Анатомия кризиса и новые точки роста: прогноз развития экономики от академиков РАН

30 Июня 2020
Главная угроза для России — экономическая стагнация. В таком мнении сошлись академики Российской академии наук, выступая на онлайн-конгрессе «Оргздрав-2020».

«С апреля этого года наша страна вступила в глубокий социальный и финансово-экономический кризис, который обусловлен двумя факторами: коронавирусной пандемией и сокращением выручки от экспорта нефти и газа примерно в 2,5 раза. Это очень существенно, поскольку нефть и газ формировали 70% всего нашего экспорта. От него зависело 45–50% доходов Федерального бюджета», — заявил академик РАН, заведующий кафедрой экономической теории и политики РАНХиГС Абел Аганбегян.

Без движения — не жизнь

По словам эксперта, кризис этого года возник на фоне стагнации, которая продолжалась 7 лет. ВВП на душу населения за это время вырос на 2% или по 0,3–0,4% в год. При этом инвестиции в строительство — драйвер экономического роста — сократились на 4,6%.

«Хуже всего, что на базе стагнации и рецессии 2015 года у нас существенно, почти на 10% сократились реальные доходы населения, серьезно упал розничный товарооборот, потребительские услуги и конечное потребление домашних хозяйств, а значит и платежеспособный спрос. Без него устойчивого экономического роста не бывает, поскольку все, что связано с благосостоянием людей составляет около 65–70% ВВП страны», — отметил академик.

Оценивая глубину кризиса, Абел Аганбегян отметил, что его расчеты превышают данные Правительства России, но близки к прогнозам главы Счетной палаты Алексея Кудрина.

«Я считаю, что ВВП у нас упадет на 6–8%. Безработица вместо 4,5 миллиона составит 8–10 миллионов человек. Реальные доходы сократятся на 8–10%. Число бедных, которое увеличилось в годы стагнации на 5 миллионов, увеличится еще на 7–10 миллионов. Доходы консолидированного Госбюджета сократятся с 37–38 триллионов рублей до 25–30», — предположил эксперт.

Спасут интенсивные инвестиции

Вернуться к прежней жизни, как убежден академик, до конца года не удастся. Однако, если будут предприняты серьезные меры, страна сможет выйти из кризиса в 2021-м году и достичь экономических показателей 2019-го. Эксперты утверждают, что этого недостаточно, нужно стремиться к уровню 2012 года: поднять доходы населения на 15–20%, инвестиции — на 15%.

По словам Абела Аганбегяна, сейчас есть уникальная возможность перейти от кризиса к экономическому росту. Для этого, необходимо увеличить инвестиции в основной и в человеческий капитал.

Дополнительные инвестиции в основной капитал с целью технологического прорыва призваны повысить эффективность, производительность, а также снизить энергоемкость, материалоемкость и фондоотдачу.

«Материально-техническая база России морально устарела. Средний срок службы машинного оборудования составляет 15 лет — в 2 раза больше, чем в развитых странах. 23% машинного оборудования работает свыше сроков амортизации. Они должны быть выброшены еще вчера, но увы, нет», — сказал эксперт.

Усугубляют ситуацию демографический кризис и ежегодный отток капитала за рубеж. Так, c 2008 года суммарно в оффшоры было выведено 800 млрд долларов.

«Кроме того, в постоянных ценах ежегодно сокращается бюджет, а значит снижаются и вложения в человеческий капитал, который в основном финансируется государством. Речь идет не только о науке, образовании и здравоохранении, сюда же относятся информационно-коммуникационные технологии. На все эти сферы у нас тратится 14% ВВП ежегодно, в Западной Европе — 30%, в Китае — 22%, в США — 40%», — отметил Абел Аганбегян.

Инвестиции в здравый смысл

России необходимо делать дополнительные вложения в человеческий капитал и в экономику знаний. По оценке экспертов, объем инвестиций должен составить по 4 триллиона рублей в год, а для форсированного развития эту цифру нужно ежегодно увеличивать на 10–15%.

«При таких условиях мы уже в 2022 году можем добиться 3% роста и существенно превысить показатели 2019 года. Тогда объем ВВП составил 110 триллионов долларов. Из них 18 приходилось на инвестиции, а 15 — на вложения в человеческий капитал.

