Интервью Михаила Мишустина телеканалу «Россия 24»

23 июля 2020

Председатель Правительства ответил на вопросы корреспондента телеканала Дмитрия Щугорева

Д.Щугорев (корреспондент телеканала «Россия 24»): Михаил Владимирович, Вы накануне выступали в Госдуме со своим первым ежегодным отчётом. Понятное дело, что всё было вокруг пандемии, которая затронула и Вас лично. Как так получилось, что вирус добрался до Вас? И как получилось, что Вы так быстро вылечились? У Вас, говорят, высокая температура была, когда Вы вернулись к работе.

М.Мишустин: Ну, вирус не выбирает должности. Он, к сожалению, очень опасен. Пока непонятно вообще, каким образом происходит заражение коронавирусом. Есть очень много вариантов. Я не знаю, каким образом я заразился коронавирусом, совершенно искренне это говорю.

Насчёт скорости выздоровления – здесь я Вам скажу, что это непростая история. Да, к сожалению, была высокая температура, но то, что касается «быстро вылечился», – это не совсем так, это был достаточно непростой процесс. Как только я стал лучше себя чувствовать, я, конечно, вернулся сразу в рабочую обстановку. Хочу сказать, что огромную роль в том, что Вы назвали быстрым выздоровлением, сыграли врачи. У меня мама – медицинская сестра с многолетним стажем, и к врачам я отношусь очень трепетно с детства, потому что меня всегда окружали люди в белых халатах – это её подруги, друзья, знакомые. И, больше того, я даже собирался поступать в медицинский институт до работы в налоговой службе. Даже такая мысль была. Огромное уважение к врачам, которые фактически жертвовали своим временем, общением со своими семьями, а то и здоровьем, жизнями, есть, уверен, у всех людей, которые справились с коронавирусной инфекцией. И я хочу, пользуясь случаем, конечно же, поблагодарить врачей за ту работу, которую они делают. Это очень непростая работа, это постоянное взаимодействие с пациентами, ещё и психологическое взаимодействие. И дай бог, чтобы работали в мире врачи так, как работают наши российские врачи.

Д.Щугорев: Дай бог. Михаил Владимирович, я, наверное, не ошибусь, если скажу, что коронавирус был для Вас не самым тяжким испытанием. Вы, наверное, по-другому себе представляли свою работу, когда стали премьер-министром. Как Вам удалось так быстро перестроиться на выполнение совершенно других задач?

М.Мишустин: Если вы идёте работать в Правительство, тем более если вам предложена должность Председателя Правительства, то, конечно, очень сложно представлять весь, скажем так, набор вызовов, с которым вы можете столкнуться. Предложение работать в Правительстве мне сделал Президент России Владимир Владимирович Путин, и в этом смысле, конечно, нацеленность была на исполнение тех основных задач и мер, которые он озвучил в послании в январе. Пандемия внесла свои коррективы. И конечно, было совсем непросто, когда необходимость исполнения мер, намеченных в послании, выполнения национальных проектов, национальных целей пересеклась фактически с такой бедой, как пандемия, когда приходилось буквально в каждодневном режиме принимать решения, связанные с необходимостью развёртывания коечного фонда, разработки соответствующих методик, подготовки специалистов, закупки и производства средств индивидуальной защиты. Всё это было таким непростым вызовом, поэтому мне кажется, что людям судить о том, насколько у нас получилось. Но очень важно, что мы прошли этот непростой этап, наверное, одними из лучших в мире по результатам. Это касается и летальности, это касается и в том числе систем тестирования – ведь на сегодняшний день около ста систем в России действует.

Д.Щугорев: Естественно, и вакцины, которые сейчас уже прошли клинические испытания, я слышал. Михаил Владимирович, Президент говорил, что есть две важные задачи – это сохранить экономику и сохранить жизнь людей. И здесь выбор действительно был, конечно же, очевиден. Но этот вопрос я всё-таки задам. Потрачены триллионы, наверное, рублей, большие деньги, мы сейчас не остались без подушки безопасности. Потому что самый частый вопрос сейчас, который люди задают, будет ли вторая волна...

