Об исполнении поручений Президента и Правительства России

15 октября 2019

Из стенограммы:

Д.Медведев: Сегодня мы –в продолжение вчерашнего разговора отчасти – обсудим исполнение поручений, но не в рамках национальных проектов, в узком смысле этого слова, а в целом поручений Президента и Председателя Правительства. Поговорим о том, как обстоят дела. Желательно это делать регулярно и с участием профильных министров, глав регионов. Вчера была региональная часть, а сегодня поговорим про федеральные решения.

В таком формате мы второй раз уже собираемся. Говорили об этом в мае текущего года. Хотел отметить, что поручения, которые мы тогда обсуждали (контроль за ними), исполнены. Надеюсь, что и организационные выводы сделаны.

Тем не менее неисполненных поручений достаточно, к сожалению. По многим сроки переносятся по нескольку раз. Даже если речь идёт о подготовке крайне важных законопроектов или других необходимых решений. Оправдания обычно традиционные: сложность согласования, необходимость дополнительной проработки и другие причины.

Понятно, что расхождения в позициях могут быть, это даже нормально. Но для того, чтобы «утрясти» все эти составляющие, нужно прилагать усилия. На поиск приемлемого варианта уходит подчас очень много времени. Иными словами, всё это растягивается на годы. Так же как и подготовка подзаконных актов. Это плохо.

Сегодня рассмотрим несколько поручений, которые связаны, в частности, с безопасностью на дорогах, снижением аварийности. Этой темой мы занимаемся практически постоянно. Количество ДТП в последние годы постепенно сокращается, как и число погибших и пострадавших, что само по себе отрадный факт. Но всё равно это десятки тысяч людей. В прошлом году в общей сложности более 230 тысяч человек пострадало.

В ряде случаев ДТП происходят по вине тех, кто садится за руль, имея прямые медицинские противопоказания или ограничения. В том числе – находится на диспансерном наркологическом учёте. В результате, естественно, рискуют не только сами водители, но и другие участники дорожного движения. Единая информационная база, где бы собирались сведения о таких водителях (её нет), могла бы снизить потенциальную опасность подобного рода вождения. Подготовка законопроекта идёт с 2016 года. Надо точку ставить, определиться, надо нам это или не надо.

<…>

Есть и другие поручения. Я некоторые назвал, просто для того, чтобы было понятно, о чём сегодня пойдёт речь. Давайте обсудим ряд названных вопросов.

Сначала – по единой информационной базе, которая содержит данные о гражданах, имеющих противопоказания. Послушаем министров. Вероника Игоревна (обращаясь к В.Скворцовой), пожалуйста.

Доклад Вероники Скворцовой на совещании об исполнении поручений Президента и Правительства России

В.Скворцова: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Поручение Президента по созданию единой информационной базы, содержащей сведения о гражданах, у которых выявлены медицинские противопоказания и ограничения к управлению транспортными средствами, было получено в 2015 году. При проработке и с Министерством внутренних дел, и с Правительством Российской Федерации был согласован подход, согласно которому межведомственный обмен сведениями о выданных медицинских заключениях будет проходить в цифровом формате, посредством единой государственной информационной системы в сфере здравоохранения, так как выдача соответствующих заключений является видом медицинской деятельности. Это позволит исключить возможность фальсификации медицинских заключений и обеспечит онлайн-проверку происхождения выданных заключений по всей стране.

Мы получили поручение разработать единую государственную информационную систему в сфере здравоохранения в 2016 году, и законопроект, который определяет, по сути, положение об информационных системах здравоохранения и создании единой государственной информационной системы, был разработан и внесён в срок – в декабре 2016 года в Правительство Российской Федерации, согласованный десятью ведомствами.

В I квартале 2017 года по поручению Правительства он был дополнительно согласован всеми силовыми ведомствами, и в апреле вышло поручение Президента изменить архитектонику федеральных государственных информационных систем, сделав их… Фактически в поручении было обозначено: хранить персональные данные по месту их возникновения, то есть в конкретных медицинских организациях, – что заставило доработать законопроект, и он был принят в июле 2017 года.

