Михаил Мишустин ответил на ряд вопросов после Правительственного доклада в Госдуме

22 июля 2020

А.Журавлёв (независимый депутат, избранный от партии «Родина»): Уважаемый Михаил Владимирович, у меня три вопроса в одном, они между собой связаны. Пандемия новой коронавирусной инфекции поставила огромное количество вопросов перед системой российского здравоохранения. Вы частично этого коснулись, тем не менее: готова ли отрасль к новым подобным вызовам? Все говорят о второй волне, во всяком случае специалисты. Какие действия принимаются и будут приниматься в этом направлении? И третье. Сейчас из средств массовой информации мы узнаём многие вещи, но хотелось бы конкретно от Вас услышать, как продвигается работа по созданию вакцины от новой коронавирусной инфекции.

М.Мишустин: Наша система здравоохранения готова к таким вызовам. Она себя показала в этот экстремальный цикл, я считаю, хорошо. Может быть, не имею права давать полную оценку всему, но, видя, как работают врачи, руководители медицинских учреждений, хочу сказать, что готова и есть запас.

Два слова – что было сделано. Как я уже сказал, пандемия интенсифицировала процесс инвестиций в систему здравоохранения. 176 млрд рублей было выделено. Оснащено 184 тыс. коек соответствующими современными средствами. Мы на сегодняшний день фактически построили 16 новых инфекционных госпиталей. Вы знаете, этим занималось Минобороны. Средний срок строительства быстровозводимого госпиталя составлял два месяца. Поэтому в этом смысле, мне кажется, система не просто готова, но она ещё и имеет резерв. До 60 тысяч коек у нас сегодня – резерв, который в случае необходимости будет готов принимать людей. Построены госпитали в регионах, где было непросто: Дагестан и другие регионы.

Наконец, была модернизирована санитарно-эпидемиологическая и инфекционная служба. Я хотел бы отметить огромную работу, которую проводила Татьяна Алексеевна Голикова, руководитель нашего оперативного штаба. Огромную работу проводили Министр здравоохранения Михаил Альбертович Мурашко, глава Роспотребнадзора Анна Юрьевна Попова. Все коллеги серьёзно и системно занимались вопросами не просто подготовки системы к вызову, но и её дальнейшей стратегической модернизации.

Что касается тест-систем, Россия одна из первых в мире сделала тест-системы. Их сейчас около 100 – работающих тест-систем. Причём, я замечу, примерно 280 тыс. тестов в день сдают наши люди. Это, наверное, на число населения одна из самых больших цифр в мире.

И в данный момент, как я уже сказал, по вакцине идёт серьёзная работа всех наших научно-исследовательских учреждений. Этим занимаются Минобрнауки, Минздрав, ФМБА, Роспотребнадзор. В данный момент 17 научных организаций и более 26 видов вакцин. Это то, что мы сегодня знаем. Четыре вакцины на сегодня доказали свою безопасность, и по двум практически клинические испытания находятся на финальной стадии. Это разработки Центра им. Гамалеи Минздрава. Две также готовятся уже к началу испытаний – это «Вектор» и НИИ вакцин и сывороток.

То есть самое главное сегодня – это подготовить производственные площадки, ещё раз удостовериться в безопасности вакцин. И я очень надеюсь, что осенью мы получим свою, российскую надёжную вакцину от коронавируса.

О.Смолин (член фракции КПРФ, первый заместитель председателя комитета Государственной Думы по образованию и науке): Уважаемый Михаил Владимирович, мой вопрос – о социальной политике, из серии «три в одном».

Первое. По официальной статистике, зарплата педагогов в стране давно достигла показателей указа Президента от мая 2012 года. Однако, по данным Общероссийского народного фронта, в 75 регионах из 85 указ не исполнен, причём средний учитель работает более чем на полторы ставки, а каждый седьмой – более чем на две. И продолжается, несмотря на поручение Президента, бюрократизация образования, увеличивается отчётность, на 80% это не связано с работой Минпросвещения или Минобрнауки. Просьба поручить профильным министерствам совместно с Минфином и профсоюзами принять меры по исполнению президентского указа, причём при работе педагога за одну ставку, и по дебюрократизации образования.

Второе. Эксперты утверждают, что заявленные Президентом доплаты врачам получает примерно каждый шестой. Просьба вернуться к этому вопросу с участием профсоюзов и депутатов профильного комитета.

И третье. Просьба вернуться к вопросу об индексации пенсий работающим пенсионерам.

М.Мишустин: Коллеги, первое. Зарплата наёмных работников, или доход от трудовой деятельности, на сегодняшний день – основа исчисления, по которому мы видим среднюю зарплату, именно так. У меня, по данным (мы, готовясь к отчёту, посмотрели, какова она), 40,1 тыс. рублей – это средняя заработная плата учителей, которая на сегодняшний день, по мониторингу, выше на 0,3% показателя среднего дохода от трудовой деятельности по стране.

Конечно, регион региону рознь. И в первую очередь хочу, пользуясь случаем, сказать громадное спасибо нашим учителям, которые, несмотря на пандемию, продолжают свою деятельность.

Но если вы знаете о таких случаях, я прошу об этом нам сообщать, потому что мы мониторим указ. Ещё раз, средняя зарплата (средняя по больнице, как говорят), а это зарплата наёмных работников, именно этот показатель для майского указа применяется, – она чуть выше у учителя в стране, чем в целом по стране. Но, пожалуйста, прошу вас предоставить тогда эту информацию в Правительство.

