Ученые назвали недофинансирование здравоохранения одной из причин сверхсмертности в России

18 сентября 2020
В первые семь месяцев текущего года смертность в России существенно превысила аналогичный показатель 2019-го. Ковид внес в это свою лепту, но оказался здесь не единственным фактором, или, вернее сказать, не всегда был непосредственной причиной. Оказался заметен "вклад" самоизоляции, падения экономического роста, что снова ставит вопрос о том, стоило ли вводить ограничительные меры и если да, то как. Но куда значимее была проблема недофинансирования отрасли здравоохранения. Подробности — в материале Накануне.RU.

Мы уже писали, что в июле в России умерли 181,5 тыс. человек, что на 30 тыс., или на 20%, больше, чем в июле прошлого года. Из них с коронавирусом умерли 10,1 тыс. человек, а основной причиной смерти он стал у 5,9 тыс. человек. Чем вызвана остальная "дополнительная смертность", официальных объяснений не дается. В целом же рост смертности по отношению к прошлогоднему фиксировался три месяца подряд, начиная с мая, а июль в этом плане стал самым "тяжелым".

Высшая школа организации и управления здравоохранением опубликовала доклад "Как выросла смертность в 2020 году в РФ и других странах" (есть в распоряжении Накануне.RU) за авторством доктора медицинских наук Гузели Улумбековой и кандидата экономических наук Аргишти Гинояна, в котором называются причины повышенной смертности в стране.

В исследовании указывается, что за семь месяцев 2020 г., по данным Росстата, в России умерло на 58 тыс. человек (или на 5,4%) больше по сравнению с аналогичным периодом 2019 г. При этом число смертей, ассоциированных с Covid-19 напрямую или произошедших на фоне этой инфекции, составило 36 тыс. человек, или 67% от числа дополнительно умерших.

Если подобная тенденция продолжится, то по итогам 2020 г. дополнительное число смертей в РФ составит более 100 тыс. Следовательно общий коэффициент смертности, который стагнировал три последних года на уровне 12,4 случаев на 1 тыс. населения, возрастет до 13,0. Сейчас в России этот показатель и так выше, чем в "новых" странах Евросоюза (Венгрия, Польша, Чехия и другие близкие к нашей стране по уровню ВВП на душу населения) на 15%, и почти на 30% выше, чем в "старых" странах ЕС.

Как отмечают авторы доклада, увеличение смертности неминуемо приведет к снижению ожидаемой продолжительности жизни (ОПЖ), которая сегодня у нас тоже невысока. По итогам 2019 г. в РФ она составила 73,3 года, что на 4,4 года ниже, чем в "новых" странах ЕС, и на девять лет ниже, чем в "старых" странах ЕС.

При этом в России доля числа смертей, при которых Covid-19 стал непосредственной причиной, от числа дополнительно умерших значительно ниже — 24% (14 тыс. человек), чем в рассматриваемых странах. В США этот показатель составляет 76%, в Великобритании — 84%. Хотя расхождение данных между странами может быть частично связано с различиями в кодировании причин летальных исходов, особенно эти подходы различались на ранних этапах эпидемии.

В расчете на 1 млн населения самое высокое абсолютное число умерших от новой коронавирусной инфекции в Великобритании — 842 случая, затем следует Италия – 565 случая, США — 465 случаев. В РФ же таких случаев многократно меньше — всего 94.

"Превышение смертей от этой причины в Италии, Великобритании и США по сравнению с Россией, скорее всего, связано с тем, что в нашей стране своевременно были приняты меры по закрытию границ и ограничению социальных контактов, а также с тем, что мы успели подготовиться к эпидемии. Ведь ее пик пришел в РФ почти на 1,5 месяца позже, чем в вышеназванные страны. На более высокие показатели смертности у них также могла оказать влияние большая по сравнению с РФ доля граждан старшей возрастной группы. Так, в РФ доля граждан старше 65 лет составляет 15%, в Великобритании — 19%, в Италии — 23%, в США — 16%. В США дополнительным отягощающим фактором, приведшим к росту смертности, стал еще высокий уровень распространенности избыточного веса и ожирения среди населения, что приводит к росту риска тяжелого течения новой коронавирусной инфекции", — отмечают авторы доклада.

Но, как уже говорилось выше, смертность непосредственно от коронавируса в России дала чуть менее четверти сверхсмертности. Причинами же дополнительных смертей могли стать, по мнению ученых:
  • снижение доступности помощи по плановым показаниям;
  • почти 4-х месячная социальная изоляция граждан;
  • падение уровня доходов населения — известно, что во втором квартале 2020 г. в России реальный ВВП снизился на 8%, в Великобритании – 21,7%, в США – 9,5%;
  • наконец, в РФ мог вмешаться еще один негативный фактор — недофинансирование здравоохранения.
"В расчете на душу населения в сопоставимых ценах (в долларах по паритету покупательной способности) в 2019 г. госрасходы на здравоохранение в РФ составили 1010 $ ППС, что в 1,8 раз ниже, чем в "новых" странах ЕС, и в 3,8 раза ниже, чем в "старых" странах ЕС. В ситуации, когда большая доля имеющиеся финансовых средств была направлена и будет направлена осенью этого года на оказание помощи пациентам с новой коронавирусной инфекцией, на другие виды помощи их останется значительно меньше. Соответственно для наверстывания объемов бесплатной медицинской помощи населению хотя бы на уровне 2019 г., в РФ крайне необходимо увеличение государственного финансирования здравоохранения", — говорится в докладе.

image_big_182632.jpg

Как рассказала Накануне.RU один из авторов доклада Гузель Улумбекова, обездвиженность и невозможность обратиться за плановой и даже полуэкстренной медицинской помощью стали одной из причин дополнительной смертности. Казалось бы, противники введения карантинных ограничений получили дополнительный аргумент в поддержку своей позиции. Но, как объяснила ученый, бездействие могло привести к еще большим потерям.

"Например, в Соединенных Штатах Америки ученые провели исследования, которые показали, что если бы не было социальной изоляции в штате Нью-Йорк, дополнительных смертей было бы на 70% больше. Аналогичные исследования проходили и в других странах. И самая жесткая социальная изоляция была в Ухане. И вот смотрите, какой эффект — в начале марта они ввели самую жесткую социальную изоляцию из всех, которые были в других странах, и уже через две недели репродуктивное число, то есть степень передачи вируса в одиннадцатимиллионном Ухане, опустилось ниже единицы. И уже в июне, когда делали сплошное исследование одиннадцати миллионов уханьцев на ПЦР, выявили всего триста случаев. И то спорадические. Поэтому да, все было сделано правильно", — рассказала она.

По ее словам, сейчас уже доказано, что маски и более мягкие меры изоляции тоже достаточно высокоэффективны, но при условии не такого бурного распространения вируса. А если оно будет бурным, то все мы будем поставлены в такое же положение, как и в начале эпидемии. "Я думаю, что в этот момент встанет вопрос о дальнейшей социальной изоляции. А пока мы обходимся масками и мерами личной и общественной гигиены, которые необходимо соблюдать", — добавила ученый.

В Минздраве РФ не смогли оперативно прокомментировать положения и выводы доклада.

А глава медицинского профсоюза "Действие" Андрей Коновал в беседе с Накануне.RU назвал представленные данные убедительными. "Могу сказать, что исследования Улумбековой всегда отличала особая добросовестность, опора на официальные данные, комплексный подход к рассмотрению проблемы, внимание к деталям", — подчеркнул он.