Сергей Собянин подвел итоги пандемии

08 сентября 2020
Москва прошла ее легче других столиц из-за запаса ИВЛ, бригад ремонтников и денег. Москве удалось пройти «самую тяжелую фазу пандемии» легче других мировых столиц благодаря быстроте реакции властей, ремонтным бригадам, сумевших оперативно перепрофилировать стационары, и проведенной реформе здравоохранения с укрупнением больниц и формированием запасов аппаратов ИВЛ. Об этом заявил столичный мэр Сергей Собянин. Опрошенные “Ъ” эксперты сошлись с градоначальником лишь во мнении, что в борьбе с коронавирусом помогли деньги — на противодействие COVID-19 столица уже потратила 600 млрд руб., или пятую часть своего бюджета. О «промежуточных итогах» пандемии в столице Сергей Собянин рассказал в своем блоге. В статье, озаглавленной «Что это было?», градоначальник напомнил о первом случае заболевания COVID-19 в Москве в марте 2020 года, введенном следом режимами повышенной готовности и самоизоляции граждан, после чего сам задался вопросом «почему все прошло так, и не иначе». Господин Собянин признал, что город не готовился к пандемии, но «был к ней готов» и это не «счастливая случайность». По его словам, Москве по нескольким причинам удалось пройти «самую тяжелую фазу пандемии» легче, чем другим мировым столицам. В их числе «быстрая и адекватная реакция» властей с введением режима самоизоляции для возвращающихся из-за границы граждан (в ситуации, когда в тяжесть заболевания COVID-19 мало кто верил) и «прочный фундамент» хозяйства в Москве. Мэр упомянул заблаговременные массовые закупки аппаратов ИВЛ, «когда в мире за них развернулась война», и «сотни ремонтных бригад», сумевших оперативно перепрофилировать городские стационары для больных коронавирусом. Упомянул Сергей Собянин и московскую реформу здравоохранения с укрупнением поликлиник и больниц. «Нас жестоко критиковали за оптимизацию коек, говорили о разгроме системы здравоохранения… Но смогли бы маломощные и плохо оснащенные поликлиники выполнить задачу своевременной диагностики ковидной пневмонии? Разумеется, нет»,— рассудил мэр. Причиной успеха в борьбе с коронавирусом стало и то, что «у нас элементарно были деньги», в частности, дополнительные доходы городского бюджета от туризма, общепита, торговли и других отраслей, добавил чиновник. «Москва в целом справилась с эпидемией, это верно. Но надо понимать, что Россия в целом прошла где-то посередине по сравнению с другими европейскими странами,— заявила “Ъ” руководитель Высшей школы организации и управления здравоохранением Гузель Улумбекова.— Поскольку Москва была эпицентром эпидемии, особенно в первые месяцы, то в целом это можно экстраполировать на столицу». Директор Института экономики здравоохранения Высшей школы экономики Лариса Попович напомнила, что в мировых столицах ситуация с COVID-19 была разной. «В Нью-Йорке действительно было очень плохо, в Стокгольме ситуация была очаговой. В Лондоне все прошло более-менее нормально, проблемы были в других городах Великобритании. Я не могу сказать, что ситуация в Москве значительно лучше других городов, это видно по статистике»,— рассудила она. Опрошенные “Ъ” эксперты сошлись с градоначальником лишь в оценке того, что Москве в борьбе с COVID-19 помогли деньги. Отметим, накануне столичный вице-мэр по экономике Владимир Ефимов объявил, что на борьбу с коронавирусом было потрачено дополнительно 300 млрд руб. Тогда как всего на эти цели властями было направлено около 600 млрд руб.— это примерно пятая часть расходов московского бюджета 2020 года. При этом на борьбу с коронавирусной инфекцией по всей России, по оценке Минздрава, пошло около 60 млрд руб. «В Москве действительно денег не жалели,— сказала Лариса Попович.— Именно это позволило и койки быстро разворачивать, и закупать необходимое оборудование и лекарства, и врачам доплачивать, и массовое тестирование проводить». При этом она не согласилась, что оптимизация здравоохранения в Москве (проведена при вице-мэре Леониде Печатникове) в принципе имеет отношение к ситуации с пандемией: «Идею создания кустовых объединений можно было бы назвать разумной, если бы людям не приходилось разбивать цепочку оказания медпомощи поездками по разным местам и даже разным концам Москвы. Эти метания из стороны в сторону людей очень сильно раздражали. Поэтому люди справедливо говорили, что реформа не продумана». Гузель Улумбекова назвала оснащение амбулаторных центров томографами и другим современным оборудованием «обязанностью московского здравоохранения». «При этом Москва финансируется в полтора раза выше по программе государственных гарантий, чем любой другой субъект РФ,— пояснила госпожа Улумбекова.— И это не предмет особой гордости, просто у Москвы были возможности. Но если бы в Москве не сокращали койки и врачей, возможно, потребовалось бы меньше ресурсов на открытие новых мощностей». Госпожа Попович согласна, что «концентрация тяжелого оборудования» в стационарах нужна: «Невозможно сделать в каждой поликлинике МРТ-комплекс. Но логистику надо было продумать другую». Гузель Улумбекова призвала не забывать, что Москве в пандемию «очень помогли федералы»: «Было развернуто много федеральных коек, которые должны были бы оказывать плановую медпомощь, причем и для лечения редких болезней. Однако они были направлены на помощь Москве». Сергей Собянин упомянул и одну из самых критикуемых инициатив в Москве во время пандемии — приложение для смартфонов «Социальный мониторинг». Эта программа отслеживала местонахождение пациентов с диагнозом COVID-19, которые лечатся на дому, с помощью сервисов геолокации и периодических требований сделать селфи. Приложение вызвало нарекания пользователей по поводу генерации штрафов на десятки тысяч рублей, которые они обжаловали в судах. Господин Собянин признал, что «Социальный мониторинг» вызвал «наибольшее раздражение» у граждан, но призвал сопоставить «вред и пользу от такого контроля», сравнив приложение с камерами контроля скоростного режима на дорогах, к которым все в итоге привыкли. Примечательно, что господин Собянин в блоге не только напомнил гражданам, что пандемия не закончена, но и не исключил увеличения числа заболевших. Предпосылки для этого, по мнению мэра, создают начавшиеся занятия в школах и вузах и возврат горожан с дач, которые могут привести к локальным вспышкам в школах и офисах с возможным переходом «на удаленку».