Что касается экспертов, которые говорят о том, что доплату каждый шестой получает. Эти эксперты не базируют свои знания на фактах и на том, что есть на самом деле. Поверьте, мы мониторим внимательнейшим образом доплаты врачам. Неправда это. В этом я абсолютно уверен. Нет не говорю, но говорю, что это неправда. И если есть такая информация, пожалуйста, дайте нам её. Я просто покажу на данных, как это всё устроено, потому что информационный ресурс, которым пользуются наши доктора и руководители медицинских организаций, он предполагает заявительный принцип. И автоматическая оплата там врачам – 80 тыс. и так далее. Просьба конкретику дать. Прошу на моё имя, в буквальном смысле слова. Мы очень внимательно этот кейс разобрали.

В.Володин: Михаил Владимирович, что касается средней заработной платы учителя и врача, нам надо, может быть, обсудить этот вопрос и принять решение уйти от разговора о средней зарплате. Потому что средняя зарплата в регионах не просто разная, она отличается в разы. И поэтому, когда, допустим, Вы говорите про среднюю заработную плату в размере 40 тыс. – её нет. Её нет у учителя. И соответственно, такая же ситуация по врачам.

Средняя зарплата по регионам составляет порядка 28 тыс. – в большинстве регионов. А, допустим, начинающий учитель может получать и 18 тыс. И по этой причине, когда звучит цифра 40 тыс., нам сразу наши избиратели-учителя, с кем мы постоянно в контакте, говорят: где вы нашли такую заработную плату? Поэтому правильно было бы профильным министерствам это учесть.

И, говоря об этом, – наверняка эта тема будет звучать – у нас есть регионы-доноры, есть регионы-реципиенты. У нас регионов-доноров порядка 17, но даже среди регионов-доноров есть регионы с разной бюджетной обеспеченностью. Есть Москва, а есть, допустим, Калуга – это вроде рядом, но при этом возможности совершенно отличаются.

Также, когда мы говорим о регионах-реципиентах, есть регионы, которым в рамках расчётной бюджетной обеспеченности не хватает совсем немного, чтобы выйти на самодостаточность, а есть те, у кого нет такой возможности. Поэтому нам правильно было бы эти темы обсудить, и именно в привязке к возможностям регионов, потому что отличается бюджетная обеспеченность почти в семь раз. А раз она почти в семь раз отличается, нам правильно было бы посмотреть на эти проблемы с позиций тех регионов, где люди живут, но у них возможностей таких нет. И поэтому мы всё время спорим с Минфином, нам нужна поддержка премьера в этом вопросе. Мы ждём, когда Антон Германович Силуанов придёт в Думу с бюджетом, но лучше это обсудить до бюджета. Важно было бы всё-таки нам здесь не среднюю по больнице… Потому что там есть и морг, и там, где горячо. Вот нам нужно не допустить морга. Поддержка Ваша нужна в работе с Минфином. Тогда у нас будет зарплата больше соответствовать тому, что люди от нас хотят.

М.Терентьев (член фракции партии «Единая Россия», заместитель председателя комитета Государственной Думы по труду, социальной политике и делам ветеранов): Уважаемый Михаил Владимирович, в Вашем выступлении не была затронута тема социальной защиты инвалидов и их семей. При этом, хочу напомнить, в Конституции это прямая компетенция Правительства Российской Федерации. Поэтому такой вопрос у меня сегодня.

Обеспечение инвалидов техническими средствами реабилитации по-прежнему остаётся одной из острых и актуальных тем, поскольку, несмотря на предпринятые за прошедшие годы усилия государства и общественных организаций инвалидов, эта система не лишена недостатков. Это касается и качества предоставляемых изделий, это и задержки в сроках обеспечения, выплаты компенсаций, учёт индивидуального подхода при обеспечении техническими средствами реабилитации. Что Правительство планирует ещё сделать в этом направлении?

М.Мишустин: Да, мы помним об этом, занимаемся этими вопросами. У нас 1,6 миллиона инвалидов, которые нуждаются в технических средствах реабилитации. Проблема в том, что человек не может купить то, что ему необходимо, когда он хочет выбрать модель. Проблема эта связана, собственно говоря, с противоречием, с теми самыми непростыми и громоздкими процедурами закупки, когда проводится конкурс. На сегодняшний день у нас есть предложения по решению этой проблемы. В плане законопроектной деятельности мы предусмотрели соответствующие изменения, которые позволят инвалиду получить электронный сертификат с гарантированной адресной суммой, чтобы он мог выбрать любую модель, которая ему необходима. И в данный момент расходы, которые необходимо предусмотреть на приобретение такой техники, все сохраняются в бюджете – это в среднем до 2022 года 35 млрд рублей ежегодно.

