В ходе поездки в Адыгею Владимир Путин встретился с представителями общественности

24 декабря 2019
Выдержки из стенограммы:

О ФАПах

Ю.Оглоблина: председатель Российского союза сельской молодёжи, член Центрального штаба ОНФ, член Общественной палаты Российской Федерации.

Владимир Владимирович, по второй теме – связано с социальными объектами на селе. По Вашему поручению в рамках национальных проектов сейчас в российских сёлах реконструируются, строятся тысячи объектов социальной сферы для улучшения качества жизни людей, на это выделены существенные средства. В этом году в рамках проекта Общероссийского народного фронта «Село. Территория развития» мы организовали гражданский контроль за строительством таких объектов.

Хотела рассказать о ситуации с ФАПами. В рамках мониторинга 438 объектов по состоянию на 10 декабря выявлено, что работает только 29 – там принимают пациентов. В более половины объектов существенное отставание от сроков, то есть на 10 декабря они достраивались.

И, хочется отметить, есть, естественно, регионы, которые справились, – это Ленинградская область, Самарская область, Ставрополье. А в Приморье, в Московской области, в Липецкой, Владимирской более половины объектов – вот правда, мы посмотрели, – где-то ничего нет, где-то в стадии только начала работы. И это проблема не только со срывом сроков подрядчиками.

Следующий важный вопрос – это обеспечение кадрами, лицензирование. По данным Минздрава, в прошлом году, в 2018-м, построено 370 ФАПов, из них 64 до сих пор не работают как раз по этой причине. Мы сами ощутили негатив от жителей, потому что видно, что средства вкладываются, а эффекта пока мало, недостаточно.

В следующем году предусмотрено строительство ещё 1200 ФАПов по нацпроекту. И конечно, хочется, чтобы таких ситуаций не было, хочется, чтобы сроки по строительству, чтобы они пораньше. И здесь просим: Минздраву совместно с регионами, с Общероссийским народным фронтом полностью проанализировать этапы строительства – от выделения земельных участков, госзакупок до открытия. И принять системные меры по ускорению начала работы таких объектов.

И я хочу отметить, что даже в нацпроекте заложено, что ФАПы построены должны быть в этом году, а ввод в эксплуатацию – до конца 2020-го. Непонятно ни нам, ни жителям, почему такие большие сроки. Хочется ускорить и параллельно заниматься вопросами необходимых инженерных коммуникаций и подбора кадров. Спасибо.

В.Путин: Вы так интеллигентно говорите, как будто Вы не на селе работаете, а в Министерстве культуры.

Вообще-то, что Вы сейчас сказали, – это просто хамство, разгильдяйство и хамство. И мне такой анализ нужен. Давайте его, этот анализ, обязательно устроим разбор полётов индивидуально по каждому субъекту, потому что деньги туда выделяются, а то, о чём Вы сейчас сказали, – это результат не того, что руки растут из другого места, а не из плеч, и значит, просто люди не могут организовать работу.

Причин может быть много, но нам и людям, о которых Вы сказали, нужен результат, а не ссылка на эти причины, почему этого не сделать вовремя. Я обязательно такое поручение Правительству дам и ведомствам. Мне нужна Ваша информация.

О маркировке.

К.Синецкий: ассоциация предприятий молочной промышленности «Кубаньмолоко».

У меня вопрос такого плана. Планируется введение маркировки цифровой на молочную продукцию. Эта маркировка обязательно должна быть введена уже с середины 2020 года.<..> которая в принципе отвечает на все вопросы: и вопросы прослеживаемости, и вопросы происхождения продукции.

<..> На самом деле меня подговорило «Союзмолоко». Мы имеем позицию, схожую с ними, которая транслируется нашими предприятиями, а они подтверждают, что это позиция со всей России.

Мы на своём предприятии, для примера взяли не самое большое предприятие, которому нужно только на внедрение этой системы 60 миллионов рублей, и потом каждая марка будет платная. И, по нашим прогнозам, не менее трёх процентов от себестоимости продукции будет удорожание, без учёта технологических вопросов: логистика, брак при нанесении цифровой маркировки, которую никуда не деть, а главное, что это полностью дублирует уже существующую систему «Меркурий».

