Министры отпущения. Почему увольняют руководителей минздравов и как Попов еще на плаву

30 июля 2020
Позиции выходца из Красноярска пока остаются прочными, невзирая на проблемы в алтайском здравоохранении.

За те несколько месяцев, что в России бушует коронавирус, в отставку ушли министры здравоохранения почти в 20 регионах, в том числе и в Сибири. Причины в большинстве случаев одинаковые: неумение справиться с взрывным ростом заболеваемости, а также правильно организовать работу медучреждений. Добавила масла в огонь и неразбериха с выплатами медикам. Amic.ru проанализировал, как обстоят дела в алтайской медицине и насколько высока вероятность отставки министра Дмитрия Попова (спойлер: чуть выше, чем шансы российских футболистов выиграть Евро в 2021 году).

Увольняются "пачками"

Еще весной (в марте-апреле) покинули свои должности 10 медруководителей в российских регионах. Так, в отставку подали министры здравоохранения Ульяновской, Самарской, Омской, Астраханской, Тверской, Амурской и Саратовской областей, Забайкальского и Ставропольского краев. А в некоторых субъектах министров успели поменять дважды. Например, в Республике Коми: первый раз после вспышки коронавируса, второй и вовсе – без объяснения причин. На прошлой неделе подал заявление об отставке министр здравоохранения Хакасии Владимир Костюш.

В СМИ появилась информация, что медики в республике не получают положенных выплат за работу с заразившимися коронавирусом. Глава СК РФ Александр Бастрыкин поручил разобраться с ситуацией. Региональная прокуратура посчитала, что республиканский Минздрав не принял всех мер для своевременных выплат.

На официальном уровне большинство отставок в минздравах, правда, не связывали напрямую с коронавирусом. При этом почти везде уходу руководителей предшествовала критика министров со стороны губернаторов. Так, еще в апреле глава Омской области Александр Бурков подверг обструкции министра здравоохранения региона Дмитрия Вьюшкова за некачественную подготовку мероприятий по борьбе с коронавирусом: "У нас будет новый министр здравоохранения. Тот, который будет принимать оперативные решения, чтобы мы могли остановить распространение эпидемии на территории региона".

"Управление деградирует"

Отставки министров показали механизм перекладывания ответственности, свойственный чиновникам, считает заместитель директора Центрального НИИ организации и информатизации здравоохранения Минздрава Фарит Кадыров. "Сейчас не тот период, когда нужно заниматься шашкорубительством. Сомнительно, что те, кто придет на место уволенных министров, будут компетентнее", – цитирует эксперта "Медвестник".

Кадыров связывает большинство промахов в борьбе с COVID-19 с системными проблемами.

А вот по мнению первого проректора Высшей школы организации и управления здравоохранением Николая Прохоренко, чиновникам не хватает квалификации для принятия эффективных решений: "Управление здравоохранением деградирует. Мы следим за врачами – они постоянно проходят обучение и отвечают за корректность своей работы. Главные врачи также несут ответственность перед министерством и обществом. Но сотрудники территориальных ФОМС, управлений Росздравнадзора, региональных минздравов не проходят обучение, нет понятных критериев для оценки их деятельности".

Увольняя министра здравоохранения, губернатор как бы говорит: "Я слежу за ситуацией", полагает Прохоренко. "Это своеобразная тасовка кадров, порой отставка спасает министра от уголовного дела. Но чаще всего эти решения создают видимость деятельности", – резюмирует эксперт.

От петиции до Диагностического центра
В Алтайском крае, где с медициной не все в порядке (это признает даже губернатор), позиции главы Минздрава Дмитрия Попова выглядят, как ни странно, достаточно прочными.

С конца марта, когда в регионе был выявлен первый житель, инфицированный COVID-19, событий вокруг Минздрава, в том числе и со скандальным оттенком, хватало. Чего только стоит петиция на change.org за отставку Попова. На данный момент ее подписали почти 3900 человек. Сам министр выразил сомнение, что такое количество жителей Алтайского края желают его ухода с должности.

"Конечно, везде есть свои особенности, и министерство должно наводить порядок. Но некая петиция размещена на анонимном ресурсе, база и серверы которого находятся в Соединенных Штатах. Это не первый случай, и на интернет-ресурсах очень легко найти, как происходит "накрутка" на сайте change.org. Стоимость одного голоса – пять рублей. Расценки вывешены, можно ознакомиться. В зависимости от того, сколько надо "накрутить", опубликован прайс", – отметил министр.

Критики Дмитрия Попова обвиняют министра в череде громких скандалов последних лет, а также в том, как ведомство справляется с коронавирусом.