К 2025 году, если мы продолжим позитивный тренд и выйдем на долю 25% ВВП, предусмотренную для инвестиций в основной и человеческий капитал, рост может быть 4%. А к 2030 году — 5–6%», — объяснил академик.

Развитие с ускорением позволит компенсировать падение рейтингов России на мировой арене, которое началось с 2012 года. Оно связано с сокращением доли нашей страны в мировой торговле, проблемами в разных отраслях, объемом и динамикой роста ВВП.

Дополнительным драйвером экономического роста является жилищное строительство, в которое, по мнению экспертов, нужно увеличить инвестиции вдвое, поскольку с 2015 года объемы ежегодного ввода жилья сократились с 85 до 79 млн.кв.м. Ожидается, что во время текущего кризиса падение этого рынка продолжится.

«Сколько нужно денег? По моим расчетам 8 триллионов рублей потребуется на оставшиеся месяцы 2020 года (прим. ред. — на 25 мая), 12 — на 2021 год, 14 — на 2022-й и дальше по одному триллиону рублей можно добавлять каждый год. Где взять средства? Главный денежный мешок страны — это активы банков. Они равны 96 триллионам рублей. И 2/3 всех необходимых финансов могли бы быть низкопроцентными или вообще беспроцентными банковскими кредитами. Госбюджет должен компенсировать банкам проценты по этим займам», — рассказал Абел Аганбегян.

Траты государства вернутся в казну в обозримом будущем. Так, окупаемость технологического обновления действующего производства составляет 5–7 лет, новых мощностей для наукоемких высокотехнологических отраслей — 10–12 лет. Новая инфраструктура за счет перехода к массовому строительству автострад, скоростных железных дорог окупится за 20–25 лет.

При этом кредиты, настаивает эксперт, должны быть подъемными: под 5% годовых при окупаемости проекта в 5 лет, и под 2–3% при окупаемости в 20–25 лет.

Кроме того, необходимо организовать займы миллионам людей, которые хотят улучшить свое профессиональное образование. Выдавать их на 10–20 лет с беспроцентной отдачей или под 2% годовых с дотацией государства, поскольку прирост человеческого капитала эксперты называют главным фактором, который будет определять развитие нашей страны.

Главное — здоровье

Помимо знаний и навыков, эффективность работы трудоспособного населения во многом зависит от здравоохранения. Поэтому экономисты убеждены, что нужно увеличить объем дотаций отрасли вдвое.

«В Западной Европе на охрану здоровья тратят 10,2% ВВП, в Америке — 17%, в России сейчас — 3,5% за счет государства, а с учетом частных денег, примерно 5%. Мы по затратам на здравоохранение в международных рейтингах из 200 стран занимаем примерно 140-е место.

По уровню здоровья населения, по данным ВОЗ, у нас 119 место. По ожидаемой продолжительности жизни — где-то под 100-е, здоровой продолжительности жизни — еще дальше. Скажем, среди мужчин — это 120-е место. У нас самая большая разница в продолжительности жизни между мужчинами и женщинами», — сказал Абел Гезевич.

Как считает эксперт, перед Россией стоят огромные задачи. Одна из них — заинтересовать частный бизнес в инвестициях, освободить от кредита средства, которые предприятия и люди вкладывают в развитие производства, в ценные бумаги, фонды, в человеческий капитал, благотворительность. Вторая — вдвое уменьшить сроки амортизации. Благодаря этому в стране вырастет амортизационный фонд, в котором появится один триллион рублей свободных средств. Это дополнительный финансовый ресурс страны.

Помимо этого, Россия располагает золотовалютными резервами (на 568 млрд долларов на 19 июня 2020 г.) и средствами Фонда национального благосостояния (172 млрд долларов на 11 июня 2020 г.).

«В этом году Правительство планирует потратить 4 трлн рублей, чтобы компенсировать бюджет. Я бы предложил потратить побольше 6-7 трлн из этой суммы, потому что у нас останется 400 млрд долларов золотовалютных резервов», — сказал Абел Аганбегян.

