Сообщение А.Гинцбурга на совещании с В.Путиным по вопросу о санитарно-эпидемиологической обстановке в РФ

21 апреля 2020

Гинцбург Александр Леонидович, Национальный исследовательский центр эпидемиологии и микробиологии имени Гамалеи.

С Вашего разрешения я коснусь двух вопросов. Первый вопрос имеет отношение к созданию вакцины. Эти работы ведутся в Центре эпидемиологии и микробиологии имени Гамалеи. И второй блок вопросов связан с тем, о чем Сергей Семёнович уже начал говорить, это о тестировании плазмы реконвалесцентов для лечения тяжёлых больных COVID-19.

По первому вопросу, Владимир Владимирович. Начиная с 2015 года на базе Центра Гамалеи была создана технологическая платформа, универсальная, я хочу подчеркнуть, технологическая платформа, которая позволяет в очень ограниченные сроки, в течение нескольких месяцев создавать вакцины против РНК-содержащих оболочечных вирусов. Хочу заметить, что COVID-19 как раз к таким вирусам и относится, и все РНК-содержащие оболочечные вирусы – это наиболее быстро меняющиеся генетически живые объекты на нашей планете Земля, поэтому они и являются причиной многих эпидемиологических осложнений различных масштабов, включая и пандемии за последние 10, 20 и 30 лет.

Суть этой технологической платформы состоит в том, что были созданы на основе вирусов человека средства доставки определённых фрагментов нуклеиновой кислоты, которые кодируют целевые соответственно антигены, белки в эукариотические клетки. В результате проникновения такой вирусоподобной частицы, которая несёт целевой ген, вирусоподобная частица не размножается уже в проникшую клетку, а в инфицированной такой вирусоподобной частице идёт экспрессия соответственно целевого гена, то есть на ней образуется РНК, на РНК образуется белок, и этот белок в течение 10–12 дней фактически иммунизирует наш организм соответствующим антигеном. Вот эта схема не только апробирована, на основании этой схемы были созданы и зарегистрированы в Российской Федерации в последние несколько лет три вакцины против вируса Эбола, об одной из которых Вы хорошо знаете, потому что, я знаю, Вероника Игоревна Вам этот вопрос докладывала.

Эта вакцина прошла широкие испытания, в том числе в Африке, в Гвинее. Эта схема и эти вакцины показали, что они индуцируют все ветви иммунного ответа: врождённый иммунный ответ, гуморальный иммунный ответ, то есть антительный, Т-клеточный иммунный ответ. И самое главное, такая схема даёт возможность получить клетки памяти, что говорит о том, что данная иммунизация будет защищать иммунизированного человека длительное время.

На основании этой же схемы в настоящее время фактически получена вакцина против коронавируса, который называется коронавирусом MERS – ближневосточный респираторный синдром, очень близкий к коронавирусу, который сейчас вызвал пандемию. На 80 процентов там гомология.

Что сделано на этом объекте, на MERS? На MERS показано, что вакцина против MERS, которая была создана по данной технологии, на 100 процентов защищает на летальной модели животных этих животных, это с одной стороны.

С другой стороны, эта вакцина в первой фазе клинических испытаний была испытана более чем на 200 добровольцах. В результате было продемонстрировано, что она индуцирует очень высокий вируснейтрализующий титр антител. Вируснейтрализующих титров антител достаточно, чтобы защитить фактически от любой инфицирующей дозы коронавируса MERS. Получен ещё ряд препаратов, которые находятся на различной стадии апробации. Всего в настоящее время данные вирусы, которые входят в состав данной платформы, получили более 3 тысяч человек, без всяких серьёзных осложнений. То есть данная платформа доказала свою жизнеспособность и возможность тиражирования на других инфекционных объектах.

Поэтому когда мы получили госзадание на разработку вакцины против COVID-19, то эта платформа, естественно, была сразу же задействована. В настоящее время могу Вам сообщить, что на двух видах животных, естественно, на мышах и на морских свинках, продемонстрирована 100-процентая иммуногенность данных вакцинных препаратов, причём они вызывают очень высокий титр опять же вируснейтрализующих антител, достаточный для защиты от довольно высоких доз COVID-19.

В то же самое время продемонстрировано отсутствие токсического эффекта у животных, проиммунизированных новой вакциной, продемонстрировано отсутствие токсичности новой вакцины на морских свинках в тестах аномальной токсичности.

На основании этих результатов Михаилом Альбертовичем был утверждён график дальнейшей работы над этим препаратом. Те цифры, которые сейчас прозвучат, я прошу к ним отнестись не как к окончательным цифрам, а как к рабочим цифрам. Естественно, понятно, что они могут меняться. Речь идёт о следующем примерном графике дальнейших завершающих работ над данным препаратом.