Это и неразбериха с выплатами врачам, которые работают с коронавирусными пациентами. И негибкий подход к плановой медицине, которая фактически остановлена с конца марта. Многочисленные жалобы в соцсетях наглядно показывают, что приостановка лечения в отдельных случаях приводит к серьезному ухудшению здоровья. И казалось бы, благая цель – не допустить заражения в медучреждениях – все равно выполнена не была. Почти каждую неделю становилось известно о новой вспышке ковида. Причем он проник даже туда, где находятся наиболее проблемные пациенты – онкодиспансер.

Главные претензии, которые звучали в адрес Минздрава в первые недели после того, как коронавирус добрался до Алтайского края – нехватка средств индивидуальной защиты для медиков. Решить ее удалось далеко не сразу, и до сих пор с мест периодически поступают тревожные сигналы.

Удивительно другое: в разгар эпидемии, когда все усилия должны быть направлены на борьбу с ковидом, Минздрав решил продолжить реформирование отрасли, породив очередной скандал. Решение оптимизировать детскую ортопедию в Барнауле вызвало бурю недовольства со стороны родителей, самих врачей и общественников. Отыгрывать назад ведомство Дмитрия Попова тем не менее не стало.

В июне внимание СМИ было приковано к Диагностическому центру Алтайского края, персонал которого рассказал о том, что два месяца подряд сотрудники получают МРОТ, хотя работали с полной нагрузкой. Изначально министерство не усмотрело здесь нарушений, но после повторной проверки все-таки признало огрехи, спрятанные за бюрократической формулировкой "некорректные начисления".

Еще одна болезненная тема – лекарства для льготников. Перебои наблюдаются периодически, и отнюдь не пандемия тому виной. Такие случаи происходили и в прошлом году. Достаточно вспомнить огромные очереди за инсулином.

Конечно, не за все вышеперечисленные проблемы несет персональную ответственность Попов. Однако умение выстраивать работу, в том числе системную, находить правильные кадровые решения, а также вовремя признавать свои ошибки – важнейшее качество для любого чиновника. Так считает кандидат экономических наук, доцент кафедры экономики и госуправления БГУЭП Елена Метелева.

В русле прежнего руководства

Минздрав Алтайского края – одно из наиболее критикуемых ведомств в регионе. Зачастую негативные оценки вызваны политикой, которую проводит подконтрольное Дмитрию Попову министерство. Речь идет об оптимизации медучреждений, причем не только в глубинке, но и в крупных городах, возрастающей нагрузке на медиков, не самой высокой зарплате в отрасли.

В настоящее время в крае, где проживает около 2,3 млн человек, работают примерно 8200 врачей. Получается, что на одного медика приходится 280 жителей. На сегодня региону, по различным оценкам, не хватает от четырех до шести тысяч медиков. В связи с дефицитом кадров в качестве совместителей задействованы более 70% врачей.

Такой ситуация выглядела еще до пандемии. Коронавирус же не только обострил старые болячки, но и выявил новые.

Критические замечания в адрес управленцев от алтайской медицины звучали и ранее, в бытность министром здравоохранения Ирины Долговой. С приходом на должность Дмитрия Попова недовольство только усилилось. Не последнюю роль в этом сыграли не только решения нового руководителя, но и некоторые эпизоды его биографии.

Неожиданное повышение

Дмитрий Попов возглавил региональный Минздрав в октябре 2018 года. До этого он работал в должности замминистра здравоохранения в Красноярском крае. Нужно отметить, что переезд на Алтай у Попова не был безоблачным.

Слухи о его назначении стали распространяться одновременно с информацией о вероятной отставке чиновника. Всему виной – скандал вокруг дефицита лекарств в Красноярском крае. В сентябре 2018 года были обнародованы факты о ситуации с обеспечением льготников лекарствами.

По словам депутата Александра Глискова, люди неделями не могли получить в аптеках препараты. Такая ситуация сложилась из-за просчетов в планировании закупок, которыми занималось Министерство здравоохранения Красноярского края. Ответственным за закупки препаратов был на тот момент заместитель министра Дмитрий Попов.

Согласно материалам проверки прокуратуры и Счетной палаты, дефицит возник уже во втором квартале 2018 года, из-за чего пришлось выделять 200 млн рублей на исправление ситуации. Глисков предположил, что речь идет о некомпетентности чиновников. Кроме того, депутат настаивал на отставке Попова, так как бюджету Красноярского края был нанесен существенный ущерб.

Отставка действительно произошла, но по собственному желанию. Политологи назвали назначение Попова главой алтайского Минздрава спорным шагом. Главный аргумент – нет гарантий, что министр не допустит подобных просчетов в новом для себя регионе.

Доковидные "реформы"

Как проявил себя Дмитрий Попов на новой должности и поменялась ли политика Минздрава? Почти весь прошлый год прошел под знаком оптимизации медучреждений. Причем реорганизация затронула не только сельскую местность, но и города.