А с учётом того, что даже законодательно предусмотрено введение этой обязательной цифровой маркировки через оценку целесообразности, но таковой не было проведено, а все решения Правительства уже приняты тем, что принято распоряжение, которое не надо так обсуждать. В целом для отрасли России это обернётся 25 миллиардами только капитальных вложений и 20 миллиардов ежегодно только на эксплуатацию этой цифровой маркировки QR-кодов.

Владимир Владимирович, огромная просьба всё-таки дать распоряжение, чтобы вернуться в систему обсуждения целесообразности, провести в Правительстве вместе с «Союзмолоком» (наш отраслевой союз).

И в дополнение, если Вы такое решение примете, а мы очень надеемся, что Вы его примете… Конечно, опять будет полемика, конечно, кто-то будет опять доказывать, что надо вводить эту маркировку, опять будут плохие слова говорить про молочную продукцию, про отрасль в целом. Такое уже было, помните, из гипса, извести молоко делают, из кислоты какой-то борной.

Это очень больно для отрасли и неприемлемо, и таких, конечно, высказываний быть не должно, и не за что ругать молочную продукцию России, она замечательного качества в основной своей массе, и особенно кубанская. А молоко вообще из всех продуктов животного происхождения – продукт, который не лишает жизни животное, а наоборот, условие его производства есть рождение телёнка, только тогда молоко даёт корова. Поэтому очень ждём Вашей поддержки. Спасибо большое.

В.Путин: Вот смотрите, то, что вы сказали про «Меркурий», – да, внедрена система, она работает, связана она, конечно, и с качеством, и прежде всего с ветеринарными требованиями – вот в этом в основном весь смысл. Вы сказали, что она отвечает на все вопросы. Это всё-таки не так, на все вопросы она не отвечает и не прослеживает от упаковки до покупателя. Маркировка даёт такую возможность, более того, она даёт возможность потребителю прямо посмотреть весь путь – от начала производства и до прилавка. Прямо штрих-код считывается, и всё, поэтому маркировка – гораздо более основательный инструмент.

Конечно, мы должны действовать и в интересах отрасли, и в интересах потребителей. Согласимся, что потребителей всё-таки больше. Но должны действовать таким образом, чтобы не наносить ущерб отрасли. Я наверняка знаю просто заранее, что это будет одним из вопросов на обсуждении 26 декабря в Москве. Посмотрим, чтобы шаги в этом направлении не были для отрасли болезненными, а были бы спокойными, мягкими, без суеты.

Сейчас уже в некоторых регионах такая работа проводится с маркировками, в том числе и в молочной отрасли. Маркировка до сих пор действует по непищевым продуктам, но для потребителя в стране важно, чтобы и пищевые продукты проходили такое строгое отслеживание. Потому что вы молоко производите, а здесь не все молоко производят, но хотят употреблять качественный и хороший продукт. То, что на Кубани отличное молоко, – в этом сомнений нет, только стоит мороженое попробовать, сразу ясно, что у вас отличного качества продукция.

Но, конечно, мы должны думать о потребителях, с тем чтобы продукт в целом у нас по стране был идеального качества, мировой стандарт чтобы был и чтобы здесь не было никаких фальсификаций. Нужно выработать такой оптимальный вариант проверки этого качества, его соблюдения и возможности, самое главное, конечному потребителю, если он хочет, прямо убедиться в качестве этого конечного продукта. Система «Меркурий» такой возможности не даёт. Но любое внедрение чего бы то ни было должно быть крайне аккуратным. <..>

В.Путин: Эксперимент идёт в каких регионах, сколько?

Д.Патрушев: Там несколько предприятий задействовано, но ещё до конца нет результатов эксперимента. Я думаю, что к июню будет проведён анализ, и по результатам эксперимента можно будет тогда сказать окончательно.

В.Путин: Министр говорит, сейчас эксперимент идёт в нескольких регионах Российской Федерации. Посмотрим, как это реально, на практике происходит, а потом уже будем принимать решение.

О детском питании.

