко, его не было нигде. В нынешних реалиях врач должен прийти в школу или нет?

Михаил Мурашко: Если врач в школе, то объем его практики будет минимален - для врача это будет потеря квалификации и довольно быстрая. Должно, как и во всем мире, быть разделение уровней помощи. А еще должно быть доверие среднему медицинскому персоналу. Школе нужен медицинский кабинет и специалист со средним медицинским образованием. Потому что фактически все школы, включая большинство сельских, находятся в доступе к ним бригад скорой помощи. Мы никогда не сможем иметь рядом с каждым человеком медицинского работника для какой-то экстренной ситуации.

Минздрав будет способствовать появлению в каждой школе медицинского кабинета? В нем постоянно будет медсестра или фельдшер?

Михаил Мурашко: Это должен быть работник с медицинским образованием. Нами разработан и уже утвержден профессиональный стандарт "Специалист по оказанию медицинской помощи в образовательных организациях (бакалавр)" - это медицинская сестра с высшим образованием, владеющая знаниями по школьной гигиене, первичной медицинской помощи, профилактике заболеваний, которые часто формируются именно в период обучения в школе, и т.д. Первые выпуски запланированы в этом году. Таков подход к ликвидации дефицита кадров. При этом, конечно, важно, чтобы учителя владели навыками пусть не медицинской, но первой помощи и при необходимости оказывали ее детям.

А как относиться к постоянному сбору денег на лечение детей? Информация о сборах идет по всем телеканалам. Выглядит это как-то…

Михаил Мурашко: Колючий вопрос. Во-первых, фонд "Круг добра" должен работать более активно, и мы этому способствуем. Он уже начал свою деятельность. В частности, начал закупать лекарственные препараты для пациентов со СМА. Сейчас принято решение, и приобретаются препараты еще по ряду заболеваний. Пациенты по всей стране уже получают эти препараты. И, конечно, система здравоохранения в рамках программы государственных гарантий тоже должна быть пациентоориентированной. Мы видим, что фонды нередко собирают средства на то лечение, которое можно спокойно провести в рамках программы государственных гарантий.

Нами разработан и уже утвержден профессиональный стандарт "Специалист по оказанию медицинской помощи в образовательных организациях (бакалавр)"

Я положительно отношусь к фондам, которые по своей инициативе не только помогают с лечением, но и способствуют созданию инфраструктуры, устанавливают контакты со специалистами. Это позитивно. Но случается, что подчас фонды не дают полную информацию, на что собирают деньги. Сбор ведется якобы на лечение пациентов. Мы начинаем выяснять, и оказывается, что собрали деньги, а помощь на самом деле оказали за государственный счет. Такое тоже бывает. Нужно, чтобы фонды работали не по принципу коммерческих организаций, а именно как движение благотворителей. Фонды Константина Хабенского, Чулпан Хаматовой, Анны Федермессер, ряд других реально делают хорошие, важные дела.

В других странах так собирают деньги на лечение?

Михаил Мурашко: Собирают во многих странах. Но, конечно, государство должно двигаться к тому, чтобы полностью закрывать потребность в лечении. И этот механизм создан.

К вам обращаются с просьбами: помогите попасть в такую-то больницу на лечение? К такому-то специалисту? Если да, то что вы в таких случаях делаете?

Михаил Мурашко: За помощью обращаются с того момента, как я стал врачом. Это нормально. Всякий уважающий себя врач скажет, что это нормально. Это и предназначение врача. Если обращаются, значит, доверяют. Нужно помогать. Я не исключение.

А главное назначение врача, на ваш взгляд?

Михаил Мурашко: По-моему, у Гиляровского было о каком-то враче: если даже он не сможет вам помочь, то его совет однозначно продлит вам жизнь. То есть подход врача должен быть такой: если можешь помочь - помоги. Если чувствуешь, что ситуация безвыходная, во всяком случае, должен дать совет, чтобы жизнь была продлена.

Сейчас повсеместно активизировались призывы пройти диспансеризацию. Причем не обязательно в стенах специализированного медучреждения. Можно в приспособленных для этого временных помещениях. Заманчиво? Да! Эффективно?

Михаил Мурашко: Медицинский осмотр, диспансеризация, даже в парковых павильонах, где установлено специальное оборудование, это качественный, нормальный подход к осмотру пациента. Выдержан стандарт по объему обследований, по качеству оборудования, по специалистам. Почему в парках? Так делают многие страны. И мы сейчас рассматриваем подобный механизм: задействовать спортивные залы, какие-то помещения с большими объемами. У меня в жизни был такой опыт. Поверьте, это хороший, позитивный опыт. Там, где много людей, можно и нужно сделать так, чтобы человек "по дороге", в парке, где гуляет с коляской, или пришел посидеть на лавочке, заодно прошел осмотр.

Он попадет к врачу? Или это будет телемедицина?

Михаил Мурашко: Он попадет к врачу. Этот осмотр проводится только очно, только непосредственно прямое общение с пациентом. В прошлом году мы вместе с Сергеем Семеновичем Собяниным открывали первый такой павильон в парке. Пока для завершения обследования нужно прийти в поликлинику. Но отказываться от такой практики не надо.