Н.Максимова (член фракции «Единая Россия»): Уважаемый Михаил Владимирович! Принятые поправки в Конституцию поднимают на новый уровень права наших граждан на социальную поддержку, на достойную оплату труда, в том числе за счёт средств федерального и региональных бюджетов. Вместе с тем регионы в этом году столкнулись с резким снижением доходной базы, собственных доходов. За первое полугодие – минус 388 млрд рублей, это на 8% меньше, чем за соответствующий период прошлого года. При этом регионы далеко не равные имеют возможности для финансирования своих социальных полномочий, связано это со значительной дифференциацией в доходной базе. Не секрет, что более 50% поступлений от НДФЛ и налога на прибыль идут в доходы 10 регионов. Между тем первые 100 млрд рублей финансовой поддержки из федерального центра были распределены таким образом, что основную часть получили, бо́льшую часть, регионы относительно благополучные, и значительно меньшую – регионы в тяжёлой финансовой ситуации

М.Мишустин: Я отвечу на ваш вопрос. Первое. При распределении так называемых первых 100 млрд, о которых вы говорите, мы исходили из прямых потерь, которые случились во время пандемии. Примерно в среднем потеряли регионы 8%, но кто-то 20, а кто-то и меньше. И вот именно это являлось основным критерием нормализации сумм, которые были распределены межтрансфертными бюджетами. Министерство финансов согласовало именно этот механизм распределения, и мы абсолютно прозрачно, в диалоге с депутатами Государственной Думы и Советом Федерации это сделали.

Действительно, второй транш в этом смысле мы обсуждали совместно и приняли решение после консультации с Вячеславом Викторовичем Володиным и Валентиной Ивановной Матвиенко о том, что второй транш будем распределять не по объёмам потерь, а по ситуации социально-экономического развития регионов: кто оказался в более сложной финансовой ситуации, именно те и получили больше. Фактически тем самым мы регионам-донорам не предоставили эту субсидию.

Но я хочу вас обрадовать: есть ещё 100 млрд рублей, которые Президент поручил нам направить на дальнейшее выравнивание бюджетной обеспеченности, помощь регионам, и распределение это будет где-то в конце осени. Я очень надеюсь, что мы с вами вместе сделаем процесс распределения абсолютно прозрачным и честным, хотя очень сложно всегда распределять денежные средства.

В.Володин: Уважаемые коллеги, было бы правильно здесь сказать о том, что в ходе обсуждения этого непростого вопроса (а как сказал Михаил Владимирович, это сложно – разделить средства, которых не хватает) Председатель Правительства услышал депутатов, членов трёхсторонней комиссии, Совет Федерации. И в ходе обсуждения уже вопроса распределения средств второго транша поддержка была тем регионам, которым непросто в силу того, что у них, если хотите, бюджет не балансируется. У них кассовые разрывы, у них нет средств, для того чтобы деньги выделить на медикаменты, на ремонт текущий, на многое другое. Поэтому в этой ситуации Правительство нас поддержало, и Министерство финансов поддержало в этом вопросе.

Но в чём вы правы: нам надо посмотреть в принципе на эту тему, с тем чтобы, может быть, в будущем, чтобы не обижать нам и доноров, распределение было отдельно по группе тем, у кого бюджетная обеспеченность зашкаливает, а отдельно смотрели тех, у кого она явно недостаточна. И тогда у нас не будет вот этого «среднего по больнице», потому что в одном случае и в другом разница, если посмотреть на эти крайние позиции, в семь раз. Поэтому нам надо всё-таки, чтобы между регионами-донорами мы рассматривали ситуацию отдельно, а между регионами-реципиентами – отдельно.

Г.Зюганов (руководитель фракции КПРФ): Уважаемые коллеги! Обстановка крайне сложная, во многом драматичная, мы не должны её упрощать. У меня за эти месяцы почта утроилась, сплошной стон стоит, люди требуют справедливости, нормальной зарплаты. Оживились мошенники, бандиты и рейдеры всех степеней. Это требует от всех ветвей власти согласованных, мудрых и очень энергичных действий. Мы сейчас застряли между кризисом и коронавирусом.

Я недавно послушал напутствие Путина по бюджету на ближайшие годы, он подчеркнул: надо идти от реалий и от запросов людей. Вчера Орешкин (М.Орешкин, помощник Президента) рассказал, какие будут реалии на ближайшие десять лет. Они мало отличаются от тех, которые были сформулированы ещё в 2012 году.

На мой взгляд – и я хочу поблагодарить Председателя Правительства и его команду, – они выбрали верные ключевые позиции, они честно изложили, что происходит. Мы провели встречу с Председателем Правительства, с министрами, с замами, встретились с Решетниковым, Мантуровым, Мурашко, Кравцовым, изложили свои предложения. И его службы стали работать более оперативно, скорее отвечают, лучше вникают в суть проблем, регулярно звонят и советуются. Это нормальный стиль. Но, на мой взгляд, самая реальная угроза на сегодня – это повторить за 30 лет второй раз уничтожение производственной экономики. Если мы сейчас ошибёмся, это станет почти неизбежным.

В 1990-е годы нас всех выпустили на свободу, предварительно отобрав все сбережения, уничтожив 80 тыс. предприятий, и сказали: плывите по волнам свободного рынка. И когда в 1998 году стали в ходе дефолта захлёбываться, слава богу, у страны нашлись Примаков, Маслюков, Геращенко, потом подключилась к этому Матвиенко, и оттягивали страну от края пропасти.

Я бы под первым посланием Президента Путина и сегодня подписался. Надо усиливать государство, социальные программы, надо учить, надо брать всё лучшее наследство, включая великую советскую эпоху. Но антисоветизм и русофобия по-прежнему сочатся из всех каналов, и это злобное шипение мы слышим в данном зале. Те же люди сегодня, прикрываясь коронавирусом, предлагают нас и дальше грабить.