Полина Калашникова, активист ОНФ «За честные закупки». Я Вам сейчас хочу вопрос задать даже больше не как общественник, а как мама. Этот вопрос касается школьного питания.

После медиафорума в Сочи Вы дали ряд поручений Правительству, и в результате они воплотились в законопроект. В народе его назвали «закон о бесплатном школьном питании». Мы очень его ждём, особенно в регионах, потому что надеемся, что вместе с федеральными деньгами придёт федеральный контроль.

Детей мало кормить бесплатно, их нужно кормить ещё и качественно, а на сегодняшний момент, к сожалению, ни школа, ни врачи, ни повара не могут этого дать. Поэтому мы очень просим включиться в программу Министерства сельского хозяйства. Именно в их власти и качество продуктов, и цены устанавливать. Хороший продукт не может стоить дёшево, мы все знаем об этом, но бюджет, и родителям тяжело это тащить. Предположим, какие‑то фермеры, небольшие агрокомплексы, которые производят хорошее молоко, масло, овощи, мясо, при поставке их в школы, детские сады и больницы могли бы получать от государства какую‑то субсидию, тем самым они смогут сохранить свою цену, а дети получат качественный продукт.

Сейчас на самом деле ужасная ситуация. Буквально на выходных в СМИ попала информация, что в Тольятти раскрыли подпольный цех, который скупал в близлежащих районах гнилое мясо павших животных, которые должны были быть закопаны в скотомогильниках, всякие махинации с ним проводил и поставлял в детские сады и школы. Главное, знаете, самый интересный вывод, что все правоохранители работают, ветслужбы работают и рекомендуют директорам школ и заведующим детскими садами усилить контроль приёма продуктов. А как они это могут сделать? У них нет ни знаний таких, ни оборудования, ни лабораторий, то есть школы и детские садики сейчас не могут вообще за этим следить.

Хотели Вас попросить, чтобы Вы дали поручение: возможно ли в программе развития комплексного сельского хозяйства сделать подпрограмму по питанию детей, чтобы у нас фермеры получали рынок сбыта, а наши дети в школах, больницах и детских садиках получали качественные продукты?

В.Путин: Это не зависит от конкретных фермеров, которые производят качественную продукцию.

П.Калашникова: Это нужно, чтобы Минсельхоз контролировал.

В.Путин: Минсельхоз можно, но Минсельхоз из Москвы вряд ли сможет проконтролировать каждую школу по всей стране. Это муниципальные и субъектовые задачи. Может быть, при поддержке Минсельхоза можно представить себе, что возможны какие‑то общие правила, но всё равно контроль должен быть на месте. Минсельхоз не сможет это проконтролировать сверху.

Кроме всего прочего, существуют другие контролирующие и правоохранительные органы, которые должны тщательно отслеживать работу, особенно с детьми. Я с Вами согласен. Поработаем, посмотрим, конечно.

О кадрах на селе.

Беслан Асхабов, Чеченская Республика, член регионального штаба ОНФ, председатель регионального отделения «Российский союз сельской молодёжи».

Одна из важных проблем на селе – это нехватка кадров. Нехватка остро стоит не только в сфере сельского хозяйства, а также в медицине, образовании и так далее.

Существуют стимулирующие программы, как говорилось ранее: «Земский доктор»; со следующего года начинает действовать программа «Земский учитель»; также в госпрограмме комплексного развития сельских территорий предусмотрено возмещение затрат до 30 процентов, понесённых на оплату труда и проживание студентов, учащихся в вузах Минсельхоза России. Мы всячески поддерживаем эту работу органов власти и в свою очередь доносим информацию до молодёжи.

Но мы никак не сможем заманить молодых людей на село, предложив заработную плату, обеспечив жильём, если человек знает, что он в селе будет жить один, то есть если не будет в селе молодёжи. То есть там ему трудно, практически невозможно будет найти друзей, завести семью, и в принципе, кроме работы, молодого человека там ничего не держит. Да и вряд ли приезд одного молодого специалиста значимо повлияет на общую ситуацию в селе.