А за пределами Москвы?

Михаил Мурашко: Есть мобильные комплексы, которые выезжают. Мы рассматриваем технологию мобильного комплекса, который может разворачиваться, скажем, в спортивном зале, в немедицинских организациях. Для некоторых видов помощи это очень удобно. Сегодня вакцинацию проводят тоже в больших помещениях, конференц-холлах, спортзалах. В них медики работают с потоками людей.

А жителю далекой деревни, где ничего этого нет, как пройти диспансеризацию?

Михаил Мурашко: Есть несколько путей. 1300 мобильных комплексов, фельдшерско-акушерских пунктов, с флюорографами, маммографами поставлены в регионы за последние два года. И в этом году тоже будут поставляться. По поручению президента будет закуплено еще 500 мобильных комплексов. Выездные формы работы с пациентом должны и будут развиваться. Но нужно понимать, что до каждого пациента мобильный комплекс везти подчас невозможно и очень дорого. Иногда проще привезти пациента. Собрать группу, выделить микроавтобусы и доставить туда, где идет поток в центральных больницах. Многие районы и регионы сегодня начали так делать. Это хорошая практика. Автотранспорт в 2021 году для таких мероприятий закупают сами регионы, а федеральные средства на это выделяются в том числе в рамках программы модернизации первичного звена здравоохранения.

А стремление лечиться за рубежом уходит? Или оно по-прежнему велико?

Михаил Мурашко: Такого стремления совершенно точно становится меньше. Резко сократился поток на лечение за рубежом по акушерству и гинекологии. Потому что действуют перинатальные центры. Второй блок, который быстро стал развиваться, помощь при инфарктах и инсультах. Далее ортопедия. То есть всегда государственная программа развития того или иного направления, на которое делается акцент, идет дополнительное развитие и материально-технической базы, и лекарственного обеспечения, и подготовки кадров, очень эффективно влияет.

А онкология?

Михаил Мурашко: За последние годы у нас появились и отдельная программа в национальном проекте, и в федеральных учреждениях, идет строительство онкологических центров. Это меняет доступность современных технологий. Сейчас наша задача сделать еще один рывок. Думаю, буквально в течение нескольких дней или недель озвучим новые результаты по развитию онкологической помощи. Это радиофармацевтические препараты. Мы - страна, владеющая этими технологиями, страна, умеющая работать с ними…

Это же безумные деньги!

Михаил Мурашко: Да, не всем странам это доступно не только финансово, но и с точки зрения обеспечения кадрами высочайшей квалификации. Радиофармпрепараты - это еще одно направление, которое должно получить новое развитие в стране. Вот вы сегодня говорили: доступность, пробить стену… Но не всегда все барьеры можно снять. Есть вопросы и безопасности, и эффективности, которые тоже нужно подчас доказать. Но есть те проекты, которые просто надо, что называется, на руках нести. Развитие производства, изготовление радиофармпрепаратов для лечения онкологических больных - именно такой проект. Думаю, в ближайшие года два-три мы получим его значимый рост.

Трехгодичное планирование… А вы чуть более года на министерском посту. В отпуске были?

Михаил Мурашко: Был три дня.

Когда приходите на работу?

Михаил Мурашко: Как правило, к половине девятого. Возвращаюсь обычно в двенадцать-час ночи. Иногда позже. А рабочий день начинается где-то с семи утра, когда звонки, документы и т.д. Самое лучше время - с шести до семи утра.

Наверняка вас приглашают в театры: министр здравоохранения, приходите на премьеру. Когда последний раз были в театре?

Михаил Мурашко: Приглашают регулярно. К сожалению, почти от всех приглашений приходится отказываться - не успеваю. Последний раз осенью прошлого года были с женой на балете в Большом театре и на прошлой неделе были в Театре Олега Табакова.

Книги читать некогда?

Михаил Мурашко: Ошибаетесь! 9 мая во второй половине дня съездил на родину Есенина в Константиново. Шикарное место! Был там во второй раз в жизни. И… перечитал "Анну Снегину".

Кто был за рулем машины? Вы сами?

Михаил Мурашко: Ездил с семьей, дети за рулем.

Хотелось бы в настоящий отпуск? Чуть-чуть расслабиться?

Михаил Мурашко: Скучно же будет…

И напоследок. Советы министра здравоохранения РФ читателям "Российской газеты"

Михаил Мурашко: Первое - не откладывайте вакцинацию. Это может быть смертельно опасно для вас и ваших близких.

Второе: мне кажется, мы должны ставить себе такие задачи, к которым нужно лететь, тянуться, стремиться. Иначе неинтересно жить. Третье: беречь себя. В быту мы "беречь себя" часто советуем друг другу, не вникая в смысл. Беречь себя - это здоровьесберегающее поведение, начиная с младых ногтей. И пусть родители учат детей так, чтобы они умели беречь себя.

Источник: https://rg.ru/2021/05/23/ministr-zdravoohraneniia-rf-mihail-murashko-vsem-nuzhno-projti-vakcinaciiu.html