Мишустин раскритиковал затянувшееся строительство больницы на Камчатке

14 августа 2020

Камчатская краевая больница имени А.С.Лукашевского располагается в девяти зданиях, построенных в 1950–1970-х годах. Износ зданий превышает 70%. В настоящее время больница единственная в крае предоставляет специализированную и высокотехнологичную медицинскую помощь всему населению Камчатки.

В больнице развёрнуто 436 коек, функционируют 20 лечебно-диагностических отделений, в том числе 11 единственных в крае, в которых ежегодно до 12 тысяч пациентов получают стационарное лечение, до 15 тысяч жителей – амбулаторно-поликлиническую помощь, проводится до 7 тыс. операций.

Штатная численность персонала составляет 130 врачей (укомплектованность 52%), 302 специалиста среднего медицинского персонала (укомплектованность 61%).

Председатель Правительства осмотрел отделения больницы и побеседовал с медицинским персоналом.

М.Мишустин: Добрый день всем! Я с удовольствием поздоровался бы с вами за руку, но врачи не разрешают. Хотел бы услышать ваши предложения, проблемы…

Врач-реаниматолог: Я работаю здесь с 2005 года. Начинал ещё санитаром, потом медбратом в отделении реанимации. Окончил институт, приехал сюда. Мне обещали, что я буду работать в новой больнице. Прошло уже пять лет, как я работаю врачом, – больницы нет, больница старая, 1956 или 1957 года постройки. Оборудование новое покупается, ставится – но места становятся всё меньше. Это неудобство для больных, для медперсонала, страдают и они, и мы. Плюс у нас сейсмоопасный регион. Когда землетрясение, здание очень сильно трясётся, здесь находиться очень страшно. А больные у нас реанимационные и во время землетрясения не эвакуируются. То есть если здание упадёт, всё будет очень грустно. Поэтому очень хотелось бы новую больницу.

Вопрос: Скажите, как во время операции, если землетрясение происходит?..

Врач: Все остаются, никто не уходит. Мы привыкшие, мы живём здесь. Я здесь родился, вырос. Но страшно.

М.Мишустин: И мне страшно за то бездействие и разгильдяйство, которое в течение многих лет происходило по поводу строительства больницы. Мы разбирались в Правительстве детально, как складывалась история – закладка соответствующих средств, проектирование. Она, кстати, была с 2011 года. Потом с 2013 года – обещания. И деньги, которые так или иначе были заложены в строительство новой инфраструктуры, почему-то исчезали. Только в прошлом году, мы видели, 2,5 млрд сняли с этой больницы. Очень много безалаберности было у подрядчиков, которые просто ничего не успевали сдавать. Это какое-то наваждение. На сегодняшний день мы знаем, что стоимость в ценах текущего года, по проектно-сметной документации, которая прошла экспертизу, нового корпуса больницы – примерно 13,9 млрд рублей. Обещаю вам, что мы по приезде с вице-премьером Маратом Хуснуллиным, с Министерством строительства и ЖКХ поставим полностью на контроль эту стройку.

Это ко всем нам вопрос. Были средства, были возможности – но они постоянно упускаются. Я вижу, что губернатор старается от всей души, знаю, что Вы докладывали Президенту и Президент дал соответствующее поручение разобраться с больницей. Мы будем тогда разбираться с вами вместе, потому что здесь комплексно нужно решать, чтобы и подрядчик был адекватный, и соответствующие финансы были выделены. Я попрошу Антона Германовича Силуанова совместно с Минздравом до конца разобраться по смете. Также здесь присутствуют коллеги из Министерства строительства и ЖКХ. Я знаю, что вы уже несколько дней здесь работаете. Больнице быть, и я думаю, что мы с губернатором должны просто это обещание дать. По средствам мы будем смотреть, сколько необходимо добавить. Ещё раз скажу, что смету мы знаем, знаем и о дефиците в региональном бюджете. Мы будем, я думаю, буквально ежеквартально держать на контроле процесс строительства. Но у меня, ещё раз, вопрос ко всем, кто принимал участие в проектировании, в этом проекте, потому что в течение практически 10 лет с места не сдвинулось ничего, а деньги были заложены в федеральном бюджете. Считаю, это разгильдяйство.

Понятно, что стройка – дело не быстрое, но абсолютно уверен, что через три-четыре года – сколько там цикл – должно быть новое здание. Я думаю, всё для этого надо сделать.

В.Солодов: Технически возможно к 2023 году завершить. Сегодня по итогам с Минстроем проработаем – можем даже ускорить и в 2022 году обеспечить сдачу. Спасибо за поддержку. Ошибки, которые в прошлые периоды были, – а они были, – мы гарантируем больше не допускать.

М.Мишустин: Надо сделать. Мы потом порадуемся, когда придём на открытие больницы. Но ещё раз скажу, что под контроль этот вопрос поставим.

Врач-невролог: Михаил Владимирович, здравствуйте, меня зовут Дарья Алексеевна. Спасибо Вам за принятое решение о строительстве новой больницы, но строительство займёт какое-то время, а нам нужно оказывать квалифицированную помощь пациентам уже сейчас, в этих условиях. И конечно же, хотелось бы поддержки – поддерживать то, что уже есть в старых корпусах, чтобы пациенты ни в коем случае не страдали и не ждали новой больницы, чтобы мы уже могли работать здесь и сейчас, сегодня.

М.Мишустин: Мы с Министром здравоохранения, Михаилом Альбертовичем (Мурашко), говорили сегодня об этом, чтобы текущее финансирование было в полном объёме. Поэтому просьба все предложения коллег, которые существуют сегодня, аккумулировать у министра. И с Минфином мы вместе внимательно посмотрим, что нужно сделать для того, чтобы до ввода нового корпуса всё было в порядке.

Заведующая отделением челюстно-лицевой хирургии: Меня зовут Вера Николаевна. На Камчатку я прибыла два года назад – мне предложили здесь работу челюстно-лицевым хирургом. По приезде все возможности для жизни были предоставлены: выплачена материальная компенсация – пособие, производится доплата за жильё, поставлена на очередь на жильё, детский сад ребёнку. То есть условия для жизни все есть. Но кадровый врачебный дефицит сохраняется в регионе. Это связано с тем, что вуза медицинского нет и специалисты приглашаются из других регионов страны.

М.Мишустин: А Вы откуда приехали?

Заведующая отделением челюстно-лицевой хирургии: Из Барнаула. На каждом рабочем месте существует своя специфика, в связи с этим я бы хотела задать вопрос: возможно ли прохождение ординатуры второго года (хотя бы части времени) непосредственно на будущем рабочем месте врачей?

М.Мишустин: Мне такая постановка вопроса нравится. В этом смысле, я думаю, можно посмотреть. Почему нет?

М.Мурашко: В рамках ординатуры двухгодичного обучения у нас возможно при заключении договоров часть времени проводить на рабочем месте. Непосредственно здесь есть кураторы.

М.Мишустин: Давайте мы такое поручение по итогам поездки дадим Минздраву и Министерству образования и науки.

Источник: http://government.ru/news/40201/