В этом законопроекте предусматривалось, что поставщиками информации являются медицинские и фармацевтические организации независимо от ведомственности, включая частные медицинские и фармацевтические организации. И отдельным поручением Президента главный подзаконный акт – Положение о ЕГИСЗ, в котором должна быть закреплена современная архитектура системы и определены взаимоотношения между поставщиками и пользователями сведений, заключённых в этой системе, – мы должны были сделать совместно с Администрацией Президента. Данное положение было разработано, согласовано и в 2018 году принято.

В 2018 же году была создана и сдана в эксплуатацию подсистема ЕГИСЗ – федеральный реестр электронных медицинских документов. Данная подсистема обеспечивает получение, проверку, регистрацию и хранение сведений о медицинской документации и позволяет передавать медицинские документы, которые хранятся в информационных системах медицинских организаций, в информационные системы органов исполнительной власти, внебюджетных фондов и других организаций, у которых законодательно закреплены полномочия на получение соответствующей медицинской документации в цифровом формате.

Создание реестра электронных медицинских документов позволило уже в начале 2019 года провести тестирование системы, и сейчас эта система заработала для взаимодействия Минздрава с Минтрудом в части передачи направлений на медико-социальную экспертизу и с Минкомсвязью для обеспечения сервисов для граждан на портале госуслуг.

Аналогичная система создана под МВД. Это сегмент данного реестра электронных медицинских документов, который фактически позволяет получать сведения о формировании заключения в любой медицинской организации – как частной, так и государственной. И предусмотрены два формата, которые должны быть определены МВД. Либо предоставлять возможность МВД самим изымать этот документ из соответствующей базы, либо мы готовы это делать и централизованно передавать документы. Для разных ведомств выбирается разный механизм.

В целях закрепления полномочий МВД получать сведения о медицинских заключениях в цифровом формате посредством информационной системы здравоохранения необходимо было внесение изменений в закон «О безопасности дорожного движения», для того чтобы медицинские организации получили право формировать медицинские заключения в цифровом формате. Данный законопроект МВД был разработан, согласован Минздравом и внесён в Правительство в марте 2019 года после доработки по замечаниям ГПУ. Сейчас новый проект этого документа также согласован Минздравом.

Хотелось бы также отметить, что в связи с тем, что вся эта документация формируется системно и впервые, в 2018 году был специально предоставлен год для частных организаций, чтобы они успели подготовиться к внесению всей информации в цифровом варианте в единую государственную информационную систему в сфере здравоохранения. И по приказу Минздрава, утверждённому в декабре 2018 года, с 1 января 2020 года эти документы также будут поступать и от них.

По закону все государственные и муниципальные системы здравоохранения должны внедрить медицинские информационные системы типового образца до конца 2021 года, но по мере готовности они начинают досрочно направлять документы в ЕГИСЗ. И уже более 60% медорганизаций работают в этом режиме.

Д.Медведев: Вероника Игоревна, а когда эта система заработает-то?

В.Скворцова: Если сейчас будет принят этот законопроект, который подготовлен МВД при участии Минздрава, уже нами разработан подзаконный акт, двойной приказ, положение об обмене информацией, – всё заработает.

Д.Медведев: То есть подзаконная нормативная основа разработана?

В.Скворцова: Да.

Д.Медведев: Вы считаете, введение этого закона необходимо. Правильно я понимаю?

В.Скворцова: Абсолютно. Сейчас нет полномочий у МВД.

Д.Медведев: И все решения приняты, если будет принят закон. Правильно?

В.Скворцова: Да.

Д.Медведев: Ладно.

Владимир Александрович (обращаясь к В.Колокольцеву), Вы поддерживаете такую позицию?

Доклад Владимира Колокольцева на совещании об исполнении поручений Президента и Правительства России

В.Колокольцев: Поддерживаю однозначно, Дмитрий Анатольевич, но хотел бы развёрнуто прокомментировать эту проблему.

Проблема информационного взаимодействия уже на протяжении нескольких лет обсуждается на различных площадках. Вместе с тем выработать единую позицию до сих пор нам не удалось. В июне, действительно, в МВД из Минздрава поступил проект доклада Президенту о выполнении поручения в части завершения создания единой информационной базы лиц, имеющих противопоказания к управлению транспортными средствами.

В качестве механизма его реализации нашими коллегами из Минздрава предлагалось рассматривать подготовленный МВД законопроект по вопросам медицинского обеспечения безопасности дорожного движения. Должен сказать, что его разрабатывали исключительно в целях оптимизации порядка предоставления государственных услуг по линии Госавтоинспекции.