К 31 мая планируется завершить весь комплекс доклинических исследований и с 1 июня перейти к клиническим исследованиям.

Владимир Владимирович, большое спасибо за то поручение, которое Вы совсем недавно издали по поводу возможности проведения параллельно с доклиническими исследованиями части клинических исследований. Это очень ускоряет работу над этим препаратом и позволяет, если всё будет хорошо и успешно, а эти моменты согласованы с экспертным учреждением и отражены в имеющемся графике, то позволяют ориентировочно начиная где-то к 15 июня выйти на возможность государственной регистрации данного препарата.

Здесь есть одно предложение, которое с нашей точки зрения может ускорить возможность выхода данной вакцины в гражданский оборот, если возможны определённые внесения в постановление Правительства № 441, которое как раз регулирует выход лекарственных препаратов в гражданский оборот. Речь идёт конкретно о том, чтобы на стадии государственной регистрации использовать не одну серию вакцины, а сразу, допустим, три серии вакцины. Тогда это позволит экспертному учреждению проконтролировать три серии вакцины. И тогда после прохождения этого контроля эти серии (а размер этой серии не ограничен, они могут быть большие) сразу же выпустить в гражданский оборот, а не дожидаться, пока Росздравнадзор в течение 21 дня проконтролирует новые серии, которые в дальнейшем будут поступать в гражданский оборот. Это может сэкономить по крайней мере три недели.

Касательно дальнейшего масштабирования, то есть промышленного выпуска данного препарата. В настоящее время полностью сертифицированное GMP-производство, сертифицированное Минпромом, которое входит в состав Центра эпидемиологии и микробиологии имени Гамалеи, способно в год выпускать порядка 60 тысяч доз этого препарата. Понятно, что это очень немного. Но на прошлой неделе Михаил Альбертович присоединил к нам благотворительный фонд, кажется, он называется ДОМ.РФ, который очень оперативно выделил 100 миллионов рублей на переоборудование и закупки дополнительного оборудования, что сейчас и делается.

Единственная просьба, если возможно, официальные сроки поставки со всеми таможенным и прочими процедурами составляют около четырёх месяцев, если это возможно сократить до полутора месяцев, то на момент поставки с этим оборудованием возможно увеличение объёма выпуска до 400 тысяч доз. Но это тоже, конечно, не решение проблемы.

Дальнейшее наращивание производства связано с возможностью использования ещё не введённого, но полностью подготовленного и аттестованного под GMP цеха, который также находится на территории нашего института и исходно предназначался для выпуска всем теперь хорошо известной противотуберкулёзной вакцины БЦЖ. Институт выпускает 50 процентов используемой в Российской Федерации этой вакцины. Выпуск в течение 80 лет шёл на старой площадке. Если мы получим разрешение пока что оставить выпуск вакцины БЦЖ на старой площадке, а вновь созданную площадку, но ещё не введённую в строй, на ней разместить оборудование, необходимое для выпуска новой вакцины (цена вопроса в настоящее время очень ориентировочно составляет уже 1,5 миллиарда рублей), то, не демонтируя старое оборудование, а размещая оборудование для выпуска вакцины против COVID-19, это позволит увеличить производство до 4–5 миллионов доз в год.

А если на аутсорсинг отдать такие стандартные процедуры, как розлив данной вакцины и упаковку, то это позволит увеличить до порядка 8–10 миллионов доз выпуск вакцины в год, что является уже, по моим представлениям, довольно серьёзной цифрой в масштабах всей страны.

Единственное, что здесь ещё необходимо предусмотреть: вакцина в жидком состоянии должна транспортироваться по холодовой цепи, причём не стандартной холодовой цепи, которая сейчас, слава богу, у нас в стране существует и прекрасно функционирует в рамках календаря прививок, а, я бы так сказал, по более усиленной холодовой цепи. Температура транспортировки этой вакцины составляет минус 16–18 градусов.

Поэтому, по всей видимости, речь должна тогда идти о закупке рефрижераторов, которые способны от двери до двери выдерживать эту холодовую цепь. Такие рефрижераторы на нашем рынке, насколько мне известно, существуют, как отечественного, так и зарубежного производства, смогут доставлять эту вакцину.

Хотя альтернативное решение этого вопроса, который сегодня с Михаилом Альбертовичем и со специалистами подробно прорабатывался, – это выпуск (мы тоже имеем в этом большой опыт), создание лиофилизированных вакцин. Но здесь необходима дополнительная доработка, к которой мы готовы. Но выход в практику и на государственную регистрацию лиофилизированной вакцины, по всей видимости, произойдёт не так быстро, как хотелось бы и как это произойдёт с вакциной в жидком состоянии. Вот, пожалуй, весь круг вопросов, которые я бы хотел доложить по поводу вопроса, связанного с созданием вакцинного препарата.