Я посмотрел, как нажились в ходе коронавируса главные наши олигархи, и ахнул: 62 млрд долларов, 4,3 трлн. Нам бы хватило всё отремонтировать и поддержать всех нищих, детей, малый и средний бизнес, увеличить пенсии. Более того, 33 млрд долларов спрятали за кордоном – 2 трлн с лишним. Я считаю, что мы должны принять экстренные меры, для того чтобы не было этого. К слову сказать, Примаков и Маслюков тогда прекратили за два месяца почти отток, они остановили рост цен на энергоносители, они поддержали все базовые производства. Промышленность в тот год дала плюс 24%.

Я считаю, что сегодня сохраняется и угроза социального взрыва. Доверие – это то, что зарабатывается честной политикой и поддержкой граждан. Программа 2020 провалена, 12 указов не выполнены. Вчера слушаю Орешкина – оказывается, теперь и в пятёрку стран мы не должны входить. Мы сейчас 11-е, при этих темпах будем 15-е, а на 15-й позиции мы не сумеем уберечь свои территории и спасти своих людей. Нам надо иметь мощную, сильную державу, а такая держава в этом мире, кроме нас, никому не нужна. И ждать до 2030 года ни люди, ни кризис не будут. Поэтому надо принимать меры в настоящее время. В противном случае финансово-экономический кризис перерастёт в политический – мы все в этом не заинтересованы.

Я считаю, что прежде чем Президенту подписывать указ о национальных целях, надо было встретиться с нашими лидерами, и не надо было вчера спешить его подписывать. Надо было сегодня всех нас выслушать, в том числе и Правительство, и включить всё полезное и нужное, что мы за последнее время наработали. А Дума наработала за последнее время немало. Если мы это похороним… Особенно высокие технологии, агропромышленный комплекс, народное образование, образование для всех, поддержка детей, женщин, стариков – мы наработали с вами большой капитал.

Что касается Правительства, его шагов.

Первое. На первом этапе учтено немало, но весь вопрос, как будет реализовываться.

Хочу обратиться к Силуанову. Дыра в бюджете вами обозначена в 5 трлн – это 22% расходной части бюджета. Слушаю – оказывается, 4,7 трлн надо секвестрировать. Я задаю вам вопрос. Что будете секвестрировать и как? Если производство – мы уже без новых технологий, тогда мы не решим проблемы электроники. Если инфраструктуру – она рвётся сплошь и рядом, у нас уже половина труб изношенных. Если социалку – завтра будет бунт, уже нечего урезать. Средний доход 17 тыс., самый низкий доход на гражданина за все последние годы.

Мы обязаны искать, откуда взять средства. И без смены курса, без национализации минерально-сырьевой базы и стратегических отраслей, без остановки оттока капитала, без прогрессивной шкалы налогов… Путин 2% добавил умирающим детям. Давно надо было это сделать. Но добавьте ещё 3 – и вы рассчитаетесь с детьми войны. Их 11 миллионов, они влачат жалкое существование: 7–9 тыс. в деревне и 12–14 тыс. в городе. Им стыдно в глаза сегодня смотреть, и это в победный 75-й год. Просили восемь раз вас проголосовать, и деньги копеечные нужны. Это вопрос морали каждого из нас.

Я считаю, что надо прислушаться к Академии наук. Я прошу у Председателя Правительства и Председателя Думы – они вам дали и на стол положили: чтобы отремонтировать и дальше не взрываться, надо минимум 8 трлн вкладывать в этом году, 12 – в следующем, 14 – дальше, иначе будет всё трещать и разваливаться. Я считаю, эти деньги есть. У нас никогда столько не было денег, но они не вкладываются в производство и в развитие человека. Есть локомотивы, мы их с вами определили.

Я вам искренне благодарен за электронную промышленность и в целом новые технологии. 5G – многие не понимают, что такое. Это в 30 раз быстрее все операции, это совершенно другой фронт войны. Если мы в этом отстанем, это будет хуже, чем отставание в ракетно-ядерном комплексе, которое мы ликвидировали ещё в 1950–1960-е годы. Это будет совсем иная судьба всех нас. Туда требуется сегодня 100 млрд, их надо искать немедленно и вкладывать.

Агропромышленный комплекс. Ведь наработали блестящий материал и Кашин, и Харитонов, и Коломейцев, и у нас теперь Гордеев. Это самые профессиональные люди. Президент поддержал, выделили, программу определили – на этот год 80 млрд. Сейчас считаем: какие 25? Если 80 не будет в этом году, ничего не будет.

На деревню тратите 1,5%. Все в мире знают: надо на агропромышленный комплекс тратить каждый 10-й рубль, тогда вы выживете и будете независимыми. Это огромная статья доходов. Лес горит, уже сгорело примерно с территорию Австрии.

Если бы выполнили просьбу, которую мы приносили, построили 100 заводов по переработке, мы бы получили 100 млрд долларов дополнительного дохода. Причём идеальная программа, и Президент поддерживал. Заморозили.

Что касается стройки. Слава богу, Хуснуллин – опытный строитель. Малые города и всё остальное. Стройка тянет 30% металла, почти весь фаянс, плитку, цемент – это мультипликация высочайшая. Мы без стройки не вылезем, это главные локомотивы. Давайте сюда вложим.

Здоровье. Слава богу, что-то повернулось, но в принципе вначале-то угробили 40% инфекционных коек, разогнали 40% медсестёр и врачей, а теперь спасаемся. Если бы к нам прислушались, ничего подобного не было бы.

И есть такие вещи, как инструменты, – без госплана, нормального планирования не работает ни одна корпорация, ни одно государство. У нас на три года планируют, пять раз корректируют. Давайте отработаем, мы созрели до этого.

