Последствия оптимизации. От чего и как надо спасать российскую медицину

28 июля 2020
Премьер-министр России в отчете перед Госдумой неожиданно раскритиковал прошедшую несколько лет назад оптимизацию здравоохранения. По словам Михаила Мишустина, во время борьбы с коронавирусом выявились направления, которые требуют «дополнительных усилий». Прежде всего это первичное звено, на которое и легла основная нагрузка во время распространения коронавирусной инфекции. До главы правительства оптимизацию здравоохранения не критиковал только ленивый. Разве что создатели этой идеи предпочитали умалчивать о ее последствиях. Эксперты увидели в произошедшем с отечественной медициной иностранный след. Как проходила оптимизация и что нужно теперь делать с первичным звеном здравоохранения, выяснял «ФедералПресс».

Что произошло

Проблемы в отечественной медицине начались с попыток поработать с зарубежными исполнителями и Всемирным банком, вспоминает первый проректор Высшей школы организации и управления здравоохранением Николай Прохоренко. Тогда во главу угла были поставлены экономические параметры – число госпитализаций на душу населения и прочее. По словам специалиста, не были учтены ни КПД системы, ни число заболевших в нашей стране. «Ряд отечественных экспертов поддержал тот экономический подход. Одновременно с этим родилась система реформирования здравоохранения, создание системы ОМС. Оптимизация завершилась в 2011–2012 годах», – отметил Прохоренко.

По словам эксперта, сокращение шло «неумно, без учета доступности». Итогом стало бедственное положение в малых городах и селах, регионах севера России, в Якутии и Зауралье – тех территориях, где низкая плотность населения и транспортная доступность. Закономерный итог – ослабление инфекционной и эпидемиологической служб, реанимации и подобные вещи. К этому стоит добавить не самые лучшие условия труда врачей и скудное финансирование системы здравоохранения.

Президент общероссийской общественной организации «Лига защитников пациентов» Александр Саверский также отметил попытку «копирки Запада» в оптимизации здравоохранения. «Хотели, как в Европе и США. При этом Советский Союз в сфере социальных прав опережал страны Запада лет на сто минимум. И некоторые государства идут сейчас по нашему сценарию эволюционным путем. Если бы мы внесли технологии, сделали процесс эволюционным, стимулировали удовлетворенность пациентов, работали на снижение смертности, было бы иначе. В такой системе «приписками» заниматься нет смысла», – считает Саверский.

Проблемой оптимизации, как и последовавшей за ней модернизации, социальный технолог Роман Алехин называет неправильно поставленные регионам цели. В итоге пошли по легкому пути, и прошлая оптимизация была доведена именно на уровне целей, которые реализовали «самым простым способом – через урезание расходов». «Не было нормальных наемных менеджеров, а главврачи назначались через «коррупционные схемы», которые также заводили на лучшие должности работников не по профессиональному признаку, а по близости и лояльности, под оптимизацию часто попадали профессионалы», – отмечает эксперт.

С фельдшерско-акушерскими пунктами, по мнению Алехина, получилось еще интересней. «ФАПы – это еще и помещения, которые можно выгодно продать или сдать в аренду. Есть подозрение, что закрыли именно те ФАПы, помещения под которыми кому-то были нужны», – предполагает социальный технолог.
В итоге и во время оптимизации, и во время модернизации «на местах начали покупать не то, что нужно для повышения качества лечения», считает Роман Алехин, а то, что либо проще купить, либо за что можно больше «откат» получить. «В результате мы получили большое количество оборудования в подвалах больниц из-за отсутствия знаний у медиков для работы на нем, отсутствие возможностей обслуживания, технической возможности его установки или просто из-за ненадобности», – поясняет эксперт.

