Спутник V - просят ускориться

18 ноября 2020
Елена Медовникова: И мы идем далее. Гонка антиковидных вакцин набирает обороты, и Россия лидер по числу предложенных. Сегодня президент дал поручение быстрее наладить массовое производство вакцины от коронавируса и начать прививочную кампанию. И у нас уже началось тестирование третьей вакцины, разработанной в Центре Чумакова. И вот эта вакцина «Вектора» лучше всего подойдет пожилым и людям с хроническими заболеваниями, ее уже тестируют, а готова вакцина будет в феврале. Давайте послушаем, что говорит Татьяна Голикова.

Татьяна Голикова: С момента государственной регистрации «Спутник V» по сегодняшний день в гражданский оборот выпущено 58 тысяч доз вакцины, и мы ждем существенного увеличения объемов поступления в гражданский оборот. Графики, которые сейчас предоставляют производственные площадки, говорят нам о том, что в ноябре планируется выпустить в гражданский оборот 653 тысячи вакцин, в декабре 2,2 миллиона. Сегодня начата третья фаза пострегистрационных исследований вакцины «Вектора», сегодня уже получено разрешение на три площадки, это Москва и Московская область, завтра будут вовлечены площадки Тюмени, Калининграда и Татарстана. И мы ожидаем, что уже небольшие объемы поступят до 10 декабря, для того чтобы прививать население Российской Федерации.

Александр Денисов: Да. И на этом же совещании Владимир Путин попросил ускориться с вакциной, запустить в массовое производство и провести массовую вакцинацию. Задаем вам вопрос: созрели ли вы для прививки? Отвечайте «да» или «нет», через полчаса подведем итоги. И наш первый собеседник – Николай Федорович Прохоренко, кандидат экономических наук, первый проректор Высшей школы организации и управления здравоохранением. Николай Федорович, добрый вечер.

Елена Медовникова: Добрый вечер.

Николай Прохоренко: Здравствуйте.

Александр Денисов: Мы с вами встречаемся либо каждый день, либо через день, поводы всегда есть, и каждый день идет речь про вакцинацию. Вот вчера на форуме БРИКС шла речь, президент сказал, что мы размещаем производство в Китае и в Индии, там будем производить в том числе и для себя, ну вот сегодня попросил ускориться. И министр Мурашко сказал, что вакцинация проходит в штатном режиме. Вот понять бы, что стоит за этим выражением «в штатном режиме», потому что 2 миллиона мало, нас 150 миллионов. Когда нам дожидаться массовой вакцинации?

Николай Прохоренко: Наверное, «штатный режим», речь идет о том, что идет как запланировали. Вообще говорить о вакцине, уже многократно действительно об этом говорили, несколько, наверное, преждевременно. Вакциной считается тот продукт, который прошел третью фазу и показал, соответственно, эффективность применения на большой популяции. То есть если на второй фазе вроде как безопасность была подтверждена, то эффективность при широком применении как раз и оценивается на третьей фазе. Вот ее по ее завершению, после того как будут все представлены отчеты, соответственно, будут даны все ответы на вопросы, которые, вероятно, возникнут у специалистов, тогда можно считать, что у нас произошло рождение вакцины. До этого это продукт, проходящий третью фазу испытания.

Александр Денисов: Когда будет финал, когда будет отчет?

Николай Прохоренко: Я представления не имею, то есть это вопрос к разработчикам и к тем, кто проводит, соответственно, вот эту третью фазу, то есть лучше вот этот вопрос адресовать им.

Елена Медовникова: Николай Федорович, а вот сегодня как раз появилась информация, что и Pfizer, немецко-американская вакцина повысила, даже какой-то термин, оценку эффективности до 95%. Вот как такое может происходить? Вы говорите, еще рано оценку давать. Вообще, что значит «повысить эффективность», если ее только начали производить, применять и тестировать?

Николай Прохоренко: В некоторых условиях допустимы ускоренные некие выводы. Когда, например, лекарственный препарат или вакцина показывает очевиднейший эффект, то по решению регулятора в принципе может быть третья фаза прервана и сделаны какие-то выводы в отношении того, что уже все и так ясно и не стоит терять время, а нужно, собственно говоря, производить эту вакцину и делать ее как можно большему количеству людей. Все, что идет по Pfizer и по остальным зарегистрированным за рубежом вакцинам, мы достоверно знать не можем, только по тем публикациям, которые идут. Но я думаю, что в любом случае те институты общественного здравоохранения и клинической медицины, которые существуют на Западе, осознают ту ответственность, которую берут на себя при том или ином развитии событий. То есть или они регистрируют и понимают, что это действительно принесет пользу, или они тянут дальше и много люди, может быть, заболеет в это время, хотя могли бы быть защищены.