Коллективные предприятия. Я вам приносил всем, просил, упрашивал, уговаривал… Если Мишустин со своим Правительством хотя бы организует в районе по одному предприятию – такие, как и рядом есть… Я вас ещё раз приглашаю в совхоз имени Ленина – ни копейки не берём, создали оазис, сейчас не могу отбиться от рейдеров в погонах и в судейских мантиях, таких не было в 1990-е. Я обращаюсь официально к членам Совета Безопасности: наведите порядок. Мы не дадим украсть это хозяйство, что бы вы ни делали. Надо отвечать на те письма, которые вам всем посланы.

Ну и русский вопрос. 20 миллионов русских потеряли с 1991 года. Если дальше будут усыхать коренные российские, русские области, нам некому держать будет вместе. Держал Бог, царь, Отечество, царь отрёкся – не справился. Держала партия, единая власть, единый народно-хозяйственный комплекс, когда сгнила верхушка – не справились. Сейчас держит русский язык, русская культура, наша общая история и наша общая Победа.

Мы должны всё сделать, чтобы пересмотреть и систему образования. ЕГЭ никуда не годится. Нам Алфёров, Мельников, Смолин подготовили блестящую программу, участвовала и Плетнёва, – «Образование для всех». Давайте вместе поработаем. Мы можем достойно выйти из этого кризиса.

С.Миронов (руководитель фракции партии «Свободная Россия»): Уважаемый Михаил Владимирович и уважаемый Вячеслав Викторович! Дорогие коллеги! Сегодня у нас отчёт Правительства, которому, прямо скажем, не позавидуешь. Наверное, в новейшей истории России не было такого правительства, которое бы с первых дней своей работы столкнулось с такими проблемами, причём проблемами глобальными, в прямом смысле слова мирового уровня. И я должен сказать, что наша оценка, оценка фракции «Справедливая Россия», что Правительство Михаила Владимировича Мишустина с этой задачей справилось.

В своё время, когда Президентом была предложена кандидатура на пост Председателя Правительства, наша фракция поддержала Михаила Владимировича Мишустина. И должен сказать, что в целом мы не ошиблись.

Наша страна столкнулась с этим вызовом в виде коронавируса, с мировым кризисом, и в целом, конечно, мы выстояли, и мы выстоим, здесь нет никаких сомнений. Но коль скоро главная причина того, что произошло, это коронавирус, я бы хотел начать своё выступление с проблем в здравоохранении.

Я абсолютно убеждён, что после того, что произошло, и когда мы испытали этот страшный удар, Минздрав не имеет права дальше продолжать работать так, как работал до сих пор. Мы абсолютно убеждены, что нужны не только некие коррективы, а нужно изменение курса, всего курса в нашем здравоохранении.

Наши предложения известны, я ещё раз о них скажу. Мы абсолютно убеждены, что Фонд обязательного медицинского страхования себя изжил, он не нужен. Обязанность государства сохранять здоровье и приумножать здоровье нации точно так же, как защищать рубежи своей Родины. И в этой связи нам же не придёт в голову вместо Министерства обороны, вместо нашей армии создавать некоего посредника. Это прямая обязанность государства, и эту обязанность реализуют наши славные Вооружённые Силы. То же самое, мы уверены, должно быть со здравоохранением. Поэтому необходимо и убирать частные страховые компании. Как раз пандемия показала необходимость централизации всего нашего здравоохранения. Когда у нас министр здравоохранения в регионах без профильного образования, без понимания вообще, что такое здравоохранение, городит, что захочет, и когда началась пандемия, и Правительство, и Президент спрашивали: регионы, как вы там, готовы? – Никаких проблем, нам ничего не надо, мы готовы... Пока гром не грянул. И в этой связи мы абсолютно убеждены, что такие реформы в нашем здравоохранении уже перезрели и необходимо к ним приступать.

Следующая тема, говоря о здравоохранении, это, конечно, статус врача, его социальное самочувствие, его защита. Кстати, страхование не только жизни врача, что очень актуально, когда наши врачи на передовой с коронавирусом, но и страхование его профессиональной ответственности. Слава богу, что сейчас мы понимаем, что такое врач и значимость его, но сколько мы видим нападок абсолютно беспочвенных на врачей, на институт врачей. Да, бывают ошибки, бывает врач вынужден рисковать… Если сейчас врач будет бояться принять правильное решение под угрозой уголовного преследования, то тогда мы можем ещё больше жизней потерять. Об этом тоже, конечно, нужно думать.

Сейчас я хотел бы несколько слов сказать о цифровизации. Я не могу не сказать, уважаемый Михаил Владимирович, я просто был приятно удивлён и впечатлён Вашим общением по проблемам IT-технологий. Это был действительно разговор профессионалов, разговор предметный. И те решения, которые дальше последовали, они, конечно, беспрецедентны, и это всё здорово. Безусловно, без цифровизации мы никуда не пойдём, мы живём в XXI веке. Но я бы хотел обратить Ваше внимание на гуманитарную составляющую этой цифровизации.

Во-первых, конечно, нужна очень большая разъяснительная работа. Прямо скажем, сейчас люди боятся цифровизации, у людей прямо технофобия, потому что они, во-первых, боятся, что вот эти наши достижения в искусственном интеллекте вытеснят их, просто рабочие места будут сокращаться.

Но больше всего люди хотят защиты их личных интересов, они опасаются, что их банковская карточка будет взломана и кто-то переведёт их деньги, или будет на их паспорт оформлен кредит, или вообще они могут лишиться квартиры.