Эксперт провел параллели с кризисом 2009 года, когда Правительство России под руководством Владимира Путина направило на восстановление экономики 211 млрд долларов. Согласно антикризисной программе на все меры поддержки отрасли было потрачено 10,9% ВВП или 12 трлн рублей применительно к сегодняшним дням. Сейчас, по мнению эксперта, кризис более глубокий, однако такой активности, какая была проявлена 11 лет назад не наблюдается.

Негативный тренд в экономике страны отметил и академик РАН, член Президиума РАН, научный руководитель Института океанологии РАН Роберт Нигматулин.

«С 2011 года мы развиваемся в разы медленнее, чем другие страны. Хотя они не обладают запасами нефти, другими энергетическими и природными ресурсами. Это говорит о том, что экономическая стратегия России неудовлетворительная», — заявил эксперт.

По мнению академика, отставание в экономическом развитии нашей страны будет увеличиваться с каждым годом. Одна из причин — недостаточность расходов на охрану здоровья населения.

«Из-за низкого финансирования здравоохранения России мы обеспечены современными лекарствами, операциями шунтирования и стентами, эндопротезированием суставов, КТ и МРТ исследованиями в 3–5 раз меньше, чем в новых странах ЕС и меньше, чем в странах Прибалтики», — заключил Роберт Нигматулин.

Как следствие, в России ежегодно умирает на 200 тысяч больше человек, чем по нормам новых стран ЕС или РСФСР в 1990 году и на 400 тысяч человек больше, чем в старых странах ЕС.

Сверхсмертность и как ее избежать

Восходящий тренд смертности начал формироваться в 1990-е годы. Ранее с 1980-х до 1990-го включительно показатели по смертности были сопоставимы с данными в новых и старых странах Западной Европы. Но в результате социальных потрясений в России к 2000-м годам смертность подскочила до 16,5 смерти на 1000 человек.

«С 1990 до 2000 годы у нас дополнительно умерло 5 миллионов человек, а после 2000-го — еще 9 миллионов. В совокупности мы потеряли за это время 14 миллионов человек. Вот к чему привела необдуманная политика перехода на рыночную экономику и современная экономическая стратегия», — отметил Роберт Нигматулин.

Позитивная тенденция к снижению смертности наметилась с 2003 года. За это время смертность упала до уровня 12,4 смерти на 1000 человек, стране удалось спасти 4 млн человек. Изменения связаны с увеличением финансирования здравоохранения, однако разница между другими странами остается существенной.

«В западных странах госбюджет составляет 50% от ВВП, из них 20–25% средств идет на развитие человека. В России консолидированный госбюджет равен 34% от ВВП. Из них только 10% — это расходы на здравоохранение, образование, науку, культуру», — рассказал академик.

По словам академика, снижению смертности будет способствовать увеличение государственных инвестиций на охрану здоровья.

«Сейчас у нас затраты государства на здравоохранение составляют 3,2 триллиона рублей в год. Нужно добавить еще столько же в год для того, чтобы смертность упала до уровня старых европейских стран. Не сразу, но постепенно необходимо довести эту цифру до 6,4 трлн рублей в год. До 2024 года мы должны прибавлять по 640 млрд рублей в год. В результате вся программа до 2024 года должна составлять 9,6 трлн рублей.

А для того, чтобы довести смертность до уровня новых стран Европы или РСФСР 1980-х годов, нужно примерно в 2 раза меньше. Но это 4,8 трлн рублей в год. Сейчас планируемый ежегодный прирост по нацпроекту „Здравоохранение“ с 2020 по 2024 годы — 1,4 трлн рублей», — заметил Роберт Нигматулин.

Эксперт призвал не считать затраты на здравоохранение благотворительностью. С увеличением затрат на здравоохранение, благодаря мультипликативному фактору, будет повышаться ВВП, потому что потребуется дополнительный спрос на нефтепродукты, фармацевтику, строительство, торговлю, бизнес-услуги и образование. Фактически государство может получить плюс 6% к ВВП, если, благодаря увеличению финансирования здравоохранения, будет сформирован дополнительный спрос на российскую экономику.

Источник: Росконгресс
Новости
09 Июля 2020

Как мутирует вирус COVID-19? Как долго продлится иммунитет в случае вакцинации? И что нужно делать, чтобы не допустить распространения инфекции после снятия ограничений?