М.Мишустин: Пандемия – непростая ситуация. Пандемия фактически замедлила, как Вы знаете, темп экономического роста, фактически снизила доходы всех уровней бюджета и нанесла существенный урон большому количеству как людей, так и компаниям, организациям. По поводу наших запасов, подушки безопасности, как Вы это назвали. Я хочу заверить всех, что макроэкономическая стабильность, доходы, которые были собраны до этого во все уровни бюджета РФ, позволяют нам себя чувствовать очень комфортно и стабильно. Фонд национального благосостояния, я думаю, к концу года будет точно не ниже 8 трлн рублей. Это первое. Второе. Золотовалютные запасы у нас стабильны, и на сегодняшний день это примерно больше 570 млрд долларов. Поэтому здесь волноваться не надо, есть достаточные средства, чтобы обеспечить, соответственно, все те стратегические национальные цели, которые, как Вы знаете, совсем недавно были указом Президента до 2030 года обозначены, и национальные проекты, которыми мы занимаемся. Ну и хочу сказать, что все меры, которые принимались, были очень чёткими, они дали свои результаты. Мы поддержали спрос и поддержали людей, которые остались в трудной жизненной ситуации. И конечно, поддержали наши компании большим количеством мер, которые были представлены в общенациональном плане.

Будет ли вторая волна и так далее? В настоящий момент, Вы видите, мы фиксируем массовое снижение заболевших коронавирусом по стране. В Москве это примерно 0,2–0,3%, по стране это чуть меньше процента. Но распространение вируса снижается, как снижается также его вирулентность. Поэтому в этом смысле на Ваш вопрос ответ смогут дать учёные, если они отфиксируют хоть какие-то предпосылки для этого. Пока таких предпосылок не наблюдают наши специалисты и учёные. Поэтому будем надеяться на то, что, если мы будем следовать тем рекомендациям, которые даёт Роспотребнадзор и врачи, то второй волны не случится.

Д.Щугорев: Очень часто говорят, что кризис – а сейчас, конечно, мировой кризис – это пора возможностей. В 2014 году тоже так говорили, когда был кризис, и тогда получилось так, что аграрный сектор смог воспользоваться вот этими возможностями. Может быть, нам и сейчас как-то помочь некоторым секторам российской экономики, туризму, например? Если не будем слишком быстро границы открывать, может, тогда наши направления как-то поактивнее будем развивать?

М.Мишустин: Туризм, о чём вы сказали, – это очень важное направление. Я считаю, что национальный проект «Туризм» – это ответ на те вызовы, которые на сегодняшний день в том числе поставила пандемия. И мы уже на сегодняшний день получили одобрение Президента, разрабатываем соответствующие меры этого проекта и осенью представим его всем. Ну и открыть свою страну для себя в этом смысле будет здорово, потому что у нас есть замечательные места, курорты. Нужна инфраструктура хорошая, нужны инвестиции от частных инвесторов, ну и, конечно, недорогие билеты, для того чтобы любыми видами транспорта можно было добраться до этих мест.

Д.Щугорев: То есть не обязательно придерживать открытие границ, чтобы у нас здесь начало всё развиваться?

М.Мишустин: Лучше создать условия для отдыха в своей стране, чем закрывать искусственно границы. Необходимы инвестиции соответствующие в инфраструктуру, в дороги, в коммуникации, для того чтобы газ, вода, всё необходимое было для комфортного отдыха. Мы также думаем серьёзно о том, как сделать доступными билеты на авиатранспорт, на железнодорожные дороги, по которым, соответственно, можно добраться до этих мест проживания. Я очень надеюсь на то, что этими усилиями мы дадим возможность людям выбирать, где отдыхать. Я надеюсь, что они выберут Россию.