Этот проект предусматривает передачу сведений в форме электронного документа, при этом речь идёт только о выданных медицинских заключениях о допуске граждан к управлению транспортными средствами, которые предоставляются в бумажном виде, чтобы не было поддельных справок, на основании которых гражданин получает водительское удостоверение.

В настоящее время очевидно, что такой подход не исключает из процесса дорожного движения водителей, у которых медицинские противопоказания появились после получения водительского удостоверения. То есть он сегодня получил водительское удостоверение, завтра он приобщился к наркотикам, и он фактически выпадает из поля зрения.

Более того, на сегодняшний день согласно Федеральному закону «Об основах охраны здоровья граждан» сведения о тех, кто прошёл медицинское освидетельствование, хранятся в информационной системе в обезличенном виде, о чём сейчас Вероника Игоревна (Скворцова) сказала. То есть даже после принятия нашего законопроекта мы не сможем осуществлять проверку медицинских заключений в привязке к конкретному физическому лицу.

С 2017 года подразделениями ГИБДД аннулировано свыше 77 тыс. водительских удостоверений граждан, имеющих противопоказания. Почти половина таких фактов приходится на текущий год, то есть мы только в 2019 году аннулировали 35 тыс. водительских удостоверений в силу появления информации о том, что у гражданина появились противопоказания.

Д.Медведев: А на основе чего вы это делали? Ведь реестра такого нет, но вы тем не менее аннулируете права. Что является основанием для этого?

В.Колокольцев: В большинстве случаев – в этих 35 тыс. выявленных случаев – прекращение права на управление автотранспортом было инициировано органами прокуратуры путём обращения в судебные инстанции. То есть прокуратура проводит проверку и выявляет – у них такое право есть.

Д.Медведев: Это сложный путь, тем более и прокуратура, и суд используются.

В.Колокольцев: Раньше все наши предложения наталкивались на необходимость соблюдения врачебной тайны, но моя позиция как Министра внутренних дел такая: на одной чаше весов – врачебная тайна, на другой чаше весов – человеческая жизнь.

Складывается ситуация, когда человек, по сути, уже не имеет права на управление транспортом, но продолжает садиться за руль, представляя реальную угрозу для окружающих. Хотел бы отметить, что в постановлении Правительства о допуске к управлению транспортными средствами чётко прописано: если у водителя подтверждено наличие медицинских противопоказаний, водительское удостоверение считается недействительным и подлежит аннулированию. То есть в постановлении Правительства не говорится ни о какой врачебной тайне.

Сегодня с учётом активного внедрения различных информационных платформ, ресурсов мы заинтересованы осуществлять подобную сверку в проактивном режиме, чтобы мы сразу в электронном виде получали информацию. У нас проблема в чём? Очень много разночтений.

Ведь два учёта в Минздраве существует: есть категория граждан «наркозависимые», а есть категория граждан «потребители наркотиков», то есть склонные к потреблению. Ни один юрист и даже доктор не может, наверное, чётко провести грань, где заканчивается наркопотребитель и начинается наркозависимость. То есть, если гражданин с утра себе две дозы уколол в руку, он наркозависимый, а если он уколол себе одну дозу, он наркопотребитель. А гражданину, который переходит улицу, не легче от этого. Поэтому мы действительно заинтересованы получать информацию онлайн.

И в завершение своего выступления напомню, что майским указом Президента Российской Федерации в качестве одной из целей определено стремление к нулевому уровню смертности на дорогах. Достичь его в условиях, когда вне поля зрения полиции остаются десятки тысяч граждан из обозначенных групп риска, будет крайне сложно.

Поэтому я прошу поддержать нашу позицию. Мы сегодня с Вероникой Игоревной поставили точки над i, определились и достигли устного соглашения, что эти вопросы у нас будут сняты с января 2020 года, когда и частные медицинские организации будут в электронном виде предоставлять информацию, и ведомства. Тогда мы снимем этот вопрос. Но, конечно, мы крайне заинтересованы в том, чтобы наконец поставить жирную точку в этом вопросе.

Д.Медведев: Эта единая информационная база – она же закрытой будет? Владимир Александрович говорил в отношении врачебной тайны. Этот список должен быть абсолютно закрытым, к нему может иметь доступ только ограниченное число лиц на основании либо закона, либо мотивированного решения, в том числе решения суда.