Александр Денисов: Николай Федорович, а сколько нужно провакцинировать, какой процент населения, чтобы остановить беду?

Николай Прохоренко: Я думаю, что этого вам никто не скажет. Потому что если есть некие опасения в отношении того, вообще возможен коллективный иммунитет или нет, то, соответственно, это мы должны говорить не столь о количестве населения привитого, а о кратности, то есть сколько раз ее нужно делать в год, или нужно ее делать, может быть, 2 раза перед вспышками, перед осенней и перед весенней. То есть это ответят эпидемиологи и вирусологи на этот вопрос. И соответственно, вакцина, мы должны знать, насколько длительно сохраняются антитела и что они являются на самом деле нейтрализующими. Вот при всей совокупности этих данных может быть дан некий научно обоснованный ответ, а сейчас у нас одни предположения и разговоры.

Елена Медовникова: Говоря как раз-таки о предположениях, Николай Федорович, уже появилась информация, что есть и смертельные случаи при первой вакцинации, при первой стадии. Вы можете какая-то прокомментировать? Причем это происходит за рубежом, у нас такой информации нет.

Николай Прохоренко: Мы с вами знаем, что человек вообще смертен, и самое главное, что внезапно смертен и что количество причин смертей может быть самое-самое большое. И вероятность того, что кто-то из привитых умер от какой-то другой причины, естественно, тоже существует. На это есть протоколы и регламенты, которые позволяют после этого, а вернее не позволяют, а требуют после таких серьезных вещей открыть, естественно, все данные и посмотреть, был ли человек вообще привит вакциной или плацебо, и создается специальная комиссия, которая оценивает, в какой степени его смерть связана именно с вакцинацией. Это вопрос этики и серьезной деловой репутации клинической, и поэтому клиницисты, входящие в эту комиссию, как правило, стремятся к наибольшей объективности.

Елена Медовникова: Николай Федорович, и, кстати, вопрос о добровольцах. Получается, что, читаем соцсети, некоторые говорят, что не так они защищены как раз в клиниках, которые проводят такую экспериментальную вакцинацию, что не всегда им могут оказать помощь в случае появления каких-то негативных симптомов.

Николай Прохоренко: Это вопрос к организации процесса, это очень серьезный вопрос. Я тоже читал такие, соответственно, сообщения, это все дефекты организации. Потому что человек, конечно же, давая добровольное согласие на участие в испытании, в общем-то, вправе надеяться, что если что-то с ним пойдет не так, то он по крайней мере не останется брошенным. Может быть, это единичные примеры, которые приводятся, может быть, это является правилом... Ну, мы это все услышим и увидим в ближайшее время.

Александр Денисов: Николай Федорович, вы сказали о вакцинации, что, возможно, ее придется делать и не раз в год, а перед каждой вспышкой весенней или осенней. Ну вот сейчас идет эпидемия, вот в этот момент делать прививку с какой осторожностью нужно? Посидеть 2 недели дома, понять, не заразился ли ты? После нее, может быть, тоже дома посидеть? Как в условиях пандемии проводить вакцинацию, с какой осторожностью нужно?

Николай Прохоренко: Это вопрос к вирусологам и клиницистам-инфекционистам, то есть ко мне этот вопрос явно не по адресу. Потому что все рекомендации подобного рода должны быть четко разработаны, они должны утверждены быть в профессиональном сообществе, и только после этого можно было бы начинать, наверное, это испытание. Может быть, эти регламенты и есть и о них много людей не знает, но в любом случае это зона ответственности, профессиональной ответственности клиницистов инфекционного профиля.

Александр Денисов: Ну то есть это момент все-таки серьезный, на этот вопрос тоже нужно отвечать, да?

Николай Прохоренко: Конечно, обязательно.

Елена Медовникова: Николай Федорович, и тогда к вам вопрос по адресу: вы готовы прививаться от COVID?

Николай Прохоренко: Когда появится вакцина, доказавшая свою эффективность, конечно, да. А пока я жду результатов и потом буду принимать конкретное решение.

Александр Денисов: Спасибо, Николай Федорович.

Елена Медовникова: Спасибо.

Александр Денисов: Николай Прохоренко был у нас на связи, кандидат экономических наук, первый проректор Высшей школы организации и управления здравоохранением. 

<..>