Гузель Улумбекова: «Мой пациент – вся система здравоохранения»

17 Июня 2020

В 2018 году в послании президента Владимира Путина Федеральному Собранию была поставлена общенациональная цель -  увеличить продолжительность жизни населения с нынешних 73 до 78 лет к 2024 году. Известно, что продолжительность жизни зависит от состояния здоровья населения, а также от того, насколько эффективно функционирует система здравоохранения. В 2020 году мир охватила пандемия. В России, как и во многих других странах, проявились как сильные, так и слабые стороны системы здравоохранения. Какие уроки преподнес коронавирус ? И как сделать так, чтобы система здравоохранения работала эффективно, а цель, поставленная президентом была выполнена? Объясняет Гузель Эрнстовна Улумбекова.

- В статье, опубликованной в 2018 году, Вы подробно описали существующие проблемы в системе здравоохранения и предложили пути достижения общенациональной цели, поставленной президентом: увеличение продолжительности жизни населения с 73 до 78 лет к 2024 году. Сейчас 2020 год. Изменилось ли что-то за эти два года как в самой системе здравоохранения, так и в группе факторов, влияющих на состояние здоровья населения России, о которой вы упоминали?

- Предлагаю начать с главного - указа президента. Важно то, что президент поставил цели по улучшению здоровья населения России. Две из них - перед здравоохранением и социальной сферой, а еще одна - перед экономикой, которая сегодня должна развиваться ускоренными темпами. Отмечу, что по научным расчетам в нашей стране от благосостояния граждан, которое определяется уровнем развития экономики, здоровье зависит примерно на 40%, от уровня финансирования здравоохранения - на 30% и на столько же - от образа жизни.

С 1990 по 2018 год, к сожалению, рост российский экономики составил лишь 1,2 раза в ценах 2019 года, и в последние годы ее развитие стагнирует. Тогда как мировая экономика по отношению к 1990 году выросла в 2,2 раза и продолжает расти. Ожидаемая продолжительность жизни - ключевая характеристика здоровья населения - в нашей стране почти на 5 лет ниже, чем в «новых» странах Евросоюза, которые близки к нашей стране по уровню экономического развития (то есть ВВП на душу населения), соответственно 72,9 и 77,7 года. Перечислю эти страны - Венгрия, Литва, Латвия, Польша, Словакия, Словения, Чехия и Эстония. Поэтому задачи названного указа, безусловно, актуальны для России, и во многом их решение ложится на плечи российской науки. Сегодня медицинское научное сообщество должно помочь правительству принять правильные, обоснованные решения в здравоохранении.

Также важно упомянуть два национальных проекта - «Демография» и «Здравоохранение». В рамках национального проекта «Демография» сформирована программа, направленная на улучшение образа жизни населения, что предполагает создание благоприятных условий и массовую пропаганду этого направления. Национальный проект «Здравоохранение» играет еще более важную роль. Он предполагают увеличение уровня финансирования системы здравоохранения, что всегда приветствуется медицинским сообществом. Часть средств совершенно справедливо направлена на обновление материально-технической базы отрасли. Помимо этого, существенно расширена сфера оказания медицинской помощи для онкологических пациентов. Каждый из пунктов, конечно, важен. Но этого недостаточно, чтобы добиться поставленной цели.

Важно и то, что президент к нам прислушался: вышло дополнительное поручение о модернизации первичного звена здравоохранения. Почему это необходимо? Главная проблема российского здравоохранения связана с дефицитом медицинских кадров первичного звена - персонала поликлиник, сельских амбулаторий, центральных районных больниц. Для того чтобы ее решить, необходимо принципиально улучшить положение медицинских работников в отрасли - увеличить заработные платы и создать благоприятные условия для их труда. Министерство здравоохранения должно утвердить специальную программу, а мы - ученые - обосновать ее основные положения.

Пандемия изменила наши планы. Естественно, все ресурсы и силы были направлены на борьбу с эпидемией. Однако для борьбы с коронавирусом резервы были найдены, а правительство отреагировало адекватно. При этом огромную тяжесть бремени взяли на себя врачи, медицинские сестры, рядовые работники здравоохранения. Их беззаветный труд спас здоровье и жизни многим нашим гражданам.