В.Скворцова: Да, Дмитрий Анатольевич, я хочу ещё раз повторить, что никакие диагнозы открываться не будут. Речь идёт только об обмене медицинскими заключениями на основе диагнозов: показания, противопоказания, ограничения. И всё. И вход в эту систему, в специально созданный для МВД сегмент по всем документам, будет у МВД, и мы будем информировать и образы этих документов пересылать.

Д.Медведев: И второй вопрос. У лица, которое таким образом лишено права на управление транспортным средством – по этим документам, которые вы разработали, и по закону, который не принят пока, – право обжалования, естественно, есть?

В.Скворцова: Конечно.

Д.Медведев: В том числе в судебном порядке. Просто чтобы отменить эти решения, чтобы ему было выдано удостоверение. Потому что ошибиться может кто угодно на самом деле, это понятно.

В.Скворцова: Конечно.

Дмитрий Анатольевич, и сейчас разработан законопроект об изменении процедуры освидетельствования на применение наркотиков, о чём говорил Владимир Александрович. Кроме острой наркотической интоксикации будут исследоваться новые биохимические агенты, которые свидетельствуют о длительном повторном применении. Таким образом, мы можем выявлять не только острые наркотические изменения, но и наркоманов.

Д.Медведев: Да, но нужно понимать, что это всё равно вызовет определённые споры, очевидно, со стороны тех, кто подвергнется, допустим, подобной процедуре. Это нужно иметь в виду. И всё-таки постараться в нормативном материале каким-то образом отразить, что и как будет происходить.

Законопроект, который подготовлен, эти вопросы решает или не решает? Не решает. А что делать? Менять его?

Т.Голикова: Нужно дорабатывать этот закон.

Если Вероника Игоревна, Минздрав берёт на себя ответственность за создание такой информационной системы, это хорошо. Но надо понимать, что с января она не заработает – до тех пор, пока не будут приняты поправки. Потому что дьявол-то кроется в деталях. Коллеги говорят вроде бы об одном и том же, но о разном.

Сегодня медицинское освидетельствование для целей водительского удостоверения происходит при получении водительского удостоверения (справка выдаётся) и с периодичностью раз в 10 лет.

То, что говорит Владимир Александрович, и то, что коллеги записали в проекте протокольного решения, оно говорит о другом. Оно говорит о том, что, если человек пришёл (он мог и не прийти даже) на медицинское освидетельствование или диспансеризацию и у него выявлены противопоказания – а противопоказаниями в соответствии с постановлением Правительства 2014 года являются психические расстройства, расстройства поведения, в том числе связанные с употреблением психоактивных веществ, эпилепсия, слепота обоих глаз и ахроматопсия – вот если они выявлены, то не нужно проводить медицинское освидетельствование или переосвидетельствование, а сразу передать информацию органам управления внутренних дел, в базу, где есть водительские удостоверения.

А Вероника Игоревна говорит о другом. Она говорит: мы выявили, а дальше комиссионно надо принять решение о переосвидетельствовании и только после этого передать информацию.

Д.Медведев: Но в любом случае такие сведения необходимо иметь, потому что на самом деле речь идёт об управлении источником повышенной опасности.

Т.Голикова: Это правда.

Д.Медведев: И это серьёзная история. Как-то никогда на это не обращали внимания. Может быть, в советские годы и проблема была не такой значительной. А сейчас это реальная проблема.

Давайте мы вот о чём договоримся. Раз эта инициатива в большей степени шла по линии Министерства здравоохранения, вместе с МВД нужно будет доработать законопроект, устранить оттуда все рассогласования, выработать окончательную позицию и ещё раз рассмотреть. Константин Анатольевич, Вы мне доложите окончательную версию того, как этот законопроект мог бы выглядеть.

Но, на мой взгляд, такая информационная база необходима. Иначе, действительно, страдают люди, которые совершенно никак с этим не связаны и находятся под воздействием этого риска. Причём речь идёт даже не о любителях, о тех, кто сам по себе на машине катается. В этом случае речь может идти и о тех, кто занимается профессиональными перевозками, потому что они тоже ни в какие реестры не попадают, кого угодно могут возить.

Доработайте и мне доложите тогда.

Источник: http://government.ru/news/38108/