Онкологии не дадут повзрослеть. Совершеннолетним пациентам разрешат остаться в детских больницах

15 июня 2021

Минздрав поднимет возраст «выписки» из детских медучреждений для пациентов с онкологическими заболеваниями. Сейчас они обязаны переходить во «взрослую» больницу сразу после достижения совершеннолетия. Теперь такие пациенты смогут задержаться на лечении до 21 года. Специалисты неоднократно указывали, что взрослые онкологи не всегда могут лечить специфические детские опухоли, а трансфер из одного учреждения в другое отнимает слишком много времени.

Министерство здравоохранения разработало поправки к программе госгарантий по лечению онкологических заболеваний. Они касаются вопроса преемственности лечения пациентов после того, как им исполнится 18 лет. Сейчас больной, достигший совершеннолетия, вынужден менять медицинскую организацию и вставать на учет во взрослой поликлинике по месту жительства.

Ведомство предлагает разрешить им долечиваться по профилю «детская онкология» до 21 года. При этом лечение будет оплачиваться по тарифам, установленным для детей.

Проект поправок опубликован на портале нормативно-правовых актов, общественное обсуждение продлится до 22 июня.

Согласно официальным данным Минздрава, ежегодно в России выявляется около 3–4 тыс. детей с онкологическими и гематологическими диагнозами. Под наблюдением в онкологических учреждениях в 2019 году находились 27 ;896 пациентов в возрасте от рождения до 17 лет (статистика не включает пациентов с онкогематологией, а это примерно две трети всех детских диагнозов).

Член правления фонда AdVita (помогает детям и взрослым с онкологическими заболеваниями) Елена Грачева подчеркивает, что детские онкологи «последние десять лет» говорят о проблемах, возникающих при передаче пациента из детской во взрослую сеть. «К примеру, нейробластома (злокачественная опухоль симпатической нервной системы.— “Ъ”) у взрослых практически не встречается, а у детей это одна из самых распространенных опухолей. Если пациент получил ее в 16–17 лет и к 18 годам лечение не закончил, то во взрослом онкологическом отделении может не оказаться не только нужных специалистов и опыта применения нужных протоколов лечения, но и лекарств и медицинских опций, к примеру аутотрансплантации костного мозга»,— поясняет госпожа Грачева.

Руководитель отдела междисциплинарной онкологии Центра имени Дмитрия Рогачева, член правления общества клинической онкологии RUSSCO Николай Жуков отмечает еще одну проблему: трансфер пациента от детского онколога к взрослому занимает достаточно длительное время.

«Это может быть непростой и небыстрый процесс, в то время как детские протоколы рассчитаны на интенсивное лечение. Перерыв в неделю или даже день может привести к значимому снижению результатов»,— говорит господин Жуков.

Он называет предложения Минздрава «важными и правильными». «Больные будут получать терапию в клиниках и у специалистов, которые заточены под лечение именно их опухолей. От этого выиграют педиатры, потому что не будет психологически сложного момента, когда человек направляет пациента, находящегося на полпути, в незнакомые и, может, не совсем готовые к этому руки,— считает врач.— Выиграют взрослые онкологи, потому что им не придется лечить болезнь, которая не является для них профильной и где максимальный уровень потерь от неправильного лечения. Наконец, выиграет и государство, так как вырастет КПД использования ресурсов».

Елена Грачева считает, что принятые поправки устранят один конкретный пробел, но не решат всех проблем: «Узкая специализация клиник в российском здравоохранении по-прежнему преобладает.

Пациенту очень часто приходится сдавать анализы в одном месте, оперироваться в другом, проходить химиотерапию в третьем, лучевую — в четвертом, а лечить полученные осложнения и вовсе дома — под присмотром ничего не понимающих в этой специфике участковых».

Она отмечает, что в современном мире основная медицинская помощь онкологическим пациентам оказывается в многопрофильных стационарах, объединяющих как взрослых и детей, так и самые разные нозологии. «Именно многопрофильные крупные центры — гарантия того, что человек получит всю нужную помощь в одной больнице независимо от возраста и заболевания. И ни у кого не будет болеть голова ни по поводу перевода его из детской сети во взрослую, ни по поводу перевода из одной больницы в другую, если вдруг в процессе химиотерапии понадобилась хирургическая операция или, к примеру, помощь кардиологов. Так что изменения, которые предлагают сейчас,— это небольшая дырочка, которую проколупали в бесконечных перегородках, воздвигнутых внутри системы здравоохранения»,— заключила госпожа Грачева.

Отметим, что схожий законопроект в марте внесла в парламент вице-спикер Госдумы Ирина Яровая. В нем также предлагается позволить пациентам продолжать лечение в детском профильном учреждении и после достижения совершеннолетия.

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4856776