Не расстраивай президента, доживи до 78 лет

23 апреля 2021

Касаясь в ходе оглашения своего Послания Федеральному собранию темы продолжительности жизни россиян, президент РФ Владимир Путин отметил — текущая статистика демонстрирует удручающие цифры. Это, по его словам, произошло потому, что именно в тот момент, когда наложились друг на друга последствия демографических ударов 40-х и 90-х годов прошлого века, страна столкнулась с эпидемией коронавируса.

«Но стратегических целей на этом важнейшем направлении отменять не будем», — подчеркнул гарант Конституции, уточнив, что заключаются они в выходе на устойчивый рост численности населения с тем расчетом, чтобы в 2030 году средняя продолжительность жизни граждан России составляла 78 лет.

Сейчас согласным официальным данным государственной статистики, наша страна занимает 109 место в мире (из 191) по этому показателю. В одной когорте с нами находятся Бангладеш, Сент-Винсент, Гренада, Сирия и Украина. А такие страны как Мексика, Бразилия, Уругвай, Парагвай, Эквадор, Венесуэла, Алжир и Тунис, не говоря уже о Японии, Канаде, Швеции, Греции и Чили, нас по средней продолжительности жизни опережают.

Росстат предполагает, что по итогам 2020 года средняя продолжительность жизни наших женщин составит 78,2 года, а мужчин — 68,3 года, что в среднем даст значение в 73,2 года. При том, что в 2018 году эти показатели составляли, соответственно, 77,8 года у женщин, 67,7 года у мужчин, и 72,9 года в среднем.

Интересно, а вообще реально хоть какими-то методами и средствами добиться увеличения средней продолжительности наших граждан до 78 лет к 2030 году при том, что даже «высокий» вариант прогноза Росстата ограничивается более скромным потолком в 76 лет?

— Цель президентом поставлена, конечно, замечательная, — говорит руководитель Высшей школы организации и управления здравоохранением (ВШОУЗ), доктор медицинских наук Гузель Улумбекова. — Но давайте для начала уточним, что ожидаемая продолжительность жизни — это ключевая характеристика здоровья населения страны. Этот показатель рассчитывается на основании повозрастных коэффициентов смертности, и в нашей стране зависит от трех основных факторов — доходов населения, потребления алкоголя на душу населения и доступности бесплатной медицинской помощи.

«СП»: — Неужто в России все эти три кита долгожительства настолько хорошо себя чувствуют, что способны вывезти на себе прирост продолжительности жизни аж в пять лет к 2030 году?

— Доходы населения, к сожалению, падают. Потребление алкоголя хоть и снизилось, но по-прежнему один из самых высоких в мире. Поэтому роль доступности медицинской помощи напрямую приобретает самое важное значение. Но она зависит от уровня государственного финансирования системы здравоохранения, и это наша главная боль.

«СП»: — Так у нас же есть целый нацпроект в этой сфере, а также объявлена программа модернизации первичного звена здравоохранения. И в их рамках что-то вроде бы даже делается.

— Да, делается. Но все это направлено в первую очередь на обновление инфраструктуры здравоохранения. Строятся фельдшерско-акушерские пункты, закупается оборудование, ремонтируются поликлиники. Это все, конечно, хорошо, но недостаточно. Потому что главный фактор доступности медицинской помощи — наличие врачей, медсестер и фельдшеров. А с этим у нас большие проблемы.

В первичном звене у нас сейчас полуторакратный дефицит врачей, а фельдшеров — двукратный. То есть в строящихся ФАП банально некому будет работать. Кроме того, важно заботиться и о повышении квалификации имеющегося персонала, а о каком серьезном подходе к этому вопросу можно говорить, если у нас профессорско-преподавательский состав получает зарплату ниже, чем практикующие врачи?

«СП»: — Понятно, надо работать над этим. А что еще нам нужно, чтобы россияне в среднем без проблем доживали минимум до 78 лет?

— Самое главное — увеличить численность врачей и всего медперсонала. А для этого им надо положить хорошие оклады, причем одинаковые вне зависимости от региона. Мы недавно на парламентских слушаниях в Госдуме выяснили, что только базовый, безо всяких надбавок и переработок, оклад врача должен составлять минимум 4 МРОТ, медсестры — минимум 2 МРОТ. А преподаватели и профессора должны только базово получать минимум от 4 до 8 МРОТ в зависимости от должности.

Второе — нужно обеспечивать все население бесплатными лекарствами. У нас пока это худо-бедно работает только для льготников. А вот за рубежом бесплатно получают лекарства все, кому врач рецепт выписал. Так что нам крайне необходима система всеобщего лекарственного обеспечения в амбулаторных условиях.

В-третьих, надо развивать курорты и реабилитационные центры. У нас же количество больных только растет, а эпидемия еще не закончилась. Плюс надо учитывать, что поток пациентов будет только расти. Это страдающие хроническими заболеваниями люди, помощь которым в прошлом году притормозилась, и пациенты с постковидными осложнениями.

На все это нужны деньги. И они есть, в том числе и в Фонде национального благосостояния. Подобные «заначки», я считаю, обязательно должны работать во благо людей. Системе здравоохранения нужно дополнительно 500−600 миллиардов рублей каждый год, чтобы к 2024 году выйти на бюджет в 7 триллионов рублей, что составит как раз 5% ВВП. А с 2024 по 2030 годы вновь придется увеличивать финансирование отрасли, до 7% ВВП.

Вот при таких условиях — щедром финансировании и эффективном расходовании средств — я вам гарантирую, что и уровень ожидаемой продолжительность жизни в 78 лет вполне достижим.

«СП»: — Как вы полагаете, после призыва президента к увеличению средней продолжительности жизни у нас ситуация к лучшему изменится?

— У меня складывается ощущение, что то, о чем говорит президент, нашим чиновникам в одно ухо влетает, а в другое вылетает. О том, что я сейчас рассказала выше, я говорила правительству уже много раз. Писала письма Татьяне Голиковой, Вячеславу Володину, Валентине Матвиенко, другим членам Совфеда и депутатам Госдумы, но все равно по итогу был принят бюджет с секвестированием расходов на здравоохранение.

Зато сейчас чиновники как будто впервые узнали — ой, у нас демографический кризис, ой, у нас падает рождаемость, ой, у нас растет смертность. Как будто до этого никто не видел, не знал и не понимал, что женщины не рожают из-за того, что семьи бедные, что доплат недостаточно, что детей содержать не на что просто, что у нас банально количество женщин детородного возраста сокращается, что у нас врачей не хватает.

Раньше надо было руками разводить, а теперь уже и в колокола бить поздно, нужно все силы бросать на выполнение национальных целей и нести за это персональную ответственность.