А мы в свою очередь предлагаем ещё на этапе обучения в вузах организовать команды разных специальностей, чтобы это была сплочённая, не просто одним вузом, а дружбой команда, которая будет на протяжении нескольких лет, пока не выпустятся, реализовывать в конкретных населённых пунктах социально значимые проекты. После окончания учёбы эта команда уже будет трудоустраиваться на конкретное предприятие и в организации муниципального образования конкретных сёл.

Предложение следующее: Министерству труда и социальной защиты, Министерству сельского хозяйства, Федеральному агентству по делам молодёжи совместно с Российским союзом сельской молодёжи разработать проект «Кадры для села», который будет направлен на привлечение молодых специалистов в село. Спасибо.

В.Путин: Хорошая идея, она комплексная, и нужно действительно попросить коллег из всех тех ведомств, которые Вы назвали, для того чтобы они какой‑то типовой проект сделали. Но, как Вы совершенно точно заметили, это должно быть нацелено на решение какой‑то конкретной задачи. Под эту задачу и формируется команда. У нас есть хороший очень опыт совсем в другой сфере, не в АПК, а в ОПК.

Вы знаете, когда я сейчас скажу, ребята вспомнят, я принимал в Кремле, захотел встретиться с теми, кто работал над «Искандером». Пришли достаточно молодые люди. Это наше очень хорошее оружие современное, высокоточное. Посмотрел, молодые люди. Они говорят: а мы группой целой пришли; как Вы начали платить гранты – а я систему грантов предложил в оборонке, – мы сразу целиком группой перешли в институт. Потом ещё подошли ребята и сделали «Искандер».

Понимаете, они пришли под задачу и под конкретное финансирование. Поэтому, с одной стороны, нужно сплачивать такой коллектив, группу делать, а с другой стороны, должна быть задача, обеспеченная решением социальных вопросов и финансированием. Это комплексная непростая задача, но в целом по этому пути нужно идти.

Мне очень приятно, что этот вопрос задаёт молодой человек из Чечни. Меня терзали вопросами по Чечне и на встрече с правозащитниками, и потом на пресс‑конференции. Я тогда не всё сказал. Сейчас, знаете, добавлю. Я помню, когда с первым Президентом Чечни разговаривал, мы с ним много разговаривали, в том числе и о его участии в неформальных вооружённых формированиях. Он мне говорил: а в Чечне раньше нужно было быть либо членом банды, либо иметь свою банду, и у меня была своя банда, жить было по‑другому невозможно. Это не столько их, наверное, была вина, сколько наша общая вина, России, что довела до такого состояния. Это другой совершенно вопрос. Но то, что молодой человек на Чечню ставит такие конкретные вещи, задаётся конкретными вопросами и нацелен на позитивное развитие и страны в целом, и Кавказа, Чечни, мне это очень приятно. Идея хорошая.

О цифровизации на селе

Крупная Дарья, краснодарское региональное отделение Российского союза сельской молодёжи.

Тема моего вопроса – это устранение цифрового неравенства на территории Российской Федерации. В этом году в рамках проекта ОНФ «Село. Территория развития» проводился выборочный мониторинг сельских поселений, где функционируют общие точки доступа в интернет. И зачастую сельские жители используют интернет не только для общения, но и для работы, для образования, для получения доступа к государственным и муниципальным услугам.

Также в этом году мой социальный проект «Село, молодёжь, медиа и SOFT SKILLS» получил грантовую поддержку от Росмолодёжи. Проект направлен на обучение сельских жителей основам интернет-маркетинга и СММ, для того чтобы у них были бóльшие шансы в реализации своей продукции, в её сбыте. Мы знаем, зачастую это решающие факторы для малых форм хозяйствования на селе.

Мы считаем работу по подключению сёл к интернету очень важной и значимой, поскольку в некоторых сельских поселениях отсутствует сотовая связь. Мы хотели бы предусмотреть возможность подключения к интернету ещё более малочисленных сёл. Поэтому, Владимир Владимирович, хотели бы Вас попросить поручить Правительству Российской Федерации в рамках реализации национального проекта «Цифровая экономика» расширить список сельских поселений и провести интернет в поселения с численностью населения не менее 100 человек, а не 250, как это предусмотрено сейчас. Спасибо. С наступающим Новым годом!