Люди опасаются, что их личные данные, фото и видео станут широким достоянием. И вот эти все защитные меры, безусловно, должны быть предусмотрены, и необходимо принимать все защитные механизмы.

Кстати, не могу не сказать, опять же обращаясь к Вам, уважаемый Михаил Владимирович: всё, что сделано по криптовалюте, – вот это как раз упреждение, это как раз забота государства о безопасности и о защите. И то же самое, конечно, нужно решать по защите наших граждан от так называемого цифрового рабства.

Ещё одна тема (как в таких случаях говорят, с высот цифровизации на бренную землю хочу спуститься, и, может быть, даже не столько на землю, сколько на водную стихию): о наших наводнениях. Ежегодно они происходят и происходят. Да, понятно: осадки, стихийные бедствия. Но у нас огромная проблема с гидротехническими сооружениями. Далеко за примером, в прямом смысле слова, ходить не надо. Московская область, Руза, плотина, которая, когда прорвало, оказалась вообще ни в чьём ведении, ничья. Сейчас прокуратура обвиняет районные власти, а на самом деле она ничья. И таких ничейных гидротехнических сооружений на территории огромной нашей страны, наверное, сотни тысяч. И конечно, нужно об этом думать заранее, а не по принципу «пока гром не грянет, мужик не перекрестится». И здесь, конечно, вот эти вопросы нужно решать по-государственному.<...>

И в завершение. Уважаемый Михаил Владимирович, Вы правильно сказали: главнейшая задача и государства в целом, и вашего Правительства, и всей власти – это решение проблемы бедности в нашей стране. Когда 18 миллионов граждан нашей страны живут ниже прожиточного минимума, и когда у нас сам этот прожиточный минимум – это даже не граница бедности, это граница нищеты, это ужасно. В XXI веке это абсолютно недопустимо. Что бы мы ни делали, какие бы прорывные технологии ни использовали, это будет вот такой гирей, веригами, которые будут тянуть всю нашу экономику и всё социальное развитие нашей страны вниз.

Поэтому проблема решения бедности – это важнейшая государственная задача. Я уже с этой трибуны сказал сегодня: я не сомневаюсь, что в конечном итоге мы победим коронавирус. И точно так же в нашей стране необходимо победить вирус бедности раз и навсегда, чтобы у нас бедность не плодила саму себя. Мы видим эту страшную ситуацию, когда бедные семьи не могут обеспечить нормальное образование своим детям, и бедность рождает бедность, и в такой прогрессии это абсолютно недопустимо.

Поэтому, уважаемый Михаил Владимирович, наша партия не только критикует, но и предлагает. Мы подготовили доклад о проблемах бедности в нашей стране. Он называется очень просто: «Борьба с бедностью. Когда победим?». Вопрос на сегодняшний день риторический. Но я очень верю, что в том числе и ваше Правительство, Михаил Владимирович, решит эту задачу с нашей помощью и мы всё-таки бедность победим. Я хочу вручить этот доклад Вам. А в целом мы считаем, что вы поработали очень даже достойно.

М.Мишустин: Уважаемый Вячеслав Викторович! Уважаемые коллеги! Я коротко прокомментирую сказанное представителями фракций. Спасибо вам за ваше мнение. Мы достаточно активно общаемся со всеми фракциями. Я очень ценю тот вклад, который депутаты вносят в стратегии, которые мы разрабатываем, которые потом принимаем, которые докладываем Президенту.

По выступлению Геннадия Андреевича Зюганова. Здесь я абсолютно разделяю опасения потери производства и наших промышленных позиций, которые были. Но хочу вам сказать, что очень много делается в этом смысле. Тот же Фонд развития промышленности, который на сегодняшний день показал свою эффективность, очень серьёзно помогает и является подспорьем для огромного количества заводов и фабрик. У нас есть соответствующая стратегия, и мы с удовольствием выслушаем все ваши предложения.

Далее. Олигархи, о которых Вы сказали, или люди состоятельные. Здесь можно много спорить о том, кому, как передавать накопленные капиталы, или вопросы национализации обсуждать. Но мы же все понимаем, что очень важно, чтобы в случае, если кто-то богатеет, та доля, которая должна переходить народу, – а это налоги, которые установлены нашими законами, которые вы все принимаете, – они честно платились. И вот здесь наведён порядок, здесь всё прозрачно. Я радуюсь, когда кто-то богатеет, только по одной простой причине: это означает, что в копилку регионов, в копилку государства поступают столь необходимые ресурсы и средства для дальнейшего развития.

В этом смысле мы приняли целый ряд важнейших законов и решений. В частности, одно из самых важных из них, которое поддержал Президент, это соответствующее ограничение на вывод капитала из России. Ведь у нас в Кипр уходила под 5% соответствующих соглашений о выводе дивидендов, огромная часть тех самых доходов, которые должны оставаться в стране. Порой, когда кто-то владел российским производством или какой-то компанией из офшора и платил, соответственно, все основные дивиденды в офшор под 5%, а налог на прибыль у предприятия был в разы меньше. Вот где беда.

И здесь, мне кажется, мы сделали очень большое количество шагов для того, чтобы прекратить это. Вы знаете, что теперь ставка соответствующей выплаты дивидендов на Кипр компаниям составляет 15%, она в три раза увеличена. Это очень важно. И мы будем смотреть и далее за другими юрисдикциями. Мне кажется, это честный разговор, и я хочу очень откровенно, искренне с вами говорить, чтобы вы понимали, как я думаю.