Тем не менее, очень серьезные проблемы, существовавшие в отрасли до эпидемии, остались. Первая и главная проблема -длительное недофинансирование системы здравоохранения. Государственные расходы в нашей стране в доле ВВП составили максимум 3,5% в 2019 году, а в предыдущие годы были еще ниже - 3,2%-3,3% от ВВП. При этом в «новых» странах ЕС, близких нам по уровню экономического развития, финансирование системы здравоохранения в доле ВВП в 1,5 раза больше. А если рассчитать на душу населения в сопоставимых деньгах, то в 1,7 раза выше.

Вторая проблема - нетерпимое отношение к медицинским работникам. Общество и представители власти не ценят их труд. Это подтверждает унизительно низкая зарплата. В 2012 году президент подписал указ об увеличении оплаты труда медицинских работников. Согласно указу врачи, преподаватели вузов и учёные должны получать как минимум 200% от средней зарплаты в регионе. Но если мы посмотрим на базовые оклады врачей в регионах, исключив Москву и оплату труда администраторов, то они составляют максимум 20-30 тысяч рублей. Это приводит к оттоку кадров из отрасли. При этом пациентов-то не стало меньше, и оставшимся врачам приходится работать в условиях высокой нагрузки.

Кроме того, в разных регионах страны зарплаты отличаются, поэтому в некоторых из них дефицит специалистов выражен сильнее, так как многие переезжают в Москву и другие крупные регионы, где зарплата выше. Еще одна причина оттока кадров из отрасли связана с тем, что в результате рыночных реформ врачи стали оказывать не медицинскую помощь и спасать здоровье и жизни пациентов, а предоставлять банальную услугу. Обществу важно понимать, что оказание медицинской помощи - это служение. А оказание так называемых пациентоориентированных услуг искажает смысл нашей профессии.

Третья проблема российского здравоохранения - неэффективная модель финансирования здравоохранения. В существующей системе обязательного медицинского страхования (ОМС) есть масса лишних звеньев, которые отрицательно влияют на финансирование медицинских организаций и разрушают систему маршрутизации пациентов. Например, бюджет небольшой больницы в сельской местности в ОМС складывается из числа пришедших пациентов и тарифа. При этом если тарифы низкие и пациентов мало, бюджета не хватает, поэтому такая больница вынуждена сокращаться. Примерно также произошло со службой «скорой помощи», с инфекционной службой и медициной в малых городах. В правильно выстроенной системе базовые расходы медицинской организации должны быть обеспечены всегда.

Существует также ряд других проблем: недостаточное финансирование медицинского образования и науки, что напрямую приводит к ухудшению качества медицинского образования и подготовки кадров. Если мы поднимем планку качества медицинского образования и престижа медицинской науки - система заживет! Но для этого нужны адекватные средства.

Все перечисленные проблемы, так или иначе, связаны с неэффективной моделью управления. Это принятие непродуманных, научно необоснованных решений и отсутствие вертикали управления. Как, например, можно было допустить проведение пагубной для отрасли «оптимизации» (когда активно сокращались медицинские кадры и стационарные койки), принять ущербный закон «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», в котором не отражены положения об минимальных объемах финансирования здравоохранения и медицинской науки? Более того, сегодня министерство здравоохранения практически не имеет власти над региональными министрами, а все приказы носят рекомендательный характер.

- Вы назвали ряд серьезных проблем. Как их можно решить?

- В первую очередь, необходимо создать централизованную вертикаль управления: все региональные министры должны подчиняться федеральному министерству здравоохранения.

Служба санитарно-эпидемиологического надзора также должна быть в структуре министерства. Так было в советское время и примеры зарубежных стран доказывают, что только так можно эффективно бороться с эпидемиологическими вызовами.

Необходимо поэтапно за 3 года увеличить государственное финансирование системы здравоохранения до 6% ВВП, или до 6,5 триллионов рублей в ценах 2019 года. Для этого ежегодно, начиная с 2020 года, необходимо увеличивать финансирование на 1 триллион рублей.

На что должны пойти эти деньги? Во-первых, на увеличение оплаты труда медицинских работников. Во-вторых, на создание системы всеобщего лекарственного обеспечения. И, в-третьих, на создание специальных программ по борьбе с эпидемиями и другими угрозами.