В.Путин: Спасибо большое.

Такое поручение уже есть. И даже есть проект закона. Он рассматривается. Надеюсь, мы выйдем на позитивные решения. Связано это исключительно с одним – с возможностями бюджетного финансирования. Такой проект закона уже даже готов. Так что будем в этом отношении двигаться дальше. Это очень правильно.

Конечно, человек, где бы он ни проживал, даже в маленьком населённом пункте, должен чувствовать себя современным человеком. Кстати говоря, для малых населённых пунктов это важнее даже, чем для крупных городов. Человек тогда подключается и к системам образования, и к медицине, и к общению, к чему угодно, – совсем другой уровень. Вопрос только в деньгах. Будем обязательно в этом направлении двигаться дальше.

О демографии на селе

А.Бурдин: Добрый день, Владимир Владимирович! Я живу в станице Еремизино-Борисовская, Краснодарский край. Гранты не выигрывал, субсидии не получал, живу на свои, кредитов по шею. Живём хорошо. Я фермер.

Владимир Владимирович, на сегодня какая у нас ситуация? Мы добились очень хороших результатов в развитии сельского хозяйства. Сейчас получаем такие урожаи, которые 15–20 лет назад казались сказкой. Но возникла другая проблема: рождаемость на селе резко падает, смертность увеличивается, развитие села зашло в тупик.

В.Путин: Смертность на селе выше, чем в городах, но она, по‑моему, не увеличилась.

А.Бурдин: Владимир Владимирович, я Вам по своей станице могу привести пример: пять человек родилось и 38 умерло.

В.Путин: Нет, увеличивается. Тогда умирает больше, чем в прошлом, позапрошлом и так далее. У нас в целом смертность по стране упала, рождаемость тоже упала и больше, чем смертность. Поэтому у нас отрицательная динамика – 260 тысяч человек.

А.Бурдин: Сегодня не холдинги стоят за развитием села, хозяева которых даже не знают, где находятся эти станицы, а такие же коллеги, как мои коллеги и я, мы развиваем инфраструктуру, содержим детские сады, ремонтируем школы, спонсируем спортивные команды.<...>

В.Путин: А я хочу Вас похвалить. Давайте мы поаплодируем. Спасибо.

А.Бурдин: Владимир Владимирович, на сегодня у нас уже не то что втайне, но от себя лично, от фермеров работает программа и «Земский учитель», и «Земский доктор», и «Земский тренер». Мы своими силами потихоньку доплачиваем учителям, доплачиваем тренерам, потихоньку привлекаем. Действительно, если человек стоит того, мы его подтянем и решим с ним вопросы и по жилью, и по всему остальному. Но таких людей очень мало, Владимир Владимирович.

У меня такая просьба: чтобы увеличить количество таких людей, которые действительно болеют за село и хотят, чтобы село развивалось, там нормально жили люди, создавали им все условия, чтобы привлечь больше таких людей, какое‑то сделать налоговое послабление в виде льгот на единый сельхозналог, может быть, на транспортный налог, чуть заинтересовать людей.

В.Путин: Так у нас и так есть льготное налогообложение. Сплошные льготы же по сельскому хозяйству.

А.Бурдин: Льготы сплошные, да. Но почему‑то один активно принимает участие в жизни села, а тут же рядом фермер – тот не принимает. <..> Небольшую какую‑то льготу сделать для тех, кто принимает активное участие.

В.Путин: Для тех, кто вкладывает что‑то в развитие инфраструктуры, в социальную сферу?

А.Бурдин: В развитие села, согласен, да. Это не меценатство, это жизнь на селе.

В.Путин: Я понимаю. Но если человек это делает по зову сердца и вкладывает даже свои какие‑то личные деньги в развитие социальной сферы, как Вы сказали, тренеров поддерживает, клубы, что угодно, то это меценатство называется, помощь. А если он делает за счёт государственной льготы, то это, значит, за счёт государства уже.

А.Бурдин: Конечно, за свои, Владимир Владимирович.

В.Путин: Тем не менее подумаем. Вам спасибо большое, спасибо за Вашу работу.

Источник: http://kremlin.ru/events/president/news/62392