По Министерству финансов – то, что вы сказали, по секвестру.

Слушайте, по 8 трлн вложений – где мы их возьмём? У нас под 7 трлн ФНБ. Конечно, заимствования – а мы их увеличили, мы увеличили заимствования почти в два раза. То есть если у нас примерно бюджет прошлого года содержал 2,4 трлн заимствований, то мы плюсом – 2 трлн – ещё их увеличили. Но у нас растёт и госдолг. У нас к 20% он подходит. А потом есть правило, есть соответствующее экономическое правило, по которому мы должны смотреть за индексом потребительских цен, смотреть за инфляцией, для того чтобы сбалансировать эту ситуацию. Будет возможность увеличения заимствований – Министр финансов её поддерживает, мы об этом говорим. Но мы должны понимать адекватность того, где мы живём, чтобы инфляция потом не съела наши деньги, да мы их можем напечатать сейчас. Это важно. Здесь я поддерживаю абсолютно увеличение инвестиций, но сделать это нужно в разумных пределах, в возможностях.

Второй момент – это переходящие остатки, которые каждый год вы рассматриваете. 1,3 трлн рублей с прошлого года перешли на этот. Это же не дело. Мы должны подготовиться. Мы должны научиться тратить эти средства, стимулировать инвестиционный спрос и потребительский. И это очень важный элемент нашей работы – подготовить соответствующие возможности для инвестиций. Это касается и национальных проектов, которыми мы занимаемся.

Теперь вопрос про госплан. Таким госпланом и являются Белоусов и Решетников. Собственно говоря, то, что мы делаем, планируем, это и есть государственное планирование, кстати, с учётом 172-го закона «О стратегическом планировании». Мы занимаемся каждый день этим. И Президент ещё нам помогает в этом. Я говорю совершенно серьёзно. Стратегическое планирование – это то, чем занимается наше Правительство. И поверьте, мы очень стараемся, с утра до ночи.

Я, может быть, позже (мы говорили с Вячеславом Викторовичем) приглашу вас, чтобы вы посмотрели, что мы уже сделали как инструмент для стратегического планирования и для того, чтобы наши планы не оказались пустыми словами.

Далее – это вопрос, о котором мы часто говорили, о народных предприятиях, Геннадий Андреевич об этом говорил. Всё правильно, у нас наверняка есть огромное количество предприятий, которые коллективами людей, которые так или иначе в нём участвовали, создаются, какой-то особый там, может быть, дух есть, смысл, но по форме собственности это всё равно компания, общество с ограниченной ответственностью, акционерная компания. Вы упомянули ряд вещей... Нужно различать деньги, заработанные определённым трудом и созданием новой стоимости, либо деньги, полученные в результате сдачи в аренду того, что досталось по-другому: приватизированными землями, объектами недвижимости. Это серьёзное различие, но мы готовы выслушать все предложения и посмотреть, как можно помочь или как можно сделать механизм инвестиций для таких предприятий.

<...>

И хотел бы ещё сказать по поводу масок. Мы очень аккуратно стараемся следовать рекомендациям Роспотребнадзора, вот уважаемая Татьяна Алексеевна в маске, она всё знает про это. Но я хочу Вам сказать, Владимир Вольфович, если тестироваться регулярно иммуноферментным анализом, то есть когда Вы видите, есть ли у Вас иммуноглобулин G, который у меня обнаружен, то при его наличии ни одного случая заражения в мире не произошло. Я очень стараюсь не заразить ни одного депутата Государственной Думы.

Теперь по поводу войн. Я разделяю Вашу обеспокоенность о будущих войнах за воду и за ресурсы. Важнейшая проблема, поэтому есть проект «Чистая вода» в рамках экологического нацпроекта. Это всё будущее. Мы недавно обсуждали с Вячеславом Александровичем Фетисовым как раз цели устойчивого развития, которые на сегодняшний день являются для многих стран определяющими, то, что принято в ООН. И с Алексеем Леонидовичем Кудриным об этом говорили, потому что Счётная палата является монитором ситуации, что происходит с ЦУР, с целями устойчивого развития. Так вот наши пять основных целей, которые на сегодняшний день озвучил Президент в своём указе, они декомпозируются абсолютно на цели устойчивого развития ООН. Конечно, люди обсуждают это, во многих странах мира стоят эти задачи. Поэтому мы понимаем, разделяем и очень постараемся по экологическим вещам и так далее как минимум навести порядок и как максимум добиться тех целей, которые на сегодня у нас предусмотрены.

Далее выступление Макарова Андрея Михайловича, с которым фактически мы обсуждали и стратегию на сегодняшний день экономического развития, бюджетную, финансовую политику. Несколько вещей.

Первое. Я хочу сказать о важности бюджетной и налоговой политики. Конечно, это важнейшие инструменты планирования, но хочу сказать, что я, работая в Министерстве финансов, в расширенном Минфине, встречал достаточно положительную реакцию депутатов различных фракций на те элементы налоговой политики, бюджетной политики, которые всегда обсуждаются.

Я знаю, что в сентябре будут соответствующие парламентские слушания о налоговой и бюджетной политике, и мне кажется, что мы обязательно должны откровенно поговорить. Это не должны быть какие-то пустые разговоры, это должно быть реальное обсуждение ситуации по стратегиям, к которому Минфин и Правительство абсолютно готовы.

