Медицина у нас только для богатых, а для бедных – Малышева по телевизору и подорожник в лесу: парламентарии о разрушении первичного звена здравоохранения

11 ноября 2020

Первичное звено здравоохранения в России «очень сильно отстало» и нуждается в модернизации, сообщил первый вице-премьер России Андрей Белоусов в интервью ТАСС. «Подавляющее количество людей, которые ежедневно ходят в поликлиники и в больницы, они не то что не видят улучшений, они видят даже некоторое ухудшение», — сказал Белоусов.

Напомним, что Президент России Владимир Путин еще летом прошлого года охарактеризовал ситуацию с оказанием медпомощи в первичном звене как провал и отметил проблемы с нехваткой кадров и оказанием помощи жителям отдаленных регионов. Позже, в ноябре прошлого года, и Татьяна Голикова заявила, что оптимизация медицины была проведена ужасно.

Всего, как следует из доклада «Оптимизация российской системы здравоохранения в действии», с 2000 по 2015 год количество больниц в стране сократилось вдвое – с 10,7 до 5,4 тысячи. Одновременно уменьшалась численность врачей. При этом сокращать старались в первую очередь представителей редких специальностей – аллергологов, дерматологов и особенно инфекционистов. Потому если количество врачей в целом уменьшилось на 2%, то количество специалистов-инфекционистов – на 10%.

Одновременно, как следует из данных Росстата, сокращалось число коек инфекционного профиля – с 70,5 тыс. в 2010 году до 59 тыс. в 2018-м. Во многих случаях разом закрывали всё отделение. Теперь специалисты называют это фатальной ошибкой, которая ещё неизвестно во что выльется, пишет "Версия".

И эту ситуацию Белоусов характеризует как некоторое ухудшение. Подчеркнем , что это по состоянию на 2015 год.
С тех пор ситуация продолжала ухудшаться, даже в благополучной Москве. Уже после заявлений Президента и откровений Голиковой мэр Москвы Собянин настаивал, что в Москве переизбыток больниц, что оптимизация приносит пользу и персоналу медучреждений и пациентам.

Оптимизация объяснялась так: нужно закрыть неэффективные больницы и передать их нагрузку в эффективные. Одними из первых под нож попали столь нужные сейчас инфекционные больницы. Так по данным Росстата, число инфекционных коек в Москве сократилось в два раза: если в 2011 году их было 4823, то в 2018-м — всего 2661.
Благодаря мэрии город лишился сотен профессиональных врачей, годы и десятилетия посвятивших себя борьбе с самыми опасными инфекционными заболеваниями.

«Я писала ещё в 2014 году мэру Москвы Собянину о том, что реформы, проводимые Печатниковым, неверные, особенно в части касательной инфекционных коек, что нельзя сокращать инфекционные койки, поскольку они всегда должны стоять в резерве», — вспоминает доктор медицинских наук, профессор Гузель Улумбекова.

Она уверена, что именно решение об оптимизации привело к тому, что сейчас город не справляется с эпидемией: «В Москве были приняты просто бездарнейшие решения, которые перевели финансирование инфекционных коек, инфекционных больниц и скорой медпомощи на ОМС. Эти виды помощи никогда не могут так финансироваться! Что это значит? Это значит: есть больной — тебя финансируют, нет больного — не получаешь. Соответственно, учреждение вынуждено сокращаться. Этого категорически делать было нельзя. С советских времён у нас всегда были резервные койки, не только инфекционные. Всегда службы скорой помощи и инфекционная служба, вне зависимости от того, есть больные или нет, должны находиться в режиме ожидания. Мы не можем их привязывать к системе ОМС, вот поэтому в том числе сегодня мы имеем серьёзные проблемы».

Regions.ru: Как вы охарактеризуете ситуацию со здравоохранением, согласны ли с Белоусовым что можно говорить лишь о некотором ухудшении или все-таки прав Президент, говоря о провале? И извечный вопрос: кто виноват и что делать?

Источник: http://regions.ru/news/2629042/