Д.Щугорев: Возвращаясь к плану действий… Очень часто, когда мы слышали о реализации таких глобальных исторических проектов, как НЭП, например, столыпинские реформы, там тоже хотели развития страны. Но всё это в итоге упиралось в неэффективное государственное управление. Вы не боитесь, что придётся столкнуться с той же коррупцией, административными барьерами и невыполнением на местах – всем тем, чем обычно страдала как раз исполнительность?

М.Мишустин: Конечно же, без сомнения, те барьеры, которые существуют, надо преодолевать. Как их можно преодолеть? Изменением модели управления. Об этом говорят многие эксперты. На сегодняшний день самые современные системы управления, в том числе и государственного управления, которые есть, нами анализируются. В частности, мы создали центр национальных проектов, в котором все последние достижения в области системы управления на сегодняшний день апробируются, они будут применены, соответственно, в ходе непосредственной реализации национальных проектов. И я очень надеюсь на то, что такое стратегическое планирование, системный подход и профессионалы, которые будут этим заниматься, нас приведут к результатам, которые на сегодняшний день перед нами стоят до 2030 года.

Д.Щугорев: Когда мы уже сможем почувствовать эти результаты?

М.Мишустин: Конечно, будут судить нас по конкретным показателям эффективности работы Правительства, реализации национальных проектов. Это конкретные цифры, это километры построенных дорог, отремонтированных домов. Это метры квадратные сданного жилья. И именно эти параметры будут публично представлены после соответствующих корректировок в связи с изменением национальных целей. И осенью должны быть утверждены. Вот по этим конкретным цифрам можно будет судить об эффективности работы как Правительства, так и, собственно говоря, отраслей экономики.

Д.Щугорев: Вот у нас сейчас звучит много таких слов: нацпроекты, национальные цели, национальный план, поправки в Конституции. Означает ли это, что у нас как-то меняются приоритеты? И возможно ли вот сейчас в таких меняющихся условиях ставить далеко идущие планы и устанавливать какие-то сроки чёткие?

М.Мишустин: Приоритеты у нас не меняются. Если говорить о поправках в Конституции, они как раз закрепили приоритеты, которые большинство нашего населения подтвердило, голосуя за эти поправки. И национальные проекты на сегодняшний день – это инструмент достижения национальных целей. Поэтому в этом смысле, как Вы правильно сказали, главное – это как достигнуть этих целей, каким образом организовать работу, как изменить модель управления. Я считаю, что в этом смысле ясность на сегодняшний день есть как на стратегическом уровне, так и на исполнительном. И осталось только одно – реализовать.

Д.Щугорев: Вот Вы сейчас сказали и о национальных проектах, и об инфраструктурных проектах. Это же всё нужно контролировать постоянно, ежеминутно, наверное. Так?

М.Мишустин: Члены Правительства, вице-премьеры работают в этом смысле иногда и круглосуточно. В зависимости от того, как требует этого ситуация. Пандемия внесла коррективы в нашу жизнь. Президент работает у нас круглосуточно, всегда на связи. И в этом смысле, наверное, время на отдых – оно остаётся небольшое. У нас на сегодняшний день команда Правительства, которая работает для того, чтобы в первую очередь реализовать основную свою функцию служения людям, чтобы в стране было лучше, и выстроить все сервисы государства вокруг человека.

Д.Щугорев: А у Вас на что-то другое время остаётся? Я имею в виду кроме работы. Вот раньше я видел Ваши фотографии в хоккейной форме. А в последнее время что-то не замечал.

М.Мишустин: Всему своё время, Дмитрий. Я надеюсь, что будет больше времени, мы, конечно, воспользуемся в том числе и возможностями заниматься спортом.

Д.Щугорев: Спасибо Вам огромное за этот разговор.

М.Мишустин: Спасибо.

Источник: http://government.ru/news/40078/