Сообщения Н.Дурманова на совещании с В.Путиным по вопросу о санитарно-эпидемиологической обстановке в РФ

21 апреля 2020

Николай Дмитриевич Дурманов, спецпредставитель Министерства науки и высшего образования по биологической безопасности.

Добрый день, Владимир Владимирович! Здравствуйте, коллеги!

Наша наука и медицина демонстрируют во всей этой истории с коронавирусной пандемией довольно не свойственную нашему национальному темпераменту оборотистость. На Западе появляются какие-то лекарства – они немедленно появляются у нас. Какие-то новые концепты – мы уже про них знаем. Например, много разговоров было даже в исполнении Президента Трампа про хлорохиновые препараты, уже на нашей территории несколько таких препаратов испытываются. Пошли разговоры о внедрении принципиально новой схемы лечения, той самой гиалуроновой кислоты в лёгких, с помощью фермента гиалуронидазы, который в виде аэрозоля вводится в трахею. Скорее всего, мы начнём эти испытания раньше, чем те, кто придумал эту идею.

Появился препарат, который вообще блокирует образование гиалуроновой кислоты, – метилумбеллиферон. И у нас он тоже есть, и, скорее всего, мы опередим.

Появился принципиально новый подход к разработке препаратов. Например, препараты не для лечения больных, а препараты для профилактики медицинского персонала, что очень важно. Люди и так выгорают, постоянный риск инфекции. Это очень важный момент. Восемь групп сейчас испытывают препараты, те же хлорохиновые препараты вместе с цинком, вместе с рядом других добавок, которые, по идее, должны снизить в 100, в 200 раз риск заражения медицинского персонала при близком контакте с инфицированными людьми.

Появился новый вызов для нашей оборотистости, для нашей решимости. И вот в чём этот вызов состоит. Мы тестируем вирус в мазках, смывах, в крови иногда, крайне редко бывает в кале и так далее. Мы тестируем антитела, чтобы понять, кто уже переболел. Позавчера несколько европейских стран и американцы приняли решение запустить третью волну тестирования, они будут тестировать специальный ген иммунной системы, называется HLA-антигены. И у нас получается три волны: прямой вирус, антитела против этого вируса и состояние иммунной системы. Почему это важно?

Они приняли это решение позавчера, а днём ранее, в пятницу, опубликовали результат большого исследования, где взяли 160 вариантов наших иммунных генов, наших, земных, разбили на 39 тысяч кусочков этот коронавирус и выяснили, какие варианты генов, иммунных генов, из этих 160 обеспечивают это самое чудесное симптоматическое течение болезни, а какие, наоборот, виновны в том, что человек сразу входит в тяжёлую фазу.

Понятно, что дело не только в генетике и в сопутствующих заболеваниях, условиях жизни, но генетика очень важна здесь, это больше 50 процентов. У нас вот уже два дня расшифровано, мы знаем, какие гены иммунной системы обеспечивают нам устойчивость, а кого, носителей таких генов, нам бы надо поберечь и по-другому лечить. И, кстати сказать, эти гены нам подскажут, какие вакцины мы будем потом применять, потому что мечта о том, что у нас будет блокбастер – единая вакцина для всей популяции, – наверное, это наивная мечта. Опыт с Эболой, со свиным гриппом показал, что некоторые очень хорошие вакцины, которые работают на 90 процентов популяции, 10 процентов популяции (в данном случае речь идёт о мышках, слава богу) они убивают, стимулируя этот самый цитокиновый шторм, о котором так много говорят. Поэтому не исключено, что вот эти знания о распределении генно-иммунных систем позволит нам прицельно применять несколько альтернативных типов вакцины в зависимости от того, какие гены человек носит.

Итак, мы знаем, какие гены нам нужны, мы знаем, какие гены удачные, неудачные в отношении коронавируса, но мы не знаем, как они распределены в нашей популяции. Поэтому через день после этого открытия западные страны решили делать третью волну тестирования. Нам бы тоже нужно подключиться. При этом надо понимать, что полученные результаты – это задел не только на эту эпидемию (через одну-две волны она кончится), но и на следующие, потому что это универсальный подход.

Надо понимать, что эта информация должна быть закрытая. Это фактически карта нашей иммунологической национальной устойчивости. Это очень важный ход, он коренным образом меняет кое-какие подходы в плане диагностики, но я прошу рассмотреть его, потому что это действительно в каком-то смысле уникальный шанс.

Спасибо большое.

В.Путин: Я пометил. Спасибо большое, Николай Дмитриевич. Благодарю Вас.


Источник: http://kremlin.ru/events/president/news/63229