То, что сказал Вячеслав Викторович Володин о врачах, об учителях: конечно, это очень важно. Средний градус по больнице – вот так мы мерим. Но я смотрел на цифры, которые Росстат абсолютно точно подвёл, средний получается такой – 40 тыс., а средняя зарплата по стране 47 тыс. Когда мы начинаем смотреть крупные компании, где огромные зарплаты, то есть разница, всё правильно. Нам тогда нужно самим себе сказать: надо не средним градусом мерить, а в соответствии со стандартом жизни региона, потому что потребительская корзина у нас отличается в разы от севера до юга. Я предлагаю обсудить и изменить эти параметры.

Думаю, что меня слышит Министр экономического развития, и мы обязательно обсудим, как измерять и как честно себе говорить, что у нас с зарплатами. Инструменты имеются, есть Федеральная налоговая служба, чтобы мы видели по видам экономической деятельности в разрезе регионов среднюю заработную плату. <...>

Поэтому я думаю, что вы абсолютно правы, уважаемый Сергей Михайлович. Проблемы здравоохранения катализировались в результате этой пандемии, но я точно вам хочу сказать, что Татьяна Алексеевна Голикова, Михаил Альбертович Мурашко на сегодняшний день занимаются серьёзно стратегическим планированием развития здравоохранения. Мы никуда не денем те средства, которые были предусмотрены для модернизации первичного звена, вообще для национального проекта «Здравоохранение».

Национальные цели сегодня, которые озвучил Президент, обозначили нам высокую планку – 78 лет продолжительность жизни к 2030 году. Это очень много обсуждали, было много вопросов. Но мы очень постараемся в модернизации нашего здравоохранения сделать всё, для того чтобы человек мог получить комфортно и качественно необходимый набор медицинских услуг, помощи, лекарств льготникам и так далее.

Что касается «цифры». «Цифра» – не панацея. «Цифра» – это инструмент. Конечно, мы не видим «цифру» как что-то, чем мы сможем что-то победить. Это инструментарий, современный инструментарий, потому что именно «цифра» преображает сегодня мир, капитализирует огромные компании. «Цифра», или данные сегодня – нефть, золото, платина XXI века, и если мы не будем ими заниматься, этой «цифрой», то эта «цифра» займётся нами. Я поэтому говорил вам о цифровых платформах и о том, как мы это видим.

Вы абсолютно правы – есть вопрос информационной безопасности. Но, пожалуйста: по Налоговой службе не течёт база данных, потому что вопросы информационной безопасности – это самое важное в использовании «цифры», я это всей душой разделяю. Но и не использовать её невозможно, нельзя будет создать те самые механизмы, которые так быстро и так по-доброму оцениваются людьми. Когда мы начали перечислять те самые 10 тыс. президентских выплат на одного ребёнка, несколько часов прошло, когда уже десятки миллионов людей получили эти деньги, матерей, отцов, которым они были так необходимы. Это «цифра» сработала. Без соответствующих технологических изменений будет сложно. Но ещё раз повторю, что безопасность стоит во главе угла. Только не надо её бояться, нам нужно точно понимать, что «цифра» – не наш враг, если мы все необходимые мероприятия для обеспечения информационной безопасности вкладываем. Сегодня мы эти мероприятия предусмотрели в программе «Цифровая экономика». Там очень серьёзные мероприятия по информационной безопасности. Поверьте, мы в разы их увеличили.

Что касается вопросов, которые Вы, уважаемый Сергей Михайлович, сказали про детей-сирот. Действительно, почти 290 тысяч детей-сирот сегодня на учёте у нас стоит на получение жилья. Я могу сказать несколько вещей (вот сейчас пометил, когда Вы говорили), что уже сделано. У нас в 2020 году 7,7 млрд рублей в 84 региона направлено. Дополнительно сейчас буквально мы 2,3 млрд рублей направили 10 регионам. Учёт детей-сирот, которые нуждаются в жилье, у нас есть в информационной системе. И федеральные, и региональные комплексы мер сегодня работают по предоставлению жилья. Но, конечно, очередь большая, всё понятно, это проблема застарелая. Как её решить при ограничении ресурсов? Первое, мы договорились о том, что включим жильё для детей-сирот в специальную государственную программу и хотим внести в Государственную Думу закон о совершенствовании механизма предоставления и сохранения жилья для детей-сирот. Татьяна Алексеевна знает об этом, это очень важный вопрос. Вам спасибо.

И, дорогие друзья, уважаемые коллеги, я хочу поблагодарить вас за откровенный, неформальный, заинтересованный разговор. Такое общение крайне важно в новой парадигме общения Государственной Думы и Правительства, особенно сейчас, когда необходимо выйти на новый уровень взаимодействия для решения задач, которые перед нами поставил Президент, по повышению качества жизни людей. <...>

Конечно, Правительство принимает решения, которые зачастую могут не совпадать с видением тех или иных депутатских фракций, но нам приходится делать очень трудный выбор, кого поддержать в первую очередь, на какое направление выделять средства. Иногда наши планы сильно корректируют и внешние факторы, будь то коронавирус или падение цен на нефть. Но точно могу сказать, мы открыты для обсуждения всех возникающих проблем, готовы вместе с вами искать пути их решения и то, что от нас зависит, будем делать по максимуму. Главное, что мы с вами едины в одном – мы все желаем нашей стране успешного развития и процветания. Спасибо вам за внимание.


Источник: http://government.ru/news/40074/