Шаги к доступной медицине

Пандемия коронавируса показала, что отношение к медицине нужно менять. Свои предложения главе государства Владимиру Путину уже отправила Лига защитников пациентов. Ее президент Александр Саверский считает, что нужно усилить и сделать более доступным первичное звено здравоохранения. Причем делать это нужно было еще 15 лет назад. Эксперты лиги также предлагают «убрать все лишнее из системы здравоохранения», в том числе страховые компании, и «не допускать, чтобы больные люди покупали лекарства, назначенные врачом, за свои деньги». Для этого, по их словам, нужен закон о лекарственном обеспечении, а не закон об обращении лекарств. Важно предусмотреть и дистанционное лекарственное обеспечение. «Например, людям, которым постоянно нужен инсулин. Надо это делать автоматически и распространять эту практику не только на пандемию, но и на обычную жизнь», – пояснил Саверский.

По словам члена комитета Госдумы по охране здоровья Бориса Менделевича, структурные изменения в рамках пандемии показали, что надо готовиться к вызовам такого плана, требующим пересмотра современной структуры системы здравоохранения, и дополнительно усиливать планирование – на время пандемий и после них. «Мобилизационные больницы в отсутствие эпидемии простаивают и сопровождаются бюджетными затратами. Важно понять, как обеспечить их эффективность в данный период. Отдельная тема – формирование аптечных складов и создание собственного лекарственного производства, в том числе и субстанций», – считает Менделевич.

Пандемия, по мнению депутата, также показала значимость психиатрической помощи. Очевидно, что она тоже нуждается в оптимизации: в обновлении инфраструктуры, введении новых штатных единиц психологов, которые в медучреждениях работали бы как с пациентами, так и с врачами.

Первый проректор Высшей школы организации и управления здравоохранением Николай Прохоренко считает, что надо в первую очередь возродить отечественную статистику. «Существующая статистика не всегда помогает делать серьезные выводы и проводить исследования. Нужны научно-исследовательские работы, которые лягут в основу тех решений, по которым будет строиться программа реформирования. У нас очень мало слушают настоящих организаторов здравоохранения. Считают, что понять организацию здравоохранения может любой человек, который хоть раз болел», – отмечает Прохоренко.

Чтобы рыба не гнила с головы

Социальный технолог Роман Алехин считает, что «пока не будет уделено внимание смене управленцев – от руководителей министерств в регионах до главных врачей – изменений ждать не стоит». По сути нужно помнить, что рыба гниет с головы.

Эксперт констатирует, что в России не уделяется должного внимания повышению качества управленцев в государственной системе здравоохранения. По словам Алехина, сертификационные курсы, которые проходят главные врачи, как и чиновники рангом выше, «больше – про обновление знаний по нормативной базе и про администрирование, но не управление». Администраторам же нужны четкие задачи с уже расписанными действиями, а не цели.

Сейчас, по словам Романа Алехина, надо начать с назначения профессиональных управленцев в регионах, которые и будут запускать новую оптимизацию. «Необходимо использовать проектное управление – от целей региона в здравоохранении и в демографии. Нельзя повторить главной ошибки – просто поставить цифры, к которым надо прийти, и отдать реализацию на места. Пока не будет критическое большинство профессионалов в системе управления, все цели будут реализованы быстро, но только на бумаге. В итоге пострадают и медики, и пациенты», – уверен эксперт.

По мнению Алехина, при наличии профессиональных менеджеров с понятным КПЭ реформа медицины будет реализована правильно и для нее найдутся и внутренние ресурсы, и кадры.

Член комитета Госдумы по охране здоровья Борис Менделевич считает, что все меры будут эффективны только при наличии квалифицированных кадров.

Между тем кадровую проблему, как отметил первый проректор Высшей школы организации и управления здравоохранением Николай Прохоренко, не решить без повышения престижа профессии врача. «Сейчас дефицит из-за того, что есть несоразмерные требования, риск уголовного преследования врачей, что является результатом их профессиональной деятельности и имиджа медработников в обществе. Имидж врача надо восстанавливать, – отмечает ученый. – Молодежь интересуют нагрузка, условия работы, отношение работодателей, основы повышения квалификации. Если конкурентоспособность госучреждений будет не меньше, чем частных, то молодежь развернется в сторону государственных учреждений».

Источник: Федерал Пресс