Прохоренко о третьей волне COVID-19 в России: «Ожидается очередной подъем»

03 марта 2021

Ровно год, как в России был выявлен первый случай заболевания коронавирусной инфекции. И хоть в последнее время статистика заболеваемости заметно улучшается, а число привитых – растет, это не отменяет угрозы прихода третьей волны коронавируса. Какова вероятность новой вспышки заболевания, насколько к ней готово отечественное здравоохранение и какие ошибки прошлого года учтены, в интервью «ФедералПресс» рассказал первый проректор Высшей школы организации и управления здравоохранением Николай Прохоренко.

Николай Федорович, по данным центра мониторинга за коронавирусом, в России больше 4 млн переболевших. Допускаете ли вы третью волну коронавируса и усиление ограничений, как это уже происходит в ряде европейских стран?

- Четыре миллиона переболевших — это количество официально признанных больными коронавирусом. Переболело намного больше. По результатам 2020 года, показатель избыточной смертности составляет 324 тысячи человек. В европейских странах, к которым мы себя относим, избыточная смертность на 80-90% обусловлена коронавирусом — в прямую, либо по тем ситуациям, в которых коронавирус вызвал обострение текущих фоновых заболеваний и привел к летальному исходу.

Если исходить из показателей избыточной смертности и процента, связанного с коронавирусом, мы имеем около 290 тысяч смертей, связанных с коронавирусом. Летальность от коронавирусной инфекции по миру – 0,7-0,9%, следовательно, по меньшей мере, переболело около 29-35 миллионов человек.

Еще в самом начале эпидемии многие эпидемиологи и вирусологи говорили, что коронавирус — инфекция, которая распространяется воздушно-капельным путем, и она будет следовать законам, характерным для подобного вида инфекции. То есть изначально есть какое-то волнообразное течение: одна из волн, которая является, как правило, второй — самая большая, потом вирус становится просто одним из вирусов, которые вызывают сезонное ОРВИ (в данном случае со своими специфическими осложнениями). Человечество со временем приобретает привычки для противодействия такому вирусу: вакцины, мытье рук, избегание прикосновений к лицу, маски в общественных местах — все это позволит постепенно снижать эпидемию.

Сейчас мы видим, что заболеваемость идет вниз, хоть у нас и проблемы со статистикой, в любом случае та напряженность, которая была несколько месяцев назад, несравнима с тем, что есть сейчас. К лету все будет уменьшаться, но ожидается очередной подъем осенью 2021 года. Большинство эпидемиологов считают, что он будет ниже, чем осенне-зимний 2020 года.

Уровень заболеваемости снижается, означает ли это, что мы возвращаемся в привычному образу жизни?

- К привычному образу жизни, как до карантина мы, наверное, не вернемся никогда, потому что настороженность в отношении людных мест и мытья рук у многих людей уже вошла в привычку или физиологическую потребность. Такую привычку неплохо было бы иметь еще до ковида. Я не говорю, что она должна носить характер паранойи или паники, но требуется чуть более серьезное отношение к инфекциям, которые живут в нашем обществе, особенно в крупных городах (помимо коронавируса есть и туберкулез, и ВИЧ и т.д.).

В первую волну, да и в начале второй, регионы сталкивались с нехваткой коечных мест. Как изменилась ситуация?

- Отсутствие коек — фактор, который больше всего волновал население, и не беспричинно. Всеми регионами предприняты беспрецедентные меры, количество коек, которое введено в строй для ковида и может быть быстро добавлено, в настоящее время достаточное. Койки уже прилично оснащены и кислородом, и ИВЛ, и медикаментами, которые необходимы для лечения тяжелобольных людей. Теперь по этому поводу волноваться не стоит. Намного большее волнение вызывает, во-первых, риск заражения, а во-вторых, попытки самолечения в случае заболевания всевозможными антибиотиками – необходимо спокойно следовать рекомендациям врачей или лечь в больницу.

Начиная с марта 2020 года, когда в России были выявлены первые случаи заболевания ковид, создавалось ощущение паники, хаоса в медицинском сообществе – никто не знал, как бороться с болезнью, врачи отказывались работать в красных зонах и с ковидными больными. Все более-менее успокоилось к осени – о вирусе узнали больше, появилась вакцина. С какими проблемами медики сталкиваются в марте 2021-го?

- Никто не знал, что делать, да, потому что никто в мире ничего об этом не знал. Но врачи не совсем отказывались работать в «красных зонах». Они отказывались работать без достаточных средств защиты и компенсации труда. К примеру, росгвардейцы сейчас выходят против демонстрантов на улицы в щитах, касках, наколенниках, во всем соответствующем обмундировании — они защищены и оснащены. В дополнение к этому, они получают кратные зарплаты за работу такого рода.

А чем от них отличаются врачи? У них тоже семьи, дети, пожилые родственники. Если речь идет именно о работе в опасных условиях, то однозначно необходима компенсация и не только тем, кто работает непосредственно с ковидными больными, ведь такие больные были во всех больницах. Столько врачей, сколько потеряла Россия за последний год, не потеряла ни одна страна. Здравоохранение без достаточных средств защиты и необходимого количества оборудования и лекарств было брошено в топку в той ситуации.

В России вакцинация от коронавируса, да и от других заболеваний является добровольно. Возможно ли ее сделать обязательной?

- Дело в том, что у человека есть физические потребности, а есть социокультурные. Чтобы вакцинация стала социокультурной потребностью, нужно объяснять людям, что риски вакцинации значительно меньше риска заболеть ковидом и, что это научно обоснованный цивилизованный путь реакции на эпидемию. В таком случае никого не нужно будет заставлять, потому что будут очереди на вакцинацию, которые и так существуют. Наша задача — обеспечить достаточным количеством эффективной вакцины людей, потому что желающих привиться очень много. Если в Москве это можно сделать в течение 2-3 дней, то в регионах вакцин не хватает.

И при этом Россия активно поставляет вакцину «Спутник V» в другие страны… Может быть, стоит сначала стабилизировать ситуацию внутри страны, а уже потом заняться помощью другим?

- Да, в первую очередь, мы должны обеспечить вакциной россиян — тех, кто хочет привиться уже сейчас, а их не меньше 20-30 миллионов. Из уст одного из политиков прозвучала фраза о том, что вакцинация россиян является наивысшим приоритетом. Мы же этого совсем не видим. Хочется услышать ответ, каким образом такой лозунг в отношении непременного приоритета прививок россиян соотносится с поставками «Спутник V» в Аргентину и другие страны.

Когда медицинская промышленность сможет наладить выпуск вакцин в достаточной мере в т.ч. новосибирской и питерской?

- Я думаю, что к осени это точно произойдет, вакцин будет достаточно, и проблема нехватки будет решена. Сейчас можно нормально подготовиться к осеннему обострению и за предосенний и осенний период вакцинировать большое количество людей.


Источник: https://fedpress.ru/interview/2688132