Бедственное положение: как «обескровили» российскую медицину

31 июля 2020

На фоне постепенного снижения заболеваемости COVID-19 в Петербурге эксперты в сфере медицины и сотрудники медучреждений все чаще говорят о недостатках государственной системы здравоохранения, выявленных во время пандемии. РБК Петербург попросил специалистов рассказать, на какие проблемы следует обратить внимание в первую очередь.

Гузель Улумбекова, руководитель Высшей школы организации и управления здравоохранением:

«Для многих европейских стран, в том числе для России, встреча с эпидемией коронавируса стала большой неожиданностью. Мы все расслабились, потому что последняя серьезная эпидемия в мире была более 100 лет назад. Это была «испанка», унесшая жизни более 50 млн человек. В последние годы все европейские страны, включая Россию, делали акцент на борьбе с неинфекционными заболеваниями. С одной стороны, это правильно. С другой — не стоит забывать о том, что инфекционные заболевания — гепатиты, туберкулез, ВИЧ, новые вирусы — «не дремлют» и уносят жизни большого числа людей.

Мы все расслабились, потому что последняя серьезная эпидемия в мире была более 100 лет назад. Это была «испанка», унесшая жизни более 50 млн человек
Несколько иная ситуация сложилась в восточноазиатских странах — Южной Корее, Китае, Тайване и др. Эти страны оказались лучше готовы к эпидемии, поскольку там совсем недавно, в начале 2000-х годов, были вспышки вируса SARS. К моменту начала пандемии COVID-19 внутри их структур здравоохранения уже были созданы системы быстрого реагирования на эпидемии. Руководство этих стран уже знало, как надо оперативно закрывать границы, разворачивать дополнительный коечный фонд, менять режим работы больниц, регулировать потоки пациентов, осуществлять межведомственное взаимодействие.

Какие слабые стороны выявила эпидемия в России? Первое — неготовность и демобилизация инфекционных служб. В нашей стране эта служба последние 30 лет была сильно недофинансирована. В результате после развала СССР коечный фонд для инфекционных больных сократился в 2,5 раза, уменьшилось и число врачей-инфекционистов. При этом коэффициент смертности от инфекционных болезней вырос вдвое.

Теперь всем очевидно, что инфекционная служба в России требует восстановления. В частности, нужно повысить уровень подготовки врачей-инфекционистов, установить им высокие зарплаты, чтобы привлечь специалистов, а также восстановить научную базу. Потребуется современное лабораторно-диагностическое оборудование, лекарства для лечения больных. Ведь сегодня большинство инфекционных болезней, включая туберкулез, ВИЧ и вирусные гепатиты, хорошо лечатся современными препаратами.

Второе слабое место российского здравоохранения — дефицит врачей и коечного фонда. За последние годы мы проводили бездарные реформы, которые привели к сокращению мощностей системы здравоохранения. Число коек за последние 7 лет сократилось на 160 тыс., или на 15%, штат врачей уменьшился на 46 тыс. человек, или на 8%. Все эти меры обескровили нашу государственную медицину.

Третья проблема — неповоротливость системы финансирования здравоохранения (и не только в России). Эта система финансируется по рыночному принципу, то есть деньги идут в то учреждение, куда пришел пациент. А если пациентов пришло мало (например, потому что нет эпидемии), то, соответственно, и денег пришло мало. И что делать, если руководствоваться чисто рыночной логикой? Сокращать врачей и коечный фонд. Таким образом, под удар попадают главным образом структуры, которые, по сути, находятся в режиме ожидания, — скорая помощь и инфекционная служба.

Еще одна проблема, которая отражается и на готовности системы встретить эпидемию, — децентрализация управления: центральные органы власти, по сути, работают отдельно, а региональные власти — отдельно. В результате санитарная служба оказалась выключена из состава Минздрава, хотя она была в его составе в советское время и именно такая модель действует сегодня во всех развитых странах. Необходимо устранить этот недочет.

Санитарная служба оказалась выведена из состава Минздрава, хотя она была в его составе в советское время и именно такая модель действует сегодня во всех развитых странах

Но самая главная проблема — бедственное положение медработников. Так, базовые оклады у медперсонала в регионах — 20-30 тыс. руб., на них не проживёшь. Поэтому необходимо установить единый для всей России норматив базового оклада — 4 МРОТ. Вот тогда в отрасль, наконец, придут кадры. Для этого и реализации других важнейших мер потребуется увеличить финансирование отрасли из бюджета с 3,5% до 6% ВВП».