Система ОМС показала свою неэффективность, поэтому финансирование здравоохранения должно стать бюджетным.

И, конечно, необходимо установить единые на федеральном уровне базовые оклады медицинских работников по их основным квалификационным группам, чтобы не вынуждать врачей и медицинских сестер ездить на заработки в другие регионы. Эта мера также позволит сократить существующий дефицит кадров.

Кроме того, мы должны защитить наших медицинских работников. Не должно быть таких ситуаций, когда их преследуют или обвиняют за то, что они жалуются на свои проблемы, например, о нехватке средств индивидуальной защиты. Наоборот, нужно создать «горячую линию», чтобы они могли рассказать о них, а руководство должно найти пути решения.

Еще один важнейший вопрос связан с выгоранием врачей. И до эпидемии этот показатель в нашей стране достигал 60%, а сейчас, думаю, еще выше. Только представьте: специфического лечения новой коронавирусной инфекции нет, много тяжелых пациентов, постоянный страх заразиться самому, заразить своих коллег, пациентов и близких. А выгорание приводит к низкой производительности труда и даже уходу из профессии. Мы просто обязаны защитить наших медработников. Например, Национальная академия наук США обратилась к Конгрессу США с призывом решить эту проблему для американских медиков.

Необходимо также создать систему бесплатного лекарственного обеспечения в амбулаторных условиях. Сегодня в РФ доступ к бесплатным лекарствам по рецепту врача есть лишь у категорий граждан, которые имеют определенные льготы или страдает определенными типами заболеваниями - это всего около 8 млн. граждан. При этом в странах Европы доступ к лекарствам по рецепту есть у всех категорий граждан.

У каждого врача свои пациенты: у педиатра - дети, у кардиолога - люди, страдающие заболеваниями сердечно-сосудистой системы. Мой пациент - эта вся система здравоохранения. И я от всей души буду стараться, чтобы мой пациент стал стабильным и поправлялся.

- Каким странам удалось стабилизировать ситуацию во время глобального распространения коронавирусной инфекции?

- В Европе высокую эффективность показала Норвегия. Норвежское правительство опубликовало документ, в котором они описали все свои действия. Уже в январе 2020 года они разработали и приняли единую для страны Стратегию сдерживания распространения вируса. Было проведено массовое тестирование, введены ограничительные меры, проводилось отслеживание контактов. Благодаря своевременным и скоординированным мерам в Норвегии наблюдается один из самых низких показателей заболеваемости в Европе.

И, конечно, самые лучшие результаты показали страны Восточной Азии. Например, в Ухане были приняты жесточайшие меры, которые, возможно, неприменимы для многих стран той же Европы. Были закрыты все предприятия, школы, государственные организации, приостановлено движение транспорта. Город был полностью закрыт, применялся жесткий карантин для всех контактов! Им за несколько недель удалось снизить число передачи вируса от одного человека другим (Rt) ниже единицы. Но самое удивительное в том, что в Ухане за 10 дней было проведено почти 10 миллионов тестов ПЦР. Благодаря этому представители здравоохранения выявили всего 300 бессимптомных носителей. Кстати, те, кто с ними контактировали не заразились. Обращаю внимание, что они строго соблюдают масочный режим, а наши граждане не всегда следуют этой важной рекомендации по ограничению передачи вируса.

Отличную работу провели Южная Корея и Тайвань, где практически нет новых случаев заболевания. Правда, сегодня в Южной Корее появились спорадические случаи заражения, связанные с сезонными рабочими и открытием ночных клубов. В этих странах также проводилось массовое тестирование и усиленные мероприятия по выявлению их контактов с последующей их карантинизацией.

Примечательно и то, что в Южной Корее министр здравоохранения два раза в день участвовал в брифингах со СМИ, а на Тайване - ежедневно. Министры рассказывали об актуальной информации и предпринятых мерах. В результате население успокоилось, а люди четко понимали, что нужно делать, как себя вести.

Все эти примеры характеризуют централизованную систему здравоохранения, которой нам так не хватает. 


Новости
09 Июля 2020

Как мутирует вирус COVID-19? Как долго продлится иммунитет в случае вакцинации? И что нужно делать, чтобы не допустить распространения инфекции после снятия ограничений?