И готов перейти ко второму вопросу, связанному с исследованием плазмы реконвалесцентов для лечения тяжелобольных пациентов, если позволите.

В.Путин: Да, секундочку. То, что Вы сказали, очень важно и очень интересно, поэтому у меня вопрос сразу к Михаилу Альбертовичу. Михаил Альбертович, надо всё, что сейчас было предложено Александром Леонидовичем, всё это систематизировать. Подготовьте мне соответствующие предложения. Это касается и ускорения разрешительных процедур, имеется в виду по линии Росздрава, и касается всех других административных, в том числе таможенных, при завозе необходимого оборудования.

То же самое в отношении дополнительных средств, ресурсов, необходимых для начала производства.

В целом подготовьте просто ваши предложения, обобщите их и как можно быстрее мне направьте.

М.Мурашко: Хорошо. Мы как раз фактически в ежедневном режиме, включая субботу и воскресенье, прорабатывали возможные, в том числе технологические решения потому, что Александр Леонидович сказал, что для каждой формы выпуска есть свои преимущества, есть свои минусы, поэтому мы завершим эту работу и представим сразу же. Спасибо.

В.Путин: Я помню, Вы мне буквально два дня назад об этом говорили, докладывали. Просто обобщите всё, что сейчас было сказано, и представьте предложения. Мы сделаем всё, для того чтобы ускорить все необходимые административные процедуры. И если потребуется, а я так понимаю, что потребность такая есть, выделим и дополнительные ресурсы.

Пожалуйста, прошу Вас, Александр Леонидович, по второму вопросу.

А.Гинцбург: По второму вопросу эта работа ведётся, как я уже сказал, полностью вместе с правительством Москвы, с Департаментом здравоохранения.

В настоящее время проанализировано порядка 200 сывороток от переболевших COVID-19 на предмет характеристики их на наличие вируснейтрализующих антител. Этот опыт показывает, что примерно только 30 процентов переболевших имеют такую сыворотку, которую можно использовать для лечения тяжелобольных, то есть титры вируснейтрализующих антител там вполне достаточные. Две трети сывороток для этого непригодны, хотя там содержатся довольно большие титры антител к самому вирусу. То есть из этого следует, что вирус очень хитрый, недаром он таких больших размеров – 30 килобаз, самый большой из РНК-содержащих вирусов, известных на сегодняшний день. По-видимому, часть его генома, генетическая информация направлена на то, чтобы обманывать постоянно иммунную систему, чтобы она вырабатывала антитела, которые вирус не нейтрализуют. Но это чисто такой, я бы сказал, уже научный вывод из этой совершенно практической работы.

Как я две недели назад Вам докладывал, соответственно, наш центр способен сейчас в сутки анализировать порядка 60 образцов. Мы загружены не полностью по той простой причине, о которой Сергей Семёнович сегодня уже говорил, – недостаточное количество доноров. Правительство Москвы в плане увеличения количества доноров очень много делает.

Одновременно хочу сообщить, что разработана в первую очередь Департаментом здравоохранения города Москвы вся нормативная документация, это пять или шесть документов, которые регламентируют работу как с донорами, так и с плазмой крови. И при расширении этого опыта на всю нашу страну, по всей видимости, есть хорошая основа для того, чтобы эти документы можно было рекомендовать для использования и в других регионах.

В то же самое время другие регионы вряд ли смогут использовать вирус-нейтрализацию для анализа плазмы. Поэтому в настоящее время на базе нашего института разрабатывается тест-система, она фактически создана, в ближайшее время поступит на регистрацию в Росздравнадзор, которая позволяет определять не вирус-нейтрализацию, а наличие антител, которые обеспечивают эту вирус-нейтрализацию. Я надеюсь, что к концу этой недели эта тест-система поступит на регистрацию.

И далее нам необходимо некоторое время, я думаю, в течение недели – 10 дней, чтобы убедиться на практической работе, что действительно существует жёсткая определённая корреляция между наличием вируснейтрализующих антител, которые будет определять эта тест-система, и неспособностью вируса размножаться после взаимодействиями с этими антителами.

Надеюсь, что это будет доказано, и наличие этой тест-системы позволит расширить данную работу уже не только в специализированных учреждениях, имеющих возможность работать с вирусом, но в любой диагностической лаборатории, в которой есть иммуноферментный анализ. Слава богу, таких лабораторий у нас в стране предостаточно. Тогда при наличии документации и данной тест-системы отбор плазмы для лечения тяжелобольных можно будет тиражировать во все регионы нашей страны.

Спасибо за внимание. Доклад закончен.


Источник: http://kremlin.ru/events/president/news/63229