Вот несколько характерных примеров. В феврале 2020 года глава Минздрава объявил, что здравоохранение в Бийске будет "укрупняться". Вместо трех больниц появится одна. Решение связано с дефицитом врачей, которые активно увольняются в наукограде.

До этого, осенью, встал вопрос о закрытии местного роддома. Врачам и акушерам предложили новую работу, а здание частично перепрофилировали. Сами бийчане, как можно догадаться, оказались не в восторге от принятого решения.

Еще один роддом в 2019 году был закрыт в Новоалтайске. Официальная причина – из-за снижения рождаемости. Жители города вышли на митинг и заявили, что многим теперь придется ехать рожать в Барнаул за 20 км, вместо того чтобы сделать это в Новоалтайске, роддом которого обслуживал ко всему прочему и несколько соседних районов.

Напомним, что в 2019 году были также закрыты родительные отделения в Усть-Пристани, Усть-Калманке, Панкрушихе и Малиновом Озере.

Кроме того, краевой Минздрав без какого-либо обсуждения с экспертами и местным населением решил закрыть Рубцовский тубдиспансер – единственное в городе специализированное учреждение. При этом всех больных перевели в Лебяженскую туббольницу, которая находится от Рубцовска в 50 км. Помимо того, что зараженным пришлось бы добираться до места общественным транспортом, у больницы отсутствовала необходимая лицензия на работу. Рубцовчане выходили на митинг, обращались к губернатору. Компромисс отчасти удалось найти, однако Минздрав вновь проявил себя не с лучшей стороны. Отличительные черты министерства – кулуарный характер принимаемых решений и слабая коммуникация со СМИ – вновь дали о себе знать.

Нельзя назвать продуманными шагами и перманентный конфликт с родителями детей, больных диабетом. Неформальный лидер последних Вадим Жигульский периодически упрекает Минздрав в слишком казенном отношении к проблеме. Последняя история, которая у всех на слуху – когда вместо импортных препаратов в аптеке стали предлагать отечественные аналоги, еще не прошедшие толком апробацию.

Есть вопросы и к кадровой политике, проводимой министерством. Один из показательных примеров – назначение главврачом Диагностического центра Оксаны Лексенковой, перебравшейся на Алтай из Красноярска. Не добавило ей авторитета и недавнее противостояние с коллективом по поводу урезанных за весенние месяцы зарплат.

Другой пример – бывший замминистра Елена Кравец. В 2019 году против нее возбудили уголовное дело. И хотя работала она в Минздраве региона еще до прихода Попова, негативный фон от вскрывшихся фактов коррупции перекинулся в целом на ведомство.

Отметим, что нарекания у жителей края возникают и к новому формату вызова экипажей скорой помощи в Алтайском крае. Суть реформы – появление единой диспетчерской службы, которая распределяет поступающие вызовы. Как показала практика, далеко не всегда это эффективно работает. Правда, расплачиваться за управленческие ошибки приходится человеческими жизнями.

Прислушайтесь к населению!

Политика оптимизации, равно как и дефицит кадров в медицине, свойственны для большинства российских регионов. Из-за того, что зарплаты на Алтае самые низкие в Сибири (в среднем – менее 30 тысяч рублей), возникают объективные трудности с привлечением молодых специалистов и удержанием опытных.

Несмотря на реформирование системы здравоохранения, о котором говорят чиновники, результаты, а самое главное – мнение населения о том, что происходит в алтайской медицине, идут вразрез с оценками профильного министерства. "Не всегда ситуации столь травматичны, как о них пишут в СМИ или в соцсетях", – в противовес считают в ведомстве Дмитрия Попова.

Кстати, не в восторге от происходящего и губернатор Виктор Томенко. "Работа ведется большая, но этих усилий недостаточно", – заявил глава региона, комментируя работу в сфере здравоохранения за 2019 год. Среди болевых точек, которые перечислил губернатор, – реорганизация учреждений здравоохранения и периодические сложности с обеспечением лекарствами. Также Томенко признал, что план по обеспечению медицинскими кадрами сегодня выполнить невозможно: "Нам многое предстоит сделать. Пока что достойных результатов мы, к сожалению, не достигли".

С тем курсом, что реализует алтайский Минздрав, жителям остается только надеяться на лучшее. Из отрасли все активнее уходят профессионалы, снижается общий уровень подготовки молодых специалистов, закрываются больницы и роддома, растет нагрузка на оставшийся медперсонал, плюс низкие зарплаты. Одномоментного выхода из кризиса не произойдет, но если не предпринимать никаких шагов, гнуть и дальше свою линию, не корректировать политику и не прислушиваться к населению – последствия могут быть самыми печальными.

Главное здесь – не только и не столько отставка нынешнего министра, сколько переход к другому пути развития алтайской медицины. И в таком случае не так важно, кто именно ее станет возглавлять, если работа отрасли будет устраивать большинство жителей края